НУЖНА ЛИ НЕЗАВИСИМОСТЬ ТЕЛЕКОММУНИКАЦИЯМ?

06 декабря, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск № 47, 6 декабря-13 декабря 2002г.
Отправить
Отправить

Публичное обсуждение двух законопроектов «О телекоммуникациях», предложенных народными депутатами В...

Александр Баранов
Александр Баранов
Александр Баранов

Публичное обсуждение двух законопроектов «О телекоммуникациях», предложенных народными депутатами В. Пустовойтенко и Ю. Луценко, имело весьма благоприятное продолжение. Осознавая важность принятия такого закона в самый короткий срок, отбросив амбиции и невзирая на расхождения, авторы законопроектов приняли решение объединить усилия и подготовили единый законопроект. В следующий четверг, 12 декабря, он должен быть вынесен на утверждение парламента в первом чтении. «Круглый стол», посвященный обсуждению этих двух законопроектов, нашел живой отклик в прессе. Появились первые публикации, достаточно интересные и содержательные. Однако вызывает огорчение то, что в стремлении «дожарить» тему журналисты на первый план выносят законотворческие интриги, выяснение отношений (наверное, не без этого), но наверняка не занимают первое место. Главное — зачем нужен новый закон, каким он должен быть, какую модель телекоммуникационного сообщества он должен отражать, какие конкретные механизмы должны быть предложены для реализации этой модели?

Даешь закон о телекоммуникациях!

Проблема создания нового закона о телекоммуникациях — не дань моде (во многих странах в последнее время появились подобные законы), а требование времени. Прямым свидетельством тому является внимание, уделяемое проблемам телекоммуникаций на уровне Президента, Верховной Рады, РНБО, КМУ. Какие же факторы вызывают необходимость принятия закона «О телекоммуникациях»?

Темпы развития телекоммуникаций в Украине до настоящего времени были достаточно высокими, и в целом до сих пор соответствовали тенденциям общественного и экономического развития страны. Появление за последние десять лет большого количества инвестиций с достаточно внушительной общей суммой явилось следствием зияющей пустоты на рынке предложений телекоммуникационных услуг в начале и середине 90-х годов прошлого века. Ситуация осложнилась в последние четыре-пять лет, когда операторы связи столкнулись с тем, что номенклатура неосвоенных услуг исчерпывается; потолок платежеспособности граждан Украины за телекоммуникационные услуги практически достигнут; время малобюджетных проектов проходит; доминирующий оператор осознал, что теряет часть рынка. На повестку дня стали выходить проблемы качества, удобства, комплексности и стоимости телекоммуникационных услуг. Возникает необходимость строительства соответствующих технологических инфраструктур в разных регионах страны. Развитие замедлилось, рынок телекоммуникаций находится в тревожном ожидании — для привлечения серьезных инвестиций, просто для реализации деятельности в этой области необходима ясность перспектив, в том числе законодательных. Ситуация угрожает общественному и экономическому развитию страны, пока, быть может, еще не достаточно явно, но уже вполне ощутимо.

Ныне существующий орган государственного управления в отрасли связи (Госкомсвязи) вынужден работать в противоречивых условиях. С одной стороны, на него возложена задача всемерного развития отрасли телекоммуникаций, а это означает, прежде всего, стимулирование развития рынка телекоммуникационных услуг в стране на условиях равноправного положения всех субъектов (на сегодняшний день выдано более тысячи лицензий на осуществление деятельности в области связи). А с другой, Госкомсвязи обязан предпринимать все усилия для развития доминирующего оператора связи ВАТ «Укртелеком», который обеспечивает львиную долю телекоммуникационных услуг в стране. Кроме того, пристальное внимание к деятельности ВАТ «Укртелеком» со стороны Госкомсвязи еще объясняется и проходящими сейчас процессами приватизации (Госкомсвязи управляет государственным пакетом акций ВАТ «Укртелеком»). Госкомсвязи стал заложником ситуации: именно эта двуликость и предопределяет непоследовательность его действий, которую все чаще в последнее время ставят ему в вину.

Появление новых видов телекоммуникационных услуг (Интернет, IP-телефония и другие), стремительно нарастающие проблемы конвергенции телекоммуникационных технологий, необходимость обеспечения равных условий для деятельности субъектов телекоммуникационного рынка в условиях естественной и технологической ограниченности ресурсов (частотного, номерного и т.п.), желание более полно защитить интересы потребителей телекоммуникационных услуг с учетом стремительно возрастающего их разнообразия и сложности также требуют изменения законодательства.

Одна из важнейших задач, которая ставилась и будет всегда ставиться перед отраслью связи, — это обеспечение населения на всей территории страны социально значимыми услугами связи, так называемыми универсальными телекоммуникационными услугами. В условиях монооператора, да еще государственного, решение проблемы виделось достаточно простым: план — деньги — строительство — универсальные услуги. Но ахиллесовой пятой такого алгоритма оказались деньги — на развитие собственных денег не хватало, а бюджетных не давали. Поэтому необходимо выработать законодательный механизм, стимулирующий развитие предоставления универсальных услуг, а не ограничиваться декларативным призывом о «необходимости развития в первую очередь социально значимых услуг связи… », как в ныне действующем законе «О связи». При этом нельзя забывать, что без привлечения инвестиций, иностранных или местных, говорить о серьезных, масштабных проектах по внедрению современных телекоммуникационных технологий не приходится. А инвестор просит одного: достаточно прозрачных, понятных, стабильных правил поведения на рынке, установленных законом, которые бы не требовали дополнительного толкования.

Мы не первое и не единственное государство, озабоченное и развитием телекоммуникаций, и созданием соответствующего законодательства. Поэтому нам должен быть интересен опыт прежде всего тех стран, где успешно решены проблемы перехода от государственной монополии к рынку, где используются эффективные механизмы борьбы с отрицательными проявлениями монополизма. Конечно, речь может идти об опыте европейских стран — Германии, Англии, Польши и других. Но желательно также присмотреться и к моделям телекоммуникационной отрасли в США, Японии, Корее. Необходимо отметить, что в этих странах законодательные системы в телекоммуникационной сфере построены на следующих принципах — устойчивое развитие телекоммуникаций, общедоступность качественных универсальных услуг, защита прав потребителей телекоммуникационных услуг, эффективная конкуренция, равноправность субъектов рынка разных форм собственности, содействие инвестициям. Очевидно, не стоит придумывать велосипед. Названные принципы должны быть положены в основу законопроекта, который, несомненно, должен опираться на существующее украинское законодательное поле, но при этом не фетишизируя принцип его незыблемости. Если требуются изменения в действующих законах, то их необходимо делать.

К наиболее чувствительным, с точки зрения развития телекоммуникаций, законодательным проблемам следует отнести: разграничение полномочий государственного управления и государственного регулирования в сфере телекоммуникаций; обеспечение независимости регуляторного органа; лицензирование; универсальные услуги; тарифы; развитие телекоммуникационных сетей и взаимодействие операторов; стандартизация и сертификация; регулирование использования ограниченных ресурсов.

Разграничение полномочий и независимость

В мире известны три основные модели государственного влияния на сферу телекоммуникаций: функционирует только орган государственного управления, функционирует только орган государственного регулирования, одновременно функционируют органы государственного управления и регулирования. При этом иногда в качестве переходного варианта в рамках первой модели функции регулирования возлагаются на орган государственного управления (это фактически соответствует нынешней ситуации в Украине). В последние годы наибольшее распространение получила третья модель (больше сотни стран). Залогом ее эффективности является правильное распределение полномочий, зон ответственности и влияния государственных органов в сфере телекоммуникаций.

В чем же основное различие между функциями управления и регулирования? Управлять — значит нести ответственность за результаты деятельности объекта управления. Это означает достаточно жесткое следование объекта управления управляющим указаниям и воздействиям, сделанным в любой форме. По сути, управление имеет вертикальную, иерархическую природу отношений. При регулировании природа отношений другая — горизонтальная и плоская. Регулирование предполагает установление рамочных правил поведения в какой-то области отношений, в пределах которых субъекты регулирования вольны делать все, что хотят и как хотят. И только при нарушении этих правил могут наступить санкции. Орган регулирования ответственен не за каждый в отдельности объект регулирования, а за состояние всей сферы регулирования.

На уже упоминавшемся «круглом столе» предлагалось вместо Госкомсвязи создать орган регулирования. Сегодня это делать нецелесообразно. Помимо телекоммуникаций как производственной сферы еще имеются почта, фельдсвязь, спецсвязь, научно-исследовательские институты, учебная инфраструктура, которые пока на сто процентов — государственная собственность. ВАТ «Укртелеком» при любом раскладе приватизации будет иметь часть акций в государственной собственности, которой должен управлять компетентный государственный орган управления. Кроме того, необходимо, чтобы в системе государственной исполнительной власти была структура, которая выполняла бы функцию реализации государственной политики в области связи, подготовки предложений по формированию этой политики в Украине, организовывала использование системы телекоммуникаций в условиях чрезвычайных ситуаций и т.п.

Поэтому на данном этапе эффективное осуществление функций регулирования в телекоммуникациях возможно лишь при условии создания автономного органа регулирования с передачей ему части нынешних функций Госкомсвязи. Особое внимание при этом должно уделяться обеспечению независимости этого органа от субъектов телекоммуникационного рынка, от правительства, от административного влияния. Мировая практика выработала рецепты обеспечения такой независимости. Это механизм совместного (Президентом и парламентом) назначения руководителей органа регулирования на длительный фиксированный срок (5—7 лет). Варианты такого механизма у нас известны. Требуется только детально выписывать в законе процедуру назначения, с тем чтобы не создавать правового вакуума в случае отказа одной из сторон совершать необходимые действия. Кроме того, должен быть реализован принцип служебной неприкосновенности, заключающийся в том, что руководители могут быть освобождены от выполнения своих обязанностей только вследствие нарушения закона, окончания срока полномочий, состояния здоровья.

Независимость также определяется тем, что соответствующие функции могут реализовываться исключительно только органом регулирования, а его решения обязательны для выполнения и могут быть оспорены лишь в судебном порядке. И, конечно, настоящая независимость немыслима без наличия гарантированных механизмов финансирования осуществления функций с достаточным бюджетом. При этом необходимо учитывать, что для этого орган регулирования должен иметь определенный аппарат с соответствующими региональными представительствами. Независимый орган регулирования в сфере телекоммуникаций получил название Национальной комиссии по вопросам регулирования связи (НКРС). Ниже рассмотрим вопросы распределения конкретных полномочий между органом государственного управления и НКРС.

Лицензирование

Это один из важнейших механизмов регулирования рынка. Принципиально в телекоммуникациях можно лицензировать осуществление определенных видов деятельности и использование естественно или технологически ограниченных ресурсов (частотный, номерной и другие). Страны с развитым телекоммуникационным рынком практически перешли к лицензированию именно ограниченных ресурсов. У нас же необходимо на некоторое время сохранить лицензирование определенных видов деятельности. Телекоммуникации предназначены для удовлетворения общественно необходимых и гарантированных Конституцией потребностей — получении и распространении информации, обеспечения информационной безопасности, поэтому на операторов требуется возложение определенных обязательств, а это возможно лишь в рамках механизма лицензирования вида деятельности.

Необходимость ограничения количества индивидуальных лицензий вызвана особенностями нашего, пока еще молодого, телекоммуникационного рынка. Телекоммуникации — в целом, капиталоемкая сфера. В особенности это касается проектов по внедрению новых технологий в масштабах всей страны: проектные работы, оборудование, строительство стоят больших денег, а моральный срок жизни этого оборудования в современных условиях довольно краток. Динамика роста потребителей не всегда такова, чтобы обеспечить возврат вложенных средств за несколько лет. А если операторов много — потребители этих услуг распределяются между ними. Доход каждого из операторов не велик, а ведь надо возвращать вложенные деньги! Как? Выход один — увеличивать тарифы за услуги! А это, в свою очередь, ограничивает доступ к этим услугам широких слоев населения. Заколдованный круг. Поэтому для сегодняшнего состояния украинского телекоммуникационного рынка необходимо еще оставлять возможность ограничивать количество лицензий на отдельные виды деятельности. Это вовсе не означает уход от конкуренции. Речь идет о создании привлекательных условий для инвестиций в конкретные сегменты рынка с постепенным увеличением количества операторов в нем.

Поэтому в целом более предпочтительная модель лицензирования, предложенная В. Пустовойтенко, осталась в объединенном законопроекте. Эта модель достаточно подробно и конкретно выписана с максимальным приближением в этих вопросах к закону прямого действия. С учетом того, что на рынке телекоммуникаций наблюдается очень высокая динамика изменений и даже смены технологий, их конвергенции, было бы целесообразно определение видов лицензий и их количества на конкретные виды деятельности ввести в юрисдикцию НКРС. У ряда специалистов такое предложение может вызвать опасения из-за возможной необъективности действий НКРС. Гласные процедуры принятия решений по лицензированию являются гарантией того, чтобы такие опасения не оправдались. Давайте смотреть на себя как на европейское государство, не только говорить о том, что мы хотим в Европу, а что-то делать для этого. Ведь поступили оба автора законопроектов по-европейски, предложив, по сути, разрешительную систему на деятельность в сфере телекоммуникаций.

Особое внимание необходимо обратить на процедуру лишения лицензии, что автоматически приводит к лишению потребителей возможности пользоваться телекоммуникационными услугами этого оператора. А в случае когда оператор является территориальным монополистом — вообще к невозможности пользования такой услугой. Вероятные пути решения такой проблемы — процедура использования принудительной концессии инфраструктуры провинившегося оператора другим изъявившим на то желание оператором. Корреспондируется с этой проблемой и проблема банкротства телекоммуникационных операторов.

Универсальные услуги

Телекоммуникационные услуги делятся на универсальные и другие. Таким образом, подчеркивается особая значимость универсальных услуг. Действительно, универсальные услуги, как они определены в законопроекте, должны включать услуги телефонной связи, в том числе справочных служб, услуги связи при помощи таксофонов и переговорных пунктов, а также телеграфной связи.

Анализ содержательной части этих услуг свидетельствует о том, что речь идет прежде всего о возможности доступа к телекоммуникационной сети общего пользования посредством либо общественных (таксофонов и переговорных пунктов) или индивидуализированных средств связи (служебные, квартирные телефоны). А остальное перечисленное — организация справочных служб — вовсе не дело связистов. Если процесс внедрения простой услуги телефонной связи в нашей стране, да и не только в нашей, длился десятилетиями, то внедрение новых телекоммуникационных услуг происходит более стремительно, а их социальная востребованность растет. Поэтому было бы целесообразно в законе дать определение универсальных услуг как социально-необходимого пакета телекоммуникационных услуг, может быть, даже с тем перечнем, который указан в законопроекте, но предоставить право НКРС увеличивать в будущем этот перечень своим решением.

Стремление выделить универсальные услуги имеет под собой очень важные социальные и экономические основания. О первых мы уже говорили — все население страны по всей ее территории должно иметь возможность подключиться к телефонной сети общего пользования, а на повестке дня — и к телекоммуникационной сети общего пользования. Это можно было бы легко осуществить при наличии денежных ресурсов.

Рынок телекоммуникационных услуг, как и любой другой, имеет свою сегментацию. В частности, можно выделить рынок местной телефонной связи, междугородной и международной. Вот в такой же последовательности по возрастающей находится и доходность этих сегментов. Местная связь оказывается на грани рентабельности, особенно если речь идет о сельской или горной местности. Особо высокую доходность имеет междугородная и международная телефонная связь. С другой стороны, расходы на поддержание инфраструктуры этих сегментов находятся в обратной пропорции — очень большие эксплуатационные расходы на местную телекоммуникационную сеть, самые малые — на международную. Следовательно, само собой напрашивается предложение — за счет доходов высокорентабельных услуг международной и междугородной телефонной связи финансировать развитие местной телекоммуникационной сети. Это и называется перекрестным субсидированием, явление в целом настолько отрицательное, что законодатель в действующем законе «О связи» специальное исключение ввел только для универсальных услуг и разрешил такое субсидирование.

Но, кроме покрытия расходов на эксплуатацию местных телекоммуникационных сетей, их еще необходимо развивать, строить по территории страны там, где их нет или их ресурсы ограничены. Иначе становиться пустым разговор об универсальных услугах на всей территории Украины.

Кроме технологической доступности универсальных услуг выдвигается еще требование их экономической доступности. В буквальном смысле слова сказано: «… независимо от материального положения», почти как получение услуг без денег. Мне кажется, что это было написано с благородным желанием сделать доступными услуги телефонной связи для всех, но, к сожалению, не за счет экономических механизмов. К счастью, это всего лишь слова, так как далее в законопроекте употребляются слова «цена услуги», «тариф», «граничный тариф».

С тем чтобы стимулировать поддержание и развитие универсальных услуг, в объединенном законопроекте предлагается очень простая и наглядная схема. Половину прибыли и НДС оператор, оказывающий универсальные услуги, оставляет на своем счету для компенсации их убыточности и для их развития. Кроме того, предлагается снижение срока амортизации оборудования, что в принципе ведет к удорожанию услуг. Иными словами, предлагается механизм скрытого внутреннего перекрестного субсидирования. Несмотря на простоту идеи, очевидна сложность ее реализации — проблема разделения разных видов деятельности, услуг, амортотчислений и т. п., обсчет всего этого и учет в реинвестициях. Кроме того, недостатком такого подхода является то, что процесс расширения географии универсальных услуг становится неуправляемым, он отдается на откуп операторов.

Более привлекательным представляется механизм, предложенный Ю.Луценко, — формирование Фонда универсальных услуг, который наполняется за счет отчислений от доходов операторов. Средства фонда на конкурсной основе выделяются операторам для компенсации деятельности по предоставлению универсальных услуг и для их развития. С точки зрения развития географии универсальных услуг этот механизм предпочтительнее: во-первых, появляется возможность целенаправленно развивать универсальные услуги по территории страны; во-вторых, операторам на развитие местной телекоммуникационной сети безвозвратно предоставляются «живые деньги», следовательно, появляется возможность уменьшения стоимости этих услуг; в-третьих, такой механизм работает в интересах всех операторов, в том числе и тех, кто не занимается телефонией, ведь развивается местная абонентская сеть доступа для всех видов телекоммуникационных услуг. В этом случае внутреннее субсидирование заменяется внешним, более демократичным, открытым, создающим равные стартовые условия для всех операторов, желающих оказывать универсальные услуги.

Негативно воспринимаемые отчисления от доходов операторов в Фонд универсальных услуг можно было бы заменить фиксированным отчислением от уже существующих платежей НДС, налога на прибыль, которые осуществляют операторы. Фонд должен быть составной частью государственного бюджета, что позволит сделать расходование его средств подотчетным контролирующим органам. С учетом стратегической важности развития телекоммуникаций можно предусмотреть специальный механизм автоматического расщепления поступающих платежей НДС, налога на прибыль и наполнения фонда непосредственно в процессе осуществления этих платежей. При определении нормативов отчисления можно использовать механизм, предложенный депутатом Ю.Луценко.

Граничные тарифы

Уровень граничных тарифов для универсальных услуг в законопроектах предлагается разрабатывать и утверждать НКРС. Учитывая, что уровень граничных тарифов в настоящее время не является чисто экономической категорией и определяется с учетом социальных аспектов этого вопроса, желательно бы оставить механизм согласования с Министерством экономики. Действительно, установление тарифов на социально значимые услуги требует учета очень многих факторов, которые не всегда могут быть в распоряжении специалистов НКРС. Однако то, что предложения по граничным тарифам будет готовить НКРС, позволит отразить мнение рынка телекоммуникаций по этому поводу. Тем не менее в законе должны быть установлены временные рамки действия такого механизма, например в течение трех — пяти лет. По истечении этого срока полномочия по разработке и утверждению граничных тарифов на универсальные услуги должны быть полностью переданы НКРС.

Взаимодействие

Исходя из специфики функционирования системы телекоммуникаций, одним из важнейших вопросов является взаимодействие операторов. Особенно это касается взаимоотношений монопольных (доминирующих) операторов с другими операторами. Объединенный законопроект предполагает, что определять монополистов в телекоммуникациях будет Антимонопольный комитет в соответствии с законодательством. Но кроме того, предлагается, что тот же Антимонопольный комитет будет регулировать и деятельность этих монополистов! Зачем же было огород городить?

Регламентация вопросов взаимодействия всех без исключения телекоммуникаций разного функционально назначения должна быть максимально прописана в законе, в том числе и вопросов взаимодействия сетей кабельного телевидения и телекоммуникационных сетей общего пользования. Необходимо обратить внимание на необходимость официального четкого регламента рассмотрения вопросов взаимодействия в НКРС.

Авторы законопроекта не уделили достаточного внимания вопросам оплаты за взаимоподключение, оставив это на усмотрение самих операторов. Для того чтобы исключить возможность неявного отказа доминирующих операторов от подключения к своим сетям других операторов за счет завышения сумм оплаты, для них предлагается установить тарифы на подключение. Как говорят, из одной крайности в другую. НКРС должны быть четко определены принципы и методика определения суммы такой оплаты с учетом наличия компенсаций или субсидий на реализацию универсальных услуг, особенностей построения сетей и т.п.

Частотный ресурс

Вопросы регулирования использования частотного ресурса включены в законопроект за счет практического повторения положений ныне действующего закона «О радиочастотном ресурсе Украины». К сожалению, исходя, видимо, из желания сократить текст законопроекта, был упущен ряд достаточно важных положений этого закона. Например, экономические вопросы использования радиочастотного ресурса, особенности применения радиочастотного ресурса разными категориями пользователей, борьба с помехами и т.д. Кроме того, следует заметить, что правоприменительный опыт использования этого закона дает основания для внесения определенных изменений. В частности, это касается взаимоотношений с телерадиоорганизациями при оплате за применение радиочастотного ресурса, более четкой регламентации вопросов радиочастотного мониторинга и другого.

Наверное, авторами законопроектов двигало желание осуществить определенную кодификацию законодательства в области связи, что в целом похвально. Но в этом случае необходимо выписывать общие регулирующие законодательные нормы с последующей детализацией их особенностей для конкретных сфер применения. К сожалению, в законопроекте этого нет. Например, в статьях, которые определяют права и обязанности операторов телекоммуникаций, не отражены особенности, связанные с использованием радиочастотного ресурса, а ведь достаточно большой сегмент услуг телекоммуникаций предоставляется именно с применением радиотехнологий. Поэтому видятся два возможных варианта развития событий. Либо самым серьезным образом доработать законопроект в контексте использования радиочастотного ресурса, либо оставить вопросы регулирования использования радиочастотного ресурса в рамках существующего закона «О радиочастотном ресурсе Украины».

Общие вопросы

Для гарантирования действенности закона необходимо тщательно просмотреть законопроект с точки зрения обеспечения четкой корреляции определенных в статьях чьих-то конкретных прав с чьими-то конкретными обязанностями. Если, например, НКРС имеет право истребовать от операторов исчерпывающую информацию о тарифах, которые ими устанавливаются, то и законом же должно быть установлено, что операторы обязаны представить такую информацию в конкретный срок. А установленные обязанности для любых субъектов этого закона должны корреспондироваться с их ответственностью за невыполнение этих обязанностей. Ответственность может быть не только административной или уголовной, но и экономической. Причем все это должно быть по возможности определено в законе без использования порочной практики отсылочных норм на нормы другого законодательства, зачастую не существующих. Вообще закон о телекоммуникациях должен быть по возможности максимально сформирован как закон прямого действия.

Эффективность функционирования НКРС в большой степени зависит от четкости организации ее работы. В законопроекте практически не выписан статус руководителей НКРС и сотрудников аппарата, принципы формирования организационной структуры, наличия региональных представительств, функции органов, осуществляющих надзор, и их статус и т.п.

Финансирование деятельности НКРС должно осуществляться из государственного бюджета и максимально обеспечить его независимость. При этом должны быть определены параметры размеров этого финансирования и механизм его формирования. Наиболее предпочтительной в этом смысле видится схема, предложенная Ю. Луценко, но не вошедшая в объединенный законопроект. Но, что касается источников формирования бюджета НКРС, то представляется целесообразным делать это за счет отчисления от уже существующих платежей НДС, налога на прибыль, которые осуществляют операторы. Бюджет НКРС должен быть достаточным на финансирование центрального аппарата, региональных представителей и системы государственного надзора. Система надзора должна финансироваться исключительно из бюджета без использования элементов хозрасчета, но достаточно как для административных расходов, так и для технического развития. Такая схема финансирования делает НКРС экономически заинтересованной в повышении эффективности рынка телекоммуникаций.

Для обеспечения действенности НКРС необходимо законодательно установить для нее право утверждения нормативно-правовых актов, обязательных для выполнения всеми субъектами рынка телекоммуникаций. А для всех упомянутых в законопроекте нормативных актов (положений, регламентов и т.п.) должен быть четко установлен уровень компетентности их утверждения.

Участие общественности в процессе принятия решений представляется очень важным фактором обеспечения их максимальной объективности. Поэтому предложение создания при НКРС телекоммуникационного совета целесообразно. Но явно нелогично то, что в процессе утверждения членов этого органа будет принимать участие орган государственного управления в сфере телекоммуникаций. Еще более нелогично то, что решения НКРС, например, по регулированию в области телекоммуникаций, использования номерного ресурса, принимаются по согласованию с телекоммуникационным советом. Таким образом, общественный орган, не неся никакой ответственности, фактически будет принимать важнейшие решения. А как же с принципом независимости НКРС? Телекоммуникационный совет должен быть тем, кем он должен быть — консультативно-экспертным.

Опыт показывает, что новые организации начинают эффективно работать минимум через год после их создания. Это время необходимо для решения организационных вопросов по размещению, оснащению, набору сотрудников, налаживанию их взаимодействия и т.п. Требования к кадровому составу НКРС, начиная с первых руководителей и заканчивая специалистами, должны быть очень высокими как с профессиональной точки зрения, так и с морально-деловой. Ведь мало принять хороший закон, надо его еще и правильно исполнять. Поэтому, чтобы была возможность приглашать на работу опытных специалистов, было бы целесообразным должностные оклады в НКРС устанавливать с учетом средней заработной платы в отрасли. Кроме того, на временной фактор в случае с НКРС еще влияет и то, что необходимо нарабатывать большой пакет нормативных документов, которые должны быть утверждены после принятия закона. Хотя они будут создаваться не на пустом месте (сейчас имеется большое количество нормативных отраслевых документов), но многие из них требуют переосмысления в связи с принятием закона. Поэтому было бы целесообразно, не дожидаясь окончательного принятия закона в Верховной Раде Украины, уже после первого чтения законопроекта создать НКРС. Тем самым можно выиграть время, которое и так уже упущено.

Законопроекты, предложенные народными депутатами В. Пустовойтенко и Ю. Луценко, были достаточно близки по идеологии, по подходам к регулированию в сфере телекоммуникаций и организации этого регулирования, хотя и имели некоторые принципиальные расхождения. Тем не менее авторы законопроектов пошли на их объединение. Такому примеру стоило бы последовать и всем другим, желающим внести свою лепту в законотворчество.

Мы должны понимать: если в ближайшее время не сможем создать законодательную среду, которая будет стимулировать развитие телекоммуникаций в Украине, то столкнемся с реальной опасностью трагического торможения процесса развития одного из важнейших секторов экономики.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК