Как лечить обострение земельно-мораторийного тупика?

25 января, 17:37 Распечатать Выпуск №3, 26 января-1 февраля

Cхватка вокруг земельного моратория не закончилась.

© Василий Артюшенко, ZN.UA

Несмотря на то, что ВР в середине декабря минувшего года 231 голосом "за" приняла в первом и втором чтении законопроект о продлении моратория на продажу земель сельхозназначения до 1 января 2020 г., борьба вокруг проблемы запуска земельного рынка не только не ослабла, но и еще больше ужесточилась.

Начнем с того, что проголосованный законопроект председатель ВР сразу не смог подписать. Поскольку народные депутаты Андрей Мушак и Виктор Пинзеник, ссылаясь на якобы допущенные нарушения в ходе принятия документа, сделали попытку заблокировать принятый парламентом законопроект, подав соответствующие проекты о пересмотре принятого решения. Это привело к тому, что вступление законопроектов в действие было заморожено более чем на полмесяца. И только в середине января с. г. парламент смог вернуться к рассмотрению вопроса. На своем заседании ВР не поддержала оба поданных проекта об отмене ранее принятого решения и подтвердила продление моратория на продажу земли сельскохозяйственного назначения. Что позволило ввести документ в силу. Но на этом инциденте схватка вокруг земельного моратория не закончилась. Проигравшая битву в парламенте активно действующая в последнее время коалиция по отмене моратория на продажу земли сельхозназначения, предприняла новый шаг.

Важно напомнить, что в ВР уже рассматривался ряд законопроектов об обороте земель, в т. ч. и правительственный. Однако ВР не поддержала ни один из них. Наряду с традиционно привычным креном в сторону агрохолдингов, документы, особенно правительственный проект, имели немало положительных нововведений, направленных на развитие отечественного агропрома. Ими, в частности, предусматривалось развитие фермерской модели хозяйствования. Ряд экспертов непринятие этих законопроектов объясняет тем, что в них был предложен ряд ограничений как по размерам приобретенной земли, так и исключению юридических лиц из состава покупателей земельных угодий. Влиятельные собственники агрохолдингов и их лоббисты в парламенте не могли с этим смириться. Кроме того, контекст предлагаемых законопроектов был таков, что не исключал внесение правок, которые могли открыть путь для утверждения и развития фермерско-селянской модели хозяйствования. Зачем это влиятельным собственникам агрохолдингов и их лоббистам в ВР?

На решение парламента, отдавшего 231 голос "за" продление моратория, без сомнения, повлияла позиция большинства населения страны. Социологические опросы последнего времени засвидетельствовали, что большая часть населения выступала за продление моратория. Так, за продление запрета на продажу сельхозземли выступает почти две трети жителей. Мотивация разная. Одни, ратуя за отсрочку запуска земельного рынка, надеются на приход более благоприятных времен. Другие видят в моратории меньшее зло, чем в глобальном, ничем не ограниченном, в том числе и в размерах землепользования, земельном рынке, где селяне, включая владельцев паев, одним махом лишаются возможности заниматься фермерством и из хозяев земли превращаются если не в наемных работников, то вообще в безработных.

Но все это мало интересовало антимораторийную коалицию. Во всяком случае, представители коалиции, созданной где-то год назад и якобы отражающей позиции "более полутора тысяч различных общественных организаций", почти сразу же после закончившихся неудачей действий по блокированию приятого ВР законопроекта, приняли обращение к П. Порошенко с претензиозным и провокационным призывом: "Пане президенте, дайте волю селянам!" — предложив таким образом свое видение решения проблемы.

Наряду с изложением старых, давно развенчанных мифов о том, что селяне ждут не дождутся возможности продать полученную после распаевания землю крупным агрохолдингам, чтобы к удовольствию их собственников превратиться из хозяев в наемных работников, коалицианты приняли решение обратиться к главе государства с довольно конкретными предложениями вмешаться в процесс, переломить создавшуюся ситуацию. Подписавшие обращение к президенту, среди которых, к слову, нет ни представителей крупных аграрных ассоциаций, ни посланцев от селян или частных землевладельцев, выдвигают два довольно конкретных предложения, способных, на их взгляд, изменить как мнение большинства украинцев, выступивших за продление моратория, так и результаты голосования в парламенте.

Подписанты призывают президента, во-первых, сделать то, что им не удалось сделать в парламенте: "воспользоваться своим правом вето и заблокировать закон о продлении моратория". Кроме призыва наложить вето на принятый закон, представители коалиции по отмене моратория предлагают П. Порошенко "использовать свое право законодательной инициативы" и "подать в Верховную Раду свой законопроект об обороте земель сельскохозяйственного назначения, определив его как неотложный".

У подписантов обращения немало основания ожидать от П. Порошенко поддержки и понимания. (Он, во всяком случае, в прошлом имел прямое отношение к латифундистскому бизнесу, а уже будучи главой государства, неоднократно высказывал недовольство многократным продлением моратория на куплю-продажу земли, а недавно и вовсе заявил, что страна "готова к земельному рынку"). Хотя полной гарантии, конечно же, нет. Как-никак, впереди длинный марафон двух избирательных кампаний со своими требованиями и правилами коммуникации, требующий как основательности, так и гибкого маневра.

Подписанты обращения к президенту лицемерно сочувствуют селянам, утверждая, что их права нарушаются исключительно запретом на продажу паевых наделов. При этом упускается из виду, что такой запрет продаж — не главная неприятность селян. Есть беды и более существенные. Селяне-паевики лишены права не только продавать участки, но и распоряжаться ними по своему усмотрению. Им не дана возможность ни подобрать для обработки своего надела стоящего арендатора, ни привлечь партнера для совместного хозяйствования на участке. За них все решают чиновники вкупе с арендаторами.

Селянская земля вовсю используется в бизнесе, даже в международном, фигурируя как важнейший актив разного рода корпораций. Иными словами, селянская земля нужна для бизнеса, но сами ее владельцы отторгнуты от предпринимательства. Не считать же бизнесом заключение арендных договоров оптом и по указанию "сверху", как и получение нищенской арендной платы. При этом с течением времени дискриминация селян-паевиков все возрастает. Если раньше арендная плата в расчете на гектар государственно-коммунальной и селянской земли была примерно одинакова, то в последнее время ситуация резко меняется. Внедрение электронных торгов по продаже права аренды земли привело к тому, что арендная плата возросла почти в 2 раза. А когда на такие торги выносятся высококачественные земли с хорошей логистикой, то цены на аренду вообще "зашкаливают". Но… На электронные торги выносятся только государственные и коммунальные земли. Что касается селянских паев, то организаторы торгов, к удовольствию латифундистов, полагают, что поскольку та является частной собственностью, частники должны сами решать свои вопросы. И вопросы, конечно, решаются… не в пользу селян, которые вынуждены и дальше задешево сдавать в аренду земли.

Отдельные агрохолдинги накопили земельные банки по полумиллиону гектаров земли. Иные же вплотную приблизились к миллионному показателю. В дополнение к этому в последнее время по сельским территориям идет мощная волна по созданию агрохолдингов среднего масштаба. А для расширения их земельных банков поглощаются (в том числе с помощью применения рейдерских захватов) сельхозпредприятия средней руки и наиболее крупные фермерские хозяйства. Латифундисты развернули настоящую охоту за селянской землей. Им не с руки любые законодательные ограничения как в отношении приобретения земель в собственность, так и в плане масштабов ее использования. Земельные банки агрохолдингов потому и растут, как грибы после дождя, а число фермерских хозяйств и средних сельхозтовариществ уменьшаются, что принимаемые законы и нормативные акты лоббируют процесс латифундизации, создания целых аграрных империй. И этот процесс в условиях арендной системы и действующего моратория зашел оченьдалеко. А при запуске земельного рынка, когда арендованная земля станет частной собственностью, может зайти еще дальше. Во всяком случае, совместная чиновничье-латифундистская деятельность в этом направлении ведется активно и с нарастающим итогом.

Огромные агрохолдинги создаются путем поглощения более мелких агроструктур посредством аренды и консолидации селянских и государственно-коммунальных земель вовсе не для того, чтобы при запуске земельного рынка, наткнувшись на ограничения, дробить их на отдельные участки. Как и не для того, чтобы допустить мелких собственников земли — селян-паевиков к святая святых обогащающего процесса — консолидации земель. Тем более допустить их к непосредственному участию в продаже своей земли. Ведь в таком случае могут быть созданы предпосылки для продажи земли отдельными или собранными воедино несколькими паями. А в таком случае открывается путь к формированию селянско-фермерской модели хозяйствования. Именно такой поворот событий пытаются предотвратить владельцы агрохолдингов.

Подписанты обращения к президенту на самом деле делают все, чтобы не допустить собственников земли к непосредственным процессам консолидации и продажи невосполнимого ресурса. Ведь покупка отдельных или нескольких собранных воедино паев нужна только селянам, имеющим намерение увеличить товарность своего хозяйства — расширив земельный надел покупкой дополнительной земли, завести семейную ферму. И нашему внутреннему рынку вследствие засилья крупных агрохолдингов таких производителей остро не хватает.

Но такой подход, как и масштабы, вовсе не интересен латифундистам, занимающимся в основном, производством агросырья на экспорт. Трудно даже представить, чтобы хозяева латифундий или их представители затевали торги по покупке земли с каждым отдельным хозяином пая. Вовсе не случайно в дискуссиях о механизмах запуска земельного рынка тщательно обходится вопрос, касающийся механизма организации непосредственно купли-продажи актива. Кто будет вести такой процесс, и главное — каким образом? Арсенал мер вспомоществования этому процессу весьма скуден. Чаще всего предлагается поручить это деликатное дело то специально созданному банку, то отдельному агентству. Но в любом случае собственники земли или их представители отодвигаются в предполагаемом процессе на задний план, по существу, отторгаются от него. Исподволь подсовывается мысль, что для купли-продажи сельхозземли после запуска земельного рынка стоит использовать уже накопленные во время действия арендной системы землепользования приемы. Хотя известно, что они привели к полному доминированию интересов арендаторов-землепользователей над арендодателями-землесобственниками. Согласно этим подходам, не селянин в индивидуальном порядке решает, как распорядиться своей землей, кому и на каких условиях передать надел в аренду. Право решать такие вопросы присвоили, пользуясь бюрократическим давлением и принятыми лоббистами нормативными актами, собиратели селянских паев вкупе с чиновниками регистрационного и земельного ведомств.

Селян, по сути, лишили не только права продажи своих наделов, но и возможности распоряжаться ими. Т. е., самим принимать решение. кому и на каких условиях передать в аренду свой пай. Селяне поставлены в условия, когда вынуждены сдавать свои наделы оптом, часто латифундисту, с которым они никогда не встречались и не встретятся. У них осталось одно право — подписать написанный под копирку арендный договор и раз в год получить оплату за пользование своей землей, размеры которой больше похожи на подаяние.

Такая форма аренды земли оптовыми партиями, без учета качества каждого отдельного пая и обязательства землепользователя сохранить и приумножать плодородие почв, — очень выгодный и прибыльный бизнес, что подтверждается возрастающей конкуренцией между землепользователями, нередко доходящей до рейдерских захватов. И потому заметно стремление сохранить наработанные "арендные перехлесты", использовать их в интересах латифундий при запуске земельного рынка. Недаром подписанты обращения к президенту безразличны к нарабатываемым в ВР положениям, где учитываются интересы как крупных сельхозпроизводителей, так и среднего и малого агробизнеса, а уповают исключительно на будущий президентский законопроект, который, они уверены, оправдает их ожидания.

Решить все обостряющуюся проблему эффективного землепользования помог бы переход к т.н. "мягкому" мораторию. Т.е. внедрение подхода, который не предусматривает полного запрета на продажу земли ее собственниками. Но ограничивает процесс в двух аспектах. Приобретать сельхозземлю в частную собственность разрешить, во всяком случае, на первоначальном этапе, только селянам и тем горожанам, которые изъявили желание заниматься фермерством, непосредственно обрабатывая наделы, дополняя занятие растениеводством содержанием домашних животных. Для чего, конечно же, необходимы дешевые долговременные кредиты. Поддержка трудового фермерства необходима не только сельскому населению, но и горожанам. Неотложную проблему пополнения внутреннего рынка, понижения цен на продуты питания возможно решить не государственными субсидиями на строительство крупных животноводческих комплексов, а поддержкой малого агробизнеса, который требует меньше средств, но при этом дает больший эффект и попутно решает проблему занятости.

С одной стороны, такой подход поспособствовал бы решению проблемы расширения землепользования трудовых селянско-фермерских хозяйств, утверждения эффективной модели малого агробизнеса. А с другой — снял бы весьма болезненную проблему, связанную с нарушением прав частных собственников земли, дал бы им возможность сполна распоряжаться своей собственностью. Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) в своем резонансном решении вовсе не выступает против всех ограничений в земельных отношениях. Он только отмечает, что "мораторий в его нынешнем виде нарушает права собственников земли", и проблему необходимо решать. Значит, если внести коррективы в правила осуществления моратория, трансформировать его в не нарушающий права собственников, он станет приемлемым. Рано или поздно это придется сделать.

Специалист в области земельного права Виктор Кобылянский, анализируя влияние затянувшегося моратория на земельные отношения, обращает внимание на расширение практики обхода запрета на продажу сельхозземли посредством принятия отдельных судебных решений. Появились, по его словам, первые ласточки, когда отечественные суды, ориентируясь на известное решение ЕСПЧ, встают на защиту собственников, желающих продать свою сельхозземлю. Такой подход, полагает эксперт, хотя и займет немало времени, "может оказаться наиболее эффективным".

Если не принять меры по смягчению моратория, официального предоставления возможностей для запуска и развития ограниченного селянского земельного рынка, то процесс, без которого даже сложно представить как развитие малого и среднего агробизнеса, так и благополучие внутреннего продовольственного рынка, может пойти явочным порядком. Для этого есть как стремление селян работать на своей земле, полноправно распоряжаться нею, включая продажу актива, так и поддержка ЕСПЧ и отечественных судов.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №24, 22 июня-25 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно