Две параллельные реальности - Бизнес - zn.ua

Две параллельные реальности

28 февраля, 2014, 18:55 Распечатать

Реформирование налогового ведомства в совокупности с нерадикальным  усовершенствованием законодательства позволят отойти от политики двойных стандартов

Бесспорно, вопрос налоговой реформы является одним из первых вопросов, которые необходимо решить людям, пришедшим во власть. Без реформирования основной составляющей финансовой системы государства, являющейся, по сути, его кровеносной системой, не может быть и речи о качественном изменении украинской власти и украинского общества в целом.

Начнем с самого главного (прошу прощения за не присущий мне идеализм) — с отношения новой команды к этой самой власти, с целей, которые ставят перед собой чиновники. Основной проблемой украинской налоговой системы стала порожденная на протяжении нескольких десятилетий украинской независимости система двойных стандартов. Корень зла состоит в противоречивости задач. С одной стороны, государственные мужи должны обеспечить сверхплановые необоснованные на реальных экономических показателях поступления в государственный бюджет, с другой — создать благоприятный инвестиционный климат, налоговую службу с человеческим лицом. Обе задачи как бы правильные. Однако выполнение одной задачи делает невозможным выполнение другой. Вот и появляются две параллельные реальности: первая — в виде достаточно совершенного налогового законодательства и мило улыбающейся девочки в форме с рекламного плаката Миндоходов, вторая — в виде составленного акта налоговой проверки, имеющего со здравым смыслом столько же общего, сколько план по доначислению налогов, спущенный с центрального аппарата Миндоходов, имеет общего с действующим законодательством. Две реальности существуют параллельно, порою — не замечая друг друга, а порою — действуя друг другу вопреки.

Я никогда не забуду случай из своей свежей налоговой практики, когда статуса плательщика фиксированного сельскохозяйственного налога было лишено огромное голландское сельхозпредприятие в Сумской области, привлекшее в украинскую экономику многомиллионные инвестиции,
за недоплату налога в сумме 3,4 грн. Добавьте к этому то, что налог был оплачен своевременно (до Нового года), а несвоевременно только зачислен на счет налоговой (после Нового года), а также то, что у предприятия существовала переплата по данному платежу, внесенная на единый казначейский счет в другом районе области. Не надо объяснять, каких усилий стоило вернуть утраченный статус.

Или еще пример. Известная фармацевтическая компания была подвергнута рейдерскому нападению со стороны государственных органов. Правоохранительные органы изъяли все документы компании по надуманному уголовному делу. Потом, конечно, отдали. Но прошло время, на протяжении которого состоялась налоговая проверка, не выявившая, естественно, подтверждений затрат предприятия на сумму 10 млн грн, что привело к доначислению налога и возбуждению уголовного производства по установившейся в другой, темной реальности государственной налоговой политики практике — уголовного преследования как средства эффективного шантажа налогоплательщиков. Вопрос был также решен. Но с каким трудом! И при этом все вменяемые презумпции, установленные действующим законодательством в защиту прав налогоплательщика, просто не работают. Их не замечают! И это понятно, ведь они — из другой реальности.

Существующие параллельно миры обуславливают поведение налоговиков, стимулируют практику злоупотребления ими своими правами и, более того, деформируют, девальвируют суть налоговой службы изнутри. Зачем налоговику изучать изощренные способы уклонения от налогообложения, совершенствовать свою непростую профессию, занимаясь самообразованием, да и просто — знать закон, если его все равно заставят прийти на проверку и доначислить не сколько он найдет, а сколько надо будет найти, и в большинстве своем (бизнесмены, не дайте соврать) — по договоренности с налогоплательщиком.

Ведь две параллельные реальности государственной налоговой политики порождают две параллельные реальности в налоговом поведении (планировании и учете) налогоплательщиков. Если мне все равно доначислят налоги по результатам проверки, какой смысл мне вести бизнес по закону, правильно и даже просто аккуратно? И почему мне не использовать те возможности, которыми кишмя кишит украинский рынок услуг по минимизации налогов? И бизнес (украинский больше, иностранный меньше) принимает правила двух реальностей, совершенствуя и приумножая его. Шок вызывают только резкие изменения общеустановленных правил игры. Вспомните 2010—2011 гг. Ведь до этого периода не было предприятия, не пользовавшегося услугами конвертационных центров. Тогда новая власть, абсолютно обоснованно, хотя и крайне резко закрутила гайки, что отобразилось едва ли не на каждой украинской компании. Введены новые правила — и НДС стали платить все. Это правильно и обоснованно. На это нечего возразить. Но включается вторая параллельная реальность в виде сертифицированных площадок и выборочного привлечения к уголовной ответственности предпринимателей за прошлый трехлетний период — и все уже не так однозначно. Где, как и кем сертифицированы эти площадки — изобретение команды профессионалов? Расскажите сейчас это тем, кто пользовался их услугами с ведома и благословения Миндоходов все последние четыре года в надежде, что к нему потом не придут!

Необходимо понимать, что конфликт между налогоплательщиком и налоговым органом является естественным, он изначально заложен в налоговые отношения в любом государстве. Поэтому задача, стоящая перед реформированием налоговой службы состоит не в том, чтобы такой конфликт упразднить, но в том, чтобы вывести его полностью в правовую плоскость, исключив какие-либо дополнительные возможности и способы его разрешения. Мир двух реальностей не нравится никому. Ни налоговикам, ни налогоплательщикам. Он просто не может нравиться нормальному человеку. Однако его принимают, причем и те, и другие, а со временем видят в нем не только минусы, но и плюсы. Две реальности развращают, деформируют изнутри не только налоговое ведомство, но и всю налоговую систему. Это, бесспорно, уже не те средневековые правила, существовавшие в Украине в конце 1990-х и начале 2000-х и предусматривавшие тотальное взяточничество на всех уровнях налоговой системы, но и далеко не налоговые отношения, существовавшие даже в середине ХХ в. в развитых странах мира.

Излишне, наверное, подчеркивать, что генератор двух параллельных реальностей — в голове механизма. И даже во главе не налогового механизма, но механизма государственного. Ведь именно оттуда исходят фантастические планы по сбору средств в государственный бюджет, порождающие требования платить налоги наперед, уплачивать необоснованные штрафы, не декларировать убытки…

Поэтому первой задачей людей в руководстве налогового ведомства должно стать упразднение второй, серой реальности налоговой системы. Установление законности во всей системе налоговых органов и соответственно сложившегося годами репрессивного характера взаимоотношений всемогущего налогового ведомства и бесправного по факту налогоплательщика. Здесь кроются негативы для наших героев, основным из которых является отсутствие моментального источника обогащения и дополнительных коррупционных бонусов. Только личный пример первого лица ведомства, у которого слова не должны расходиться с делами, способен что-то изменить. Отсутствие подковерных задач, скрытых планов, доплат в конвертах, неприкосновенных налогоплательщиков, а тем более налоговых заказов, даст тот четкий и внятный сигнал всей системе.

Таким образом, банально, но, во-первых, перед руководителем не должна стоять цель личного обогащения. Во-вторых, он должен быть достаточно амбициозен и независим для того, чтобы не выполнять сиеминутные требования премьера и президента относительно увеличения объема поступлений в госбюджет любыми средствами. Нет, над увеличением поступлений необходимо работать, как и необходимо противодействовать все новым и новым способам уклонения от налогообложения, как это происходит во всем цивилизованном мире. Но делать это так же, как и там — переигрывая налогоплательщиков интеллектом, а не тупым и беспощадным наездом и злоупотреблением своими полномочиями. В-третьих, руководитель налогового ведомства должен обеспечить прямой контакт с налогоплательщиками, на деле реализуя главный невыполненный лозунг уже бывшего президента. Он должен услышать каждого, чутко реагируя на любой, пусть даже и сомнительный сигнал о нарушениях в его ведомстве. И последнее. Он сам должен разбираться в предмете, но не быть из этой системы — ни сейчас, ни ранее. В крайнем случае, разобраться, самообразоваться, но очень быстро. Каждый руководитель должен соответствовать своему статусу.

Эти задачи крайне сложны. Они не для одного человека, но для слаженной команды единомышленников. И они — не на один год. Поэтому в кресле руководителя не нужен временщик, нужен человек, который станет родным для системы, сольется с ней воедино.

Еще один весьма важный момент: в пылу революционного азарта мы должны избежать большевицких методов построения нового мира на развалинах старого. У нас существует вполне внятное и правильное законодательство, которое необходимо совершенствовать, а не переделывать заново. Оно построено на двадцати годах проб и ошибок, на опыте поколений налоговиков. Поэтому требования очередных Шариковых от вчерашней оппозиции об отмене Налогового кодекса не просто безрассудны — они преступны в прямом понимании этого слова! Они не только наследуют подходы прошлой власти, но и развивают их на качественно новом и намного более опасном уровне.

Налоговое законодательство, бесспорно, надо совершенствовать. Доработке подлежат институт налоговых проверок, комплекс норм, направленных на защиту прав и законных интересов налогоплательщиков (в т.ч. обжалование решений налоговой), полностью должен быть реформирован налог на недвижимость, усовершенствовать необходимо единый налог. Вообще стабильная и простая налоговая система — это миф, не реализованный ни в одной стране мира. Причем наше налоговое законодательство намного проще, наверное, потому что моложе, чем зарубежные аналоги. Например, законодательство о налоге на прибыль в Великобритании умещается более чем на 8 тыс. страницах! С тенденцией к увеличению объема. И нет страны в мире, где бы налогоплательщики были удовлетворены качеством налогового закона. Это соответствует его природе, не должно пугать и тем более порождать любые резкие движения относительно пересмотра законодательства в целом.

Точно так же обстоят дела и с вопросом люстрации налоговиков. Бесспорно, многих необходимо уволить. Некоторых даже посадить. Необходимо, в конце концов, ликвидировать налоговую милицию — искусственно придуманный орган в составе налоговой службы. Но налоговые отношения — очень сложные отношения, налоговое законодательство — крайне динамично и неоднозначно, а разрешение налоговых казусов, которыми занимаются налоговики каждый день, требует в первую очередь опыта и знаний. Это не то ведомство, где госчиновников можно за один день заменить студентами.

Более того, налоговое ведомство должно в полной мере, а не только для формы использовать потенциал учебных и научных учреждений, созданных при нем уже давно, а также специалистов извне. Также крайне важно международное сотрудничество. Это направление недоразвито практически во всех украинских ведомствах, кроме МИДа. Но именно здесь, в налоговом ведомстве, необходимость глубокого понимания международных тенденций, стандартов и норм чувствуется особо остро. Именно сюда необходимо привлечь исключительно молодые, новые кадры.

Результат реформы зависит от многих "но". У нового первого лица налогового ведомства на пути будет множество препятствий, и не последнее из них — культура нашего общества, которое, как показывают последние дни, намного благосклоннее воспринимает популизм и откровенную швондеровщину, чем сухой и сложный язык правовых норм. Но именно такие подходы к реформированию ведомства в совокупности с постоянным, но ни в коем случае не радикальным усовершенствованием налогового законодательства, позволят постепенно, но необратимо отойти от политики двойных стандартов, что само по себе увеличит инвестиционную привлекательность нашей страны, поставив нашу налоговую систему в один ряд с налоговыми системами государств, к единению с которыми мы так стремимся. И только в этом случае кресло руководителя принесет для него единственный возможный в такой ситуации бонус, став трамплином для больших высот. Эта та единственная цель, которая должна мотивировать собой того чиновника, который возьмет на себя ответственность за налоговую систему государства в такой непростой исторический момент.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 5
  • Konstanzhoglo Konstanzhoglo 6 березня, 03:59 все правильно, законодательство еще не все, важны также те кто на практике исполняют законодательные нормы. А здесь с двух сторон идут систематические злоупотребления, одни не хотят платить налоги и выискивают квазилегальные схемы чтобы их не платить, другие наполняют бюджет любой ценой. Ослабление налогового гнета - это прежде всего задача сокращения бюджетных расходов. Но когда государство - банкрот, эта задача не имеет решения. Обсуждать оптимизацию отдельных направлений как то - воровство, коррупция - имхо нет смысла, пустое сотрясание воздуха, на смену старым ворам, уже подросла новая смена. А вот, что предлагается сделать в первую очередь и что кажется наиболее легким - это сокращение социальных расходов - это удар по подавляющей части наших граждан, такое государство не имеет права на существование и долго существовать не сможет. согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №14, 14 апреля-20 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно