Роман Ясиновский: "Киборги" — это не агитка, а реальная история, которая произошла со страной и с нами"

17 ноября, 2017, 17:54 Распечатать

Актера Романа Ясиновского иногда хочется назвать сорвиголовой нового украинского кино.

© Андрей Швачко / Facebook

6 декабря на экраны Украины выходит фильм "Киборги" режиссера Ахтема Сеитаблаева. Один из главных актеров этого проекта — Роман Ясиновский — рассказал ZN.UA о съемках без страховки, о театральных работах в "Даху" и "Золотых воротах". 

Актера Романа Ясиновского иногда без лишних раздумий хочется назвать сорвиголовой нового украинского кино. Его образ несет что-то такое от озорника, человека бесшабашного, сорвиголовы. 

Но когда он сидит в кафе напротив, или с блеском играет Сашу в спектакле "Тату, ти мене любив?" (театр "Золотые ворота"), или когда хитро смотрит своими глазами-туннелями, будто что-то скрывая или умышленно демонстрируя, вот тогда и понятно, что не все так просто с внешним образом этого безусловно перспективного и очень талантливого актера.

Какой-то период он был активно задействован у Владислава Троицкого в театре "Дах". Позже, когда в театре начался период собственного творческого переосмысления уже пройденного (скажем так), Рома фактически остался без театрального дела. И пошел на съемочные площадки — разносить чай сериальным звездам или иногда в киноэпизодах появляться. Он носил, он появлялся, не чурался работы. Тем временем его фактуру лирического сорвиголовы с пронзительным и драматическим взглядом, к счастью, заприметили адекватные кастинг-директоры. И потихоньку у него начался период молотьбы на нынешней украинской кинониве. И тут, опять же к счастью, появилась замечательная возможность сыграть главную роль в модном киевском театре "Золотые ворота" — в спектакле Стаса Жиркова "Тату, ти мене любив?" 

Роман Ясиновский_2
Настя Теликова / Facebook

Чтобы не повторять ранее сказанное-написанное об этой роли, одну из лучших в этом году, просто порекомендую не пропустить сам спектакль в киевском репертуаре. Поскольку сейчас театр гастролирует в Германии. Тем временем на подходе и "Киборги", драматический кинорассказ о том, как группа военных-добровольцев попадает в район Донецкого аэропорта имени композитора Прокофьева. И, конечно, воинам не до "Ромео и Джульетты" на музыку Прокофьева, ибо здесь украинские добровольцы — в реалиях жестокой войны — под разными позывными защищают свою землю. Среди таких защитников и герой Романа с позывным "Гид". 

— Роман, ожидаемый вопрос: как ты попал в такое программное и, без нюансов, имиджевое кино? Были кинопробы? Или просто счастливый случай? 

— История эта довольно продолжительная, даже разветвленная. Не могу сказать, что я попал в "Киборги" через какое-то там знакомство, но могу сказать, что очень хотел сниматься именно в этом проекте. Понимая и его художественную составляющую, и патриотическую основу, и гражданскую миссию. 

Собственно, когда узнал о начале работы, сразу же написал сообщение в "личку" режиссеру Ахтему Сеитаблаеву. Дескать, хочу сделать пробу. 

И поскольку я тогда находился на съемках в Одессе (фильм "Тарас", о Тарасе Шевченко), решил прислать Ахтему свою видеопробу, снятую на фотоаппарат. 

Итак, отослал, прошло несколько дней. И ответ: "Благодарю, хорошие пробы!" Позже в Киеве пришлось преодолевать преграды. Так сложились обстоятельства, что почти совпали во времени несколько ответственных проектов — и театральный в том числе (я играл Креонта в "Антигоне" на гастролях во Франции). Поскольку я человек настойчивый, то доказал: смогу. Наконец, все графики удалось выстроить таким образом, что это не помешало ни съемкам, ни гастролям. 

Я очень признателен за понимание продюсеру Иванне Дядюре. В тот довольно изнурительный период — а это февраль–апрель 2017-го — у меня фактически не было выходных. Казалось, что не живу, а существую в каком-то сне, как, кстати, и мой герой из спектакли "Тату, ти мене любив?" 

Роман Ясиновский_2
Андрей Швачко / Facebook

— Сколько всего съемочных дней было у тебя в "Киборгах"?

— Тридцать дней, разные локации. Начались съемки в феврале. Снимали в Киевской области (село Крюковщина) интерьерные сцены ДАПа, а в Черниговской — полигон, где воссоздавали натурные съемки и эпизоды отчаянных боев. 

— Собственно, кто твой герой в ленте? Предварительно изучал пасьянс персонажей, среди них — "Суббота", "Август", "Мажор", "Гид". 

— Мой герой — именно "Гид". Это позывной. Потому что у героев нет имен. Есть лишь позывные. 

— А биография или какие-то личностные детали? 

— Если говорить о прототипе, то есть известный боец с позывным "Татарин". Некоторые его черты, как мне кажется, сценарист Наталия Ворожбит и перенесла на образ в фильме. Но подчеркиваю: мой герой, как и другие, — это одновременно и реальные люди, и персонажи, которые предполагают творческое обобщение. То есть в фильме нет выдуманных историй, а есть реальные истории реальных людей. Поскольку такие истории могли бы случиться и с другими украинскими ребятами, которые при определенных обстоятельствах могли попасть в ад Донецкого аэропорта. 

— Понимаю, что ты не хочешь спойлерить фильм, но хотя бы анонс-намек на действующую линию "Гида"… 

— Ну, прежде всего друзья на войне его называют Домовой. Его воспринимают как доброго духа этого места и этого времени. Он всех встречает, провожает. Он очень искренний, он постоянно с улыбкой на устах, даже в горькие минуты жизни. 

Этот парень познал на своему веку немало — он прошел через плен, через пытки у врага. Но во всякое время будто подчеркивает: "Это моя земля. Все мои — здесь". 

Хотя, вообще, неизвестно, откуда он сам. 

Роман Ясиновский_3
Андрей Швачко / Facebook

Безусловно, я встречался с многими нашими ребятами-военными, которые знают о войне не из пересказов и информационных лент. В то же время мне не очень хотелось, чтобы было влияние какого-то конкретного человека на образ моего "Гида".

Ведь, как я уже заметил, это образ, в котором объединены лучшие черты наших лучших защитников. Здесь должны быть и героизм, и юмор, и победа, и лирика. 

Вообще, надо понимать, что собственно батальные эпизоды — это лишь какая-то часть жизни военных. Кроме этого, есть военный быт, в котором рождается взаимопонимание, формируются человеческие взаимоотношения. Они чистят оружие, курят папиросы, вспоминают мирные дни. А потом — бой. 

— В одном из комментариев Ахтем сказал, что "Киборги" — фильм не о войне, а о мире, который зарождается в утробе этой войны". Хорошо и образно сказано. Как бы ты продолжил эту мысль? 

— Действительно, все причастные к созданию фильма хотели бы донести до зрителя мысль и о жестокости войны, и о том, что эта война именно ради мира, ради справедливости. 

Роман Ясиновский_4
Андрей Швачко / Facebook

Представим, что даже сегодня некоторые ораторы говорят, что российских войск на востоке Украины нет. И кто-то в это еще верит, кто-то это тиражирует. "Киборги" — фильм не о вражде. Но и не о братстве, если иметь в виду бывший миф о великом братстве России и Украины. Безусловно, надо как-то жить рядом, но надо все ставить на свои места. Потому что мы не меньшие братья. 

Сюжет фильма и реальная жизнь в трагических обстоятельствах объединяет очень разных людей — из села, из города. И музыканта, и мажора… И эти украинцы — не "меньшие братья". Они защитники. 

— То есть фильм — военная драма характеров? 

— Мне кажется, что жанр следует со временем определить вам, критикам, но уже после просмотра. Единственное, что скажу, — в фильме действительно есть характеры, большие драмы. Впечатляющие экшен-сцены. На мой взгляд, эта лента — прежде всего очень светлая история. Потому что это история, которая закаляет и объединяет разных людей, делает их чистыми и настоящими. Вообще, я тридцать раз перечитал этот сценарий Наталии Ворожбит.

— Рискованные трюки на съемках самостоятельно выполнял — или помогал дублер? 

— Почти все трюки я выполнял сам. В "Киборгах" работали и замечательные каскадеры — Павел Авилов и Дмитрий Рудый. Это ребята, у которых есть чему поучиться. В фильме собралась крутая команда. Каждый искренне осознавал, что такую тему провалить просто невозможно. Ведь это кино о нашей стране, и мы его создаем, чтобы помочь стране и ее защитникам. 

— Тебя не удивят какие-то возможные дальнейшие постпремьерные претензии — разных наших экспертов из Facebook — по поводу плакатности или госзаказа на основе серьезного, ответственного материала? 

— А такого характера претензии уже есть даже сейчас. Еще до выхода фильма на экраны. Чего только не насочиняют — дескать, вы кого-то оправдываете, дескать, делаете агитационное кино, лишь бы как можно больше молодежи привлечь в армейские ряды. Пусть говорят что кому хочется. "Киборги" — это не агитка, а реальная история, которая произошла со страной и с нами. 

Роман Ясиновский_1
Андрей Швачко / Facebook

— Такое кино, безусловно, требует серьезной физической подготовки. Возможно, даже спортивных разрядов.

— Я активно занимаюсь спортом — плаванием, боксом. Постоянно — тренажерный зал. И все это, учитывая активную занятость в театре и кино, еще и объединяю с пением в церковном хоре…

— Где?

— В церковном хоре греко-католической церкви, в монастыре св. Василия Великого, что на Вознесенском спуске в Киеве. А что тут странного? С детства пою в церкви. Еще в 2002-м окончил Тернопольское музыкальное училище по специальности "вокалист, дирижер хора". 

— Какой у тебя голос?

— Раньше был дискант, сейчас — бас. С пяти лет пел в хоре "Зоринка". И был в моей жизни человек, который не просто приобщил к музыкальному творчеству, но и оказал большое влияние на мое дальнейшее формирование и на мое мировоззрение. Это Изидор Алексеевич Доскоч. Его не стало на Крещение, 19 января 2017-го…

— Понимаю, что в церковном хоре ты поешь не ради какого-то гонорара. 

— Об этом даже странно говорить. Какие деньги? Я живу этим, я чувствую это. Нас 12 человек. И в таком деле — как в какой-то миссии — у меня есть внутренняя потребность. 

— 2017-й, как мне представляется, важен для тебя: кроме "Киборгов", появилась еще одна премьера (театральная), которую поставил Стас Жирков. Так что когда ты носил чай другим актерам на съемочных площадках, было предчувствие, что скоро наступит и твое время?

— Когда надо, время наступит. Я максимально выкладываюсь, чтобы быть. Потому что прежде всего получаю от работы кайф. И потому, что со временем, даст Бог, не только меня смогут выбирать кастинг-директора на проекты, но выбирать проекты смогу и я сам. Но пока что этого нет, хотя я верю — такое время наступит. 

Роман Ясиновский_1
Настя Теликова / Facebook

Действительно, в этом году у меня несколько серьезных премьер — и полный метр, и короткий, и интересная театральная работа в "Золотых воротах". Поэтому, вообще, я очень признателен людям, благодаря которым состоялся, которые раскрывают меня… Благодарю родителей — Владимира Ясиновского и Зиновию Ясиновскую, мою покойную маму… Благодарю преподавателей музыкального училища и Театрального университета. А это Лесь Танюк, Богдан Струтинский, Владислав Троицкий. Среди моих театральных учителей — Петр Панчук, Клим. 

— Стой, остановись. Потому что дальше это интервью превратится в телепередачу "Поле чудес", в которой участники передают благодарности и приветствия друзьям-односельчанам. 

— Но я еще не всех поблагодарил!

Но это можно будет сделать и при встрече с ними. Кстати, кто по специальности твой отец? Он из творческой среды? 

— Отец — водитель. Мама — пела. Брат — в Америке. Благодаря грин-карте он попал за океан. Собственно, далеко за пределы Украины в последнее время выехало очень-очень много моих друзей и побратимов. 

— А сам ты не думал рвануть куда подальше от разных проблем повседневной жизни в Украине? 

— Вообще-то предполагалось, что в Америку вместо брата поеду я. Но я тогда сказал: "Нет!" И остался в Украине. И хочу здесь жить. 

— Несмотря ни на что, как считаешь, когда все же наступит та крайняя точка невозврата — то есть утихнет этот буревой поток, который несет разными водами соотечественников подальше от родины? 

— Вот когда дойдем до какой-то самой низкой точки — тогда и утихнет. 

— Когда дойдем, то снизу обязательно кто-то постучит: "Это еще не дно!" 

— Что бы там ни было, но всегда после определенного спада должен быть и определенный прыжок вверх. И он будет. 

Роман Ясиновский
Роман Ясиновский / Facebook

Да, безусловно, не скрываю, мой лучший друг — сегодня в Канаде, мой родной брат, двоюродная сестра — в Америке. Многие из тех, с кем дружил в Тернополе, — тоже далеко. И все они, очевидно, как-то нашли себя там в разных специальностях (и с приличными зарплатами, как я надеюсь). 

— Сам себя видишь — хотя бы со временем — в европейском, американском кино?

— У меня далеко не идеальный английский язык. Поэтому сейчас интенсивно стараюсь наверстать упущенное именно в языковом вопросе. Мечтаю ли о съемках в Европе, Америке? Прежде всего ценю свободу в творчестве. А где такая свобода будет дарована — в Украине или в другой стране, — решает Бог. 

Хотя, конечно, есть желание испытать себя в работе и в разных странах, и с разными режиссерами. Но надо знать язык. 

Вот сейчас я воспитываю свою маленькую дочку и очень хочу, чтобы она идеально владела и украинским языком, и английским, и другими языками.

— В спектакле "Тату, ти мене любив?", к которому приковано внимание критиков и зрителей, твоего героя буквально к стенке прижимают обстоятельства прошлого и галлюцинации настоящего. В твоей собственной жизни были обстоятельства, которые так же душили, давили, крушили? 

— О разном можно вспоминать в таком контексте… Это и уход в иной мир моей мамы… Это и автомобильная авария, в которую я попал, после чего рука меня почти не слушалась, но силой воли и тренировками я победил "те" обстоятельства… 

— А моменты измены, характерные именно для творческой среды, тебе часто встречались? 

— Если о таком постоянно думать — кто-то предал, кто-то обидел, — то для чего оно нужно? Не следует тащить за собой горькое прошлое. Надо отсекать все это. И двигаться дальше. 

Роман Ясиновский_3
Настя Теликова / Facebook

— А если спрошу именно у тебя, как у человека довольно самокритичного, собственно о твоих самых сильных сторонах — как актера? 

— Прежде всего, стараюсь быть сильным — внутри самого себя. А как это воспринимается внешне — это уже другой вопрос. И к другим. Внутренние силы мне дают церковь, любовь к дочке, к близким. Вообще, любовь дает большую энергетику. 

— Чем для тебя важен образ Саши из спектакля Стаса Жиркова в "Золотых Воротах"?

— Это просто шикарная работа. Это счастье. Мы с режиссером почти не спорили на репетициях…

И если сценарий Ворожбит ты читал 30 раз, то сколько раз перечитал пьесу Богославского? 

— Раз 70. 

— ??? 

— Это так. И это потому, что стараюсь не "играть" людей из той или другой пьесы, а "быть" ими. Поэтому постоянно читаю, что-то ищу. И я живу — там, "внутри" их, своих героев. Что-то пробую, стараюсь найти особые грани того или другого человека. И вообще, я знаю, что такое перейти за грань… 

— А что такое "перейти за грань" на театральной сцене?

— Такое возникает, когда ты уже не "ты", а исключительно — "он". 

— Такое часто возникает на твоих спектаклях — именно переход за грань?

— Такое возникает в спектакле "Тату…" Такое было, когда играл Главного в спектакле Влада Троицкого "Эдип. Собачья будка". То есть когда в определенные моменты я чувствовал, что я уже не Рома, а другой человек на уровне физики и психологии. 

— А можно как-то иначе, без грани? 

— А зачем иначе? Клим когда-то нам говорил, что актер обязан заниматься исключительно своим делом, делать его хорошо, проходя "сквозь"…

— Когда ты в том или другом спектакле оказывался по ту сторону "грани", то сколько это могло длиться? 

— Несколько секунд. 

— А потом возвращался? 

— А потом возвращался. Но в этом нет чего-то страшного и особого. Я не боюсь этого. Я думаю о Боге, о высших силах. Бог ведет — и я делаю то, что от меня зависит. 

— Почему твой герой в спектакле постоянно переспрашивает — "Тату, ти мене любив?" 

— Потому что он не договорил со своим отцом. Лично я очень люблю своего отца, но как-то так складывалось, что никогда у нас не возникало нормального, серьезного разговора: так, чтобы сесть и поговорить. Такого, к сожалению, не было. 

— А твой отец уже видел спектакль? 

— Еще не видел. Но я очень этого хотел бы. И хотел бы, чтобы это увидели в Тернополе мои земляки и друзья. Возможно, в рамках гастролей или фестиваля. 

— Сейчас на фасадах кинотеатров, на разных сити-лайтах появляются большие постеры с твоим лицом в "Киборгах". Это определенные приметы будущей славы, популярности? 

— Вообще о таком не думаю. И как-то очень осторожно отношусь к тому, что называют "популярностью". Я вообще боюсь лишнего внимания. 

— После "Киборгов" тебя, возможно, уже пригласили в следующий проект Ахтема Сеитаблаева — "Захар Беркут" по Ивану Франко? Очевидно, мог бы сыграть Тугара Вовка? 

— Пусть этот вопрос останется открытым. Потому что не люблю забегать вперед. Все будет так, как должно быть. 

— Понимая, что сейчас ты попадаешь в определенный мейнстрим режиссерских и продюсерских запросов, следует ли надеяться на твои новые проекты в РФ или в Польше? 

— С РФ точно ничего не будет. И не может быть. Особенно после "Киборгов". А с другими странами — поживем — увидим. 

— Как-то в ФБ ты написал довольно эмоциональный пост о неурядицах в среде кастинг-директоров. Что и кого именно ты имел в виду? 

— Не называя фамилий, скажу, что, к сожалению, некоторые кастинг-директора спекулируют тем, что у них есть "свои" актеры, и активно продвигают в разные проекты именно их. Другим это иногда закрывает путь, хотя другие, очевидно, были бы более целесообразны в определенных проектах. 

— Но идеальной структуры в этом плане нигде нет и нигде не будет. Каждый тянет своих. 

— Я не хочу быть никому судьей. И вообще, не хочу об этом лишний раз думать. 

— А о чем сейчас думаешь? 

— Думаю о будущей премьере. О "Киборгах", которых — я этого очень хочу — могут увидеть многие люди. Думаю-вспоминаю прекрасный период съемок, когда, например, режиссер Ахтем Сеитаблаев предлагал представить на моем месте Гэри Олдмена в определенном эпизоде… И режиссер, не зная того, стопроцентно попал в яблочко, ведь Гэри Олдмен — мой любимый актер. Иногда подсознательно я слежу за ним. 

— Такие проекты, как "Киборги" или "Тату…", — больше забирают энергию, или все же больше ее дают? 

— Это обмен энергией. После театральных спектаклей я вообще никогда не чувствую усталости. 

— И даже после "Собачьей будки", которая провоцировала у зрителей не просто эмоциональные, а стрессовые ситуации? 

— Да, провоцировала, особенно за границей. 

— Как, кстати, в Европе воспринимали эту сценическую историю, когда сначала героев закрывали в клетку, а со временем в клетке оказывались уже и зрители, и именно ты там был Главным? 

— По-разному воспринимали. Это же далеко не "комфортный" театр. Но там, на Западе, очевидно, предполагается определенная специфика восприятия: чем лучше ты живешь — тем больше сам себя и слушаешь. Вот они и слушали прежде всего самих себя, оказавшись в экстриме этого спектакля. И, продолжая собственное мнение, скажу такое: если хочешь быть услышанным — ты должен уметь слушать. 

— Опять-таки, "не называя фамилий"… Сегодня твое актерское поколение, попав в золотую сериальную лихорадку, мгновенно становится не просто "зажиточным", а мажорным. Многих ли твоих друзей, коллег свалила такая лихорадка — наркотики, кальяны, алкоголь?

— О больших деньгах я мало что могу сказать… А тем более рассказывать о коллегах! Пусть они сами рассказывают о себе. 

— А о чем ты мог бы рассказать сам, если бы тебе предложили свободную тему? 

— Ну, я бы, например, говорил о проблемах современного украинского репертуарного театра. 

— Да сколько уже можно об этом говорить! Есть и есть такой театр. И в Европе он есть, правда, там его меньше. 

— Мне очень не нравится в репертуарных театрах закулисная яма, которая поглощает актера, превращает его в эдакий сомнительный элемент рабовладельческого порядка. 

— Все же зависит от личности. Если актер способен быть рабом — будет. Свободный человек — рабом не будет ни в репертуарном, ни в антрепризном. Потому что только личность в театре и формирует свой мир, а недотепы плодят таких же недотеп. Нужны примеры? 

— Я, вообще, тоже сторонник "теории личности" в театре. И, вопреки всему, убежден, что даже миллион самых интересных кинопредложений не может перекрыть огромный вес и большое значение для драматического актера именно сценического искусства. Такой актер может сниматься в низкопробных сериалах, ведь всем нужны деньги, такой актер может принимать участие в сомнительных антрепризах, поскольку тоже нужны деньги… Но если есть серьезный художественный театральный проект, актер выходит на сцену — и… 

— И все о всех понятно. 

— Именно так. Кстати, в этом интервью я всех за все поблагодарил? 

ИЗ ДОСЬЕ. Роман Ясиновский родился в Тернополе. В 2007-м окончил Киевский театральный университет имени И.Карпенко-Карого (мастерская Леся Танюка). В театре "Дах" у Влада Троицкого играл в спектаклях "Женитьба", "Сексуальные неврозы наших родителей", "Анна", "Бесхребетность", "Эдип. Собачья будка", "Вий", "Антигона". Сегодня в Киевском театре "Золотые ворота" играет главную роль в спектакле "Тату, ти мене любив?" Среди ближайших кинопремьер актера — "Киборги" (реж. Ахтем Сеитаблаев), "Троя" (реж. Иван Кравчишин), "Lew", (реж. Тимур Ященко, короткий метр).

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №24-25, 23 июня-6 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно