Зерновая Говерла

18 августа, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск № 31, 18 августа-25 августа 2006г.
Отправить
Отправить

Игриво тасуя цифры, экс-министр «возвеличил» урожай зерновых нынешнего года до 40 млн. тонн. А с учетом переходящих запасов превзошел даже этот рубеж — целых 43...

Игриво тасуя цифры, экс-министр «возвеличил» урожай зерновых нынешнего года до 40 млн. тонн. А с учетом переходящих запасов превзошел даже этот рубеж — целых 43. Но как ни старайся, еще никому не удалось побить коммунистический рекорд Александра Ткаченко — 51 млн. По тонне зерна на брата! Если Украина и приблизится к задекларированному «социалистическому» достижению, то сбор нынешнего года окажется легче достижения 2004-го — 41,8 млн. Большинство аналитиков сходятся на том, что свежие намолоты после «усушки-утруски» не дотянут и до прошлогоднего показателя — 38 млн.

Чересчур оптимистичным выглядит и экспортный прогноз бывшего главного агрария: 12—13 млн. тонн. Конечно, если учитывать, что в мире, по Высоцкому, «то в огороде недород, то скот падет», украинское зерно может быть востребовано. Но высококачественное! А с этим показателем у нашей пшенички есть проблемы...

В целом же за зерновым валом, о котором постоянно пекутся чиновники, кроются те же проблемы, что и в прошлые годы. Крестьяне молотят комбайнами не с выставки, а с разбитого машинного двора. И не на обещанном биодизеле, а на дорогой солярке. Ни на шаг не продвинулись и в направлении энергосберегающих технологий выращивания озимых с адаптивно-диагностической системой минеральной подкормки. Все это меркнет на фоне геройского «Украина — с хлебом!»

Зернышко к зернышку…

Словно Фигаро, носятся грузовики от «хоботов» комбайнов на ток, а с него — на поле, и многие эту суету воспринимают как крещендо страды. Главное — не сбиться с ритма... Американские фермеры «помузыкальнее» будут, поэтому у них получается намного лучше. Хотя там автомобили даже не показываются на поле: им туда въезд запрещен. В отличие от двойных и даже тройных шин тракторов и комбайнов, колеса грузовиков переуплотняют почву, что отрицательно сказывается на урожайности культур. Не разбивают они в дождливую погоду и стерню, после чего та хуже удерживает влагу.

Как происходит «стыковка» комбайна с автомобилем? Через посредника — прицеп-перегрузчик, который стыкуют с трактором. Накопители на ходу принимают от комбайна зерно и на краю поля быстро (с помощью высокопроизводительных шнеков) «переадресовывают» его в кузов грузовика. Фактически комбайны и автомобильный транспорт при полной нагрузке работают независимо. Заокеанские аграрии подсчитали: трактор с прицепом-перегрузчиком, обслуживающий три комбайна и столько же грузовиков, высвобождает комбайн и два автомобиля. Более того, прицепы оборудованы электронными весами, что позволяет избегать манипуляций на элеваторах. Экономно и вместе с тем экологично!

Тем, кто в МинАП занимается логистикой страды, предлагаю решить следующую задачку. Бригада из трех комбайнов среднего класса работает на поле в 20 километрах от элеватора. Вместимость бункера каждого из комбайнов — 6 тыс. литров. При урожайности 23—25 ц/га он заполняется за 20—40 минут. Автомобиль, чтобы загрузиться зерном, доставить его на приемный пункт, пройти взвешивание, разгрузку и вернуться за очередным намолотом, тратит почти час. То есть, если кузов одного вмещает два бункера зерна, то нужно три машины. Это в идеальных условиях — без поломок, очередей на элеваторе.

Любая накладка разрушает логистическую цепочку. Получасовой простой на приемном пункте приводит к тому, что все комбайны замирают в ожидании «порожняка». Но даже освободив бункеры, они заполнят лишь один грузовик. Два же застревают на 30—40 минут в поле, пока не будет намолочена очередная порция зерна. А теперь, вслед за американцами, добавим стоимость «сэкономленных» комбайна и двух машин, вычтем расходы на покупку прицепа-перегрузчика и убедимся, что инвестиции в последний почти вчетверо меньше. При том же экономическом эффекте!

Мы считаем, да не то. Вместо недель жатва в Украине затягивается на месяцы, потери измеряются не килограммами, а миллионами тонн... А вместе с некачественными семенами, недовнесением минеральных удобрений, средств защиты выходим на синусоидные урожаи. Не знаю, какой статистикой оперировал экс-министр, но коллеги из аналитических агентств и международные эксперты более сдержаны в прогнозах урожая этого года. Международный зерновой совет (IGC) прогнозирует нормальную зерновую «температуру» — 36,6 млн. тонн. Владимир Лапа из Украинской аграрной конфедерации не совпал с ней на 100 тыс. тонн:

В большей степени нас беспокоит не вал, а качество зерна: обильные дожди в начале лета и излишек влаги в почве привели к снижению его классности. Что касается пшеницы, то ее урожай составит 14,7 млн. тонн — на 20% ниже прошлогоднего показателя. Зато на 3,2 млн. тонн больше можно ожидать ячменя — до 12,2, а также кукурузы — до 7 млн. тонн.

В целом же ситуация с урожаем в Украине отвечает мировым тенденциям: валовой сбор зерна, особенно пшеницы, уменьшится, качество будет ниже. Одновременно объемы потребления в мире будут расти (на 1—2%), их придется покрывать за счет переходящих запасов прошлых лет. Некоторый дефицит на мировом рынке подогревает цены, и в Украине тоже.

Поэтому трейдеры предлагают крестьянам цены на уровне минимальных, установленных Кабмином, а то и выше. За пшеницу третьего класса с доставкой в порт они дают 710—740 гривен за тонну (при минимальной — 700 грн.), четвертого — 660—740 (610 грн.). Активность экспортеров довольно высока, о чем свидетельствует более миллиона тонн законтрактованного зерна. В то же время перерабатывающие предприятия не торопятся наполнять амбары свежей пшеницей: они работают на собственных запасах или покупают прошлогодние остатки по более низким ценам. Это связано со сложностью реализации муки, смолотой в минувшем маркетинговом году.

Экспорт пшеницы следует ожидать в пределах 3,5 млн. тонн, ячменя — 5,3 и кукурузы — до 2 млн. тонн. Поэтому общий вывоз вряд ли превысит 11 млн. тонн.

Чтобы удержать ценовую ситуацию, государственные операторы должны закупить часть урожая. В частности, Госрезерв должен приобрести 400 тыс. тонн зерна, еще 1,5 млн. должны осесть в региональных запасах. Их наполняемость зависит от наличия средств. Практика прошлых лет свидетельствует: даже эти небольшие объемы не выполняются.

Наиболее «пессимистичный» прогноз у информационного агентства «АПК-Информ». Однако Наталья Шелест, аналитик по зерновому рынку, начала с приятной новости:

Впервые за годы независимости Украина установила абсолютный рекорд экспорта зерновых — более 13,3 млн. тонн. Одной пшеницы вывезли 6,4 млн. Расширяется круг мировых покупателей, что свидетельствует о конкурентоспособности причерноморского зерна. К тому же трейдеры активно ищут новые рынки сбыта. Так, за последние шесть сезонов впервые отгрузили оптовые партии в Объединенные Арабские Эмираты, Йемен, Индию, ряд африканских стран. Среди потребителей нашей пшеницы с хорошим «аппетитом» — Испания: 0,7 млн. тонн, что составляет 11% экспортных поставок.

Несколько меньше по сравнению с прошлым маркетинговым годом торговали ячменем — 4 млн. тонн. По этой позиции первенство удерживает Саудовская Аравия, импортировавшая 2,3 млн. Этот феномен в шутку можно объяснить следующим образом: арабским скакунам «приелась» пшеница, и они перешли на ячмень.

По нашим прогнозам, Украина в этом году будет довольствоваться 35,2 млн. тонн зерновых и зернобобовых, экспорт — порядка — 9,5—10 млн. Если вывоз пшеницы планируем на уровне 2,5—2,7 млн. тонн, то объемы ячменя — до 5 млн. — могут превысить прошлогодние.

На ценовую конъюнктуру пшеницы влияет неурожай во Франции (на 2 млн. тонн ниже показателя прошлого сезона), Австралии (почти на 4 млн.), США и Индии. Повышенный интерес к украинской пшенице проявляют частные компании из Египта, Ливии, Судана и Индонезии. Высокие цены в начале сезона в соседней России также улучшают наши перспективы. Но, к сожалению, сдерживающих факторов больше. Это — снижение урожая пшеницы и ее качественные характеристики.

Дустовое мыло против... клопа-черепашки

В прошлом году в аграрном ведомстве упорно доказывали, что зерно урожая 2006 года высокого качества. По этому показателю, если верить Александру Баранивскому, 73% продовольственной пшеницы — против 46 в прошлом году. И тут вдруг — клоп-черепашка, который запросто «переводит» зерно из продовольственного в фуражное. Тогда обвиняли в дезинформации и трейдеров, пытавшихся таким образом сбить рыночную цену, и журналистов. И даже советовали чаще ходить в баню...

Во-первых, если в селах еще сохранились человеческие «мойки», то такие населенные пункты нужно представлять к почетному званию «село-герой». Во-вторых, клоп-черепашка — не вши, избавиться от которых можно с помощью дустового мыла. С клопом-черепашкой все намного сложнее.

О нем знают даже в Тунисе, куда прибыли два балкера вместимостью по 30 тыс. тонн каждый с украинской пшеницей урожая этого года. Пока везли, она из продовольственной трансформировалась в фуражную, и, естественно, покупатели товар забраковали. Досталось тогда не только трейдерам. Вопрос обсуждали на нескольких министерских совещаниях с участием представителей хлебных инспекций из южных областей, где разгулялся вредитель, лабораторий качества, мельников и пекарей. И почти все недовольны существующим ГОСТом на пшеницу. Определение качества зерна по содержанию белка, а не клейковины, как было раньше, а также расширение классности с четырех до шести искусственно сделало Украину почти вдвое «богаче» продовольственным зерном. Хотя элеваторы до сих пор не знают: на сколько кучек складировать его? Формировать партии по содержанию клейковины или все-таки белка?

Понятно, что посреди сезона никто корректировать госстандарт не будет. Но ведь из угрожающей ситуации нужно как-то выпутываться. Если в Киевской области повреждение зерна клопом-черепашкой составляет 0,5%, то в семи южных регионах доходит до 10%. Тогда как допустимый брак — 1,5—2%. Но даже мельники воротят нос при виде пшеницы, пораженной до 3%.

Из ожидаемых 15 млн. тонн перебрать пять для собственных потребностей еще можно. А остальное куда? Поскольку требования к качеству усилились, в некоторых портах — очереди грузовиков. Трейдеры отслеживают «поведение» пшеницы и тоже не торопятся с вывозом ее за границу.

Главная причина появления злостного врага — игнорирование технологических приемов защиты посевов, а именно — обработки их инсектицидами. Собственно говоря, нынешнюю ситуацию можно было предвидеть, ведь, по весенним данным государственных станций защиты растений юга, клоп успешно перезимовал и его потери составляли всего лишь 10%. Следовательно, нужно было пристально следить за ним на последних этапах органогенеза пшеницы. Прозевали...

Менталитет вредителя чем-то похож на наш: не съем, так хотя бы надкушу... Слюна клопа разрушает клейковину, служащую показателем мукомольных свойств. Вот тут и возникает вопрос: насколько эффективно используются миллионные бюджетные средства, выделенные на поддержку растениеводства? Чиновникам, видимо, нужно ориентироваться не на бал зернового вала, а на качество и репутацию урожая, поскольку проблема из локальной переросла в национальную.

Коль скоро это случилось, МинАП должно четко разъяснить всем участникам зернового рынка: продовольственной считать пшеницу, поврежденную на 1,5—2% клопом-черепашкой. Плюс учитывать целый ряд других параметров... Аналогичная ситуация была два года назад, когда превышение процента проросшего зерна в общей массе продовольственной пшеницы автоматически переводило ее в фуражную группу. Неопределенность внесла сумятицу в ряды крестьян, трейдеров, владельцев зернохранилищ, затормозился экспорт... Проблему решили, взяв в качестве отправной точки пятипроцентный барьер наличия проросшего зерна.

Сачок для «бабочек»

За пятнадцать лет независимости Украина установила на зерновом рынке еще один «рекорд»: из почти 5 тыс. национальных трейдеров сегодня едва выживают 20. Остальные погибли не в борьбе с транснациональными компаниями, их уничтожил невозврат государством НДС. Суммы немалые — от десятков тысяч до сотен миллионов гривен.

Министерские чиновники при любых скачках цен на пшеницу, ячмень, кукурузу в первую очередь обвиняют трейдеров: корпоративный сговор, обворовывание крестьян, чрезмерный экспорт... Начну с того, что на Чикагской или Будапештской бирже цены устанавливают не украинцы, наоборот — мы «танцуем» под них. И если в Одесском порту тонна пшеницы стоит 140 долл. плюс маркетинговые расходы и фрахт судна, то в целом это выльется в ту же цену на вышеназванных биржах. Почему же тогда руководитель сельхозпредприятия не везет урожай на причал, а продает через посредников? Причем, судя по накладным, дешевле на 40 долл...

Если аграрные клерки так решительно защищают крестьянина, то нужно не только искать крайних, но и разбираться в функционировании зернового маховика. Кто его раскручивает? Зерно от непосредственного производителя попадает к трейдеру через пятые-десятые руки. И не трейдеры создают цепочку посредников, поскольку им это совершенно невыгодно (в чем убедимся ниже). Отдельные руководители агроформирований прибегают к услугам посредников для того, чтобы «конвертировать» эти 40 долл. в наличные. И чем больше фирм-однодневок, тем труднее докопаться до истины. Ведь поведение «бабочек» весьма характерно: они быстро исчезают.

Теперь рассмотрим житейскую ситуацию. Например, фирма «Иван&Марья» с годовым экспортом 10 тыс. тонн зерна на свою беду купила весь объем у компании, имеющей такое же отношение к производству зерновых, как я к Министерству финансов. И успешно продала его одной африканской стране. По закону, государство через три месяца должно возместить «Ивану&Марье» НДС. Все это время налоговая администрация скрупулезно изучает путь зерна, только в обратном порядке: от экспортера — к продавцу. И если на этом зерновом пути в каком-то там пятом или седьмом колене затесался «кидала» и бесследно исчез, считайте, «плакал» НДС.

За копейки Иван, руководитель компании, не стал бы судиться. Но в этом случае речь идет о солидных деньгах — почти полтора миллиона гривен! Тем более налоговая взяла за моду не рассматривать спорный НДС до окончательного решения суда. Поэтому в уважаемой организации претендент на возврат налога на добавленную стоимость доказывает свою честность и то, что он не несет ответственности за махинации какого-то проходимца, и выигрывает суд. Налоговая же обжалует этот вердикт в апелляционном суде. Но и после него «Иван&Марья» в победителях. Фискалы не сдаются и опротестовывают решение суда второй инстанции в Высшем хозяйственном. И так вплоть до Верховного...

Если в каждой инстанции, по закону, дело рассматривается два месяца, то Иван потеряет... восемь месяцев. С сожженными нейронами, подорванным здоровьем и полным ртом эпитетов в адрес власти. Ступит ли он еще раз на зерновой рынок? Даже если так, то в дальнейшем обязательно будет учитывать риски в цене закупок. То есть будет уменьшать закупочную цену. Кто пострадает от этого? Крестьянин! Многие собратья Ивана по бизнесу в последнее время, учитывая волокиту с возвратом НДС, сошли с экспортной дистанции. Они подрядились работать на транснациональные компании и поставляют им зерно для внешнеэкономических контрактов. Говорят: зарабатывают на соль к селедке, а все-таки при деле.

Вот почему экспортеры выступают против многоходовых «эстафет» с зерном. Во-первых, этот процесс неуправляем, во-вторых, никем не контролируется, и в-третьих, ответственность ложится на последнего — покупателя. Но почему такое неослабевающее внимание только к экспортерам? Правомерно ли платить НДС комбинату хлебопродуктов, купившему пшеницу по той же схеме, что и фирма «Иван&Марья», с теми же последствиями? Тогда с бухгалтерского учета пекарни, которая приобрела у мельников муку из не совсем «чистого» зерна, тоже нужно снять 20%. Давайте прощупывать цепочку не только по зерну, но и по всем продовольственным товарам.

По данным Российского зернового союза, 30% тамошнего рынка находятся в тени. Мы недалеко от них ушли... Тем, кто ратует за транспарентность, есть над чем задуматься. Ведь прозрачность — это реальная статистика, на основе которой принимаются взвешенные государственные решения. Это — доходы трудовых коллективов, а не только их руководства. Поинтересуйтесь в Госкомстате, учитывающем все, что стоит и двигается: сколько посреднических структур, статистические коды которых дают право на операции с зерном, существовало три года назад? Сколько сейчас? Какое количество испарилось с рынка и по какой причине? Поверьте, откроете для себя любопытные вещи. Это — для вдумчивых.

Новое правительство поступило иначе. В придачу к клопу-черепашке умники взрастили «идею», которая может просто «взорвать» зерновой рынок. Речь идет о «замораживании» выплаты НДС экспортерам до полного выяснения самой природы его существования. Кое-кто толкует это как отмену НДС на всю сельскохозяйственную продукцию.

Информацию из Кабмина мгновенно подхватили западные компании и, посоветовавшись с центральными офисами в Европе, перевели бизнес в режим «осторожный». А это значит, что, в зависимости от дальнейшего развития событий, зернотрейдеры либо переориентируются на прогнозируемые рынки России, Румынии, Болгарии, либо будут формировать меньшие объемы товарных партий зерна в Украине. Причем закупочная цена упадет ровно на 20% — величину НДС. То есть с тонны пшеницы крестьянин недополучит 115 гривен, а с тонны рапса — 250. Думаю, этим и запомнится Год села.

Подставь «плечо» урожаю

Одни пробовали — не получилось. Потому что не плечо подставляли, а руки. К счастью, в пригоршни так ничего и не посыпалось. Это я о находчивых зернорегулировщиках, считавших Аграрную биржу пупом земли: на ней должны были регистрироваться все внешнеэкономические контракты. Естественно, «ЗН» (№28 (607), 22—28 июля с.г.) выступило против такой монополии. Как говорится, у инициаторов губа не дура. Под видом мониторинга рынка, лучшего ориентирования на нем госслужащие решили всех аграриев согнать на одну торговую площадку.

Собственно, любые объемы конкретного вида товара с детальной информацией об отправителях и адресатах фиксирует таможенная служба. Если же МинАП захотелось иметь под рукой дополнительный индикатор, так почему за деньги сельхозпредприятий и трейдеров, да еще и по расценкам вдесятеро выше, чем на других биржах?! Расчет прост. Если исключительно через Аграрную биржу пропустить весь зерновой экспорт, то на регистрации контрактов можно заработать почти 10 млн. долл.

Внешне все выглядело бы прилично. При оформлении контракта обе стороны — продавца и покупателя — представляют брокеры — частные предприниматели. Они для отвода глаз в тихом уголке вроде бы поторгуются, сойдутся в цене и оформят соответствующие документы. Конечно, за деньги. Если умело организовать работу биржи, то последней будут перепадать копейки, а остальное — брокерам. При условии, что они — «свои» люди. Вот и вся забота государства о развитии прозрачного биржевого рынка и крестьянина — его движущей силы.

Как ни сопротивлялось МинАП, Аграрной бирже так и не суждено было стать эксклюзивным экспортером. Первым отреагировал Антимонопольный комитет, рекомендовавший отменить ведомственный приказ, поскольку он ограничивает конкуренцию на рынке. Затем Министерство юстиции отказало в его государственной регистрации и обязало в течение пяти дней аннулировать подобное «творчество».

Зерну стало вольготнее. И движется оно по автомобильным, железным и водным дорогам на элеваторы, в порты, с соответствующими сертификатами качества. Изменилось ли за годы независимости маркетинговое «плечо» зерна? Стало длиннее или короче, в ценовом измерении — сильнее или слабее?

Четыре года назад мы подсчитали расходы на доставку зерна с элеватора в трюм судна, — вспоминает Владимир Клименко, президент Украинской зерновой ассоциации. — Так вот, по всей маркетинговой цепочке насобиралось 40 долл., тогда как во Франции — в два раза меньше. Расчеты представили правительственным чиновникам, чтобы те решили: снижать стоимость услуг или маркетинговое «плечо» ляжет на настоящие плечи сельхозтоваропроизводителя.

Удалось отвоевать десять долларов, которые не осели по карманам, а достались земледельцам... У нас очень дорогая «Укрзалізниця», различные портовые, канальные сборы... Почему, скажем, плата за пользование причалом в порту для всех сыпучих грузов стоит доллар за тонну, а для зерна — два?

Если пять лет назад экспортная способность украинских портов составляла 6—7 млн. тонн зерна, то сейчас технические возможности позволяют осуществить перевалку 26 млн. Не знаю, будет ли что предложить на продажу за границу лет через пять. Нет, я не о том, что за это время наш аграрный потенциал снизится. Наоборот... Растущая энергетическая зависимость все-таки заставит нас использовать альтернативные источники. Тогда мы не будем вывозить ни рапс, ни кукурузу, ни зерно, а будем перерабатывать на этанол, биодизель. Вокруг заводов сформируются целые производственные зоны, где агроформирования в лице этих новых предприятий получат мощного постоянного заказчика, которому будут гарантированно сбывать выращенное. Таким образом, через агропромышленный комплекс Украина решит две задачи — энергетическую и экономическую.

По словам Владимира Георгиевича, маркетинговая цепочка оптимизировалась, хотя еще далека от совершенства. Изменилась и транспортная инфраструктура зернового рынка, преимущественно за счет строительства частных портов, которых насчитывается семь. Сооружать их начали в 2003—2004 годах, когда политические силы страны демонстрировали стабильность и всячески поощряли привлечение частного капитала в портовую отрасль.

Информационное агентство «АПК-Информ», организатор международного «Зернового форума», устроило для участников выезд на один из таких современных комплексов в Севастопольскую бухту. Зерновому терминалу с его высокотехнологичным оборудованием завидуют порты государственного подчинения, которые почти половину прибыли отдают в государственный бюджет да еще и умудряются обновлять средства механизации. Портовый госсектор может одновременно хранить порядка миллиона тонн зерна. И хотя потенциал частных терминалов на 400 тыс. меньше, при активном строительстве силы могут сравняться.

Обычно в южных, хлебных областях зерно на экспортные терминалы доставляют автотранспортом. В последнее время на колеса пересели даже компании, удаленные от перевалочных комплексов на 250—500 километров. Причин несколько, — говорит Эдуард Фогель, эксперт «АПК-Информ». — Во-первых, высокие тарифы «Укрзалізниці». Во-вторых, стоимость перевозки грузовым автомобилем значительно снижается, если он на газобалонной тяге. В-третьих, нет нужды платить на портовом элеваторе за перевалку из вагонов или их простой.

Несмотря на то, что по международным стандартам автопоезд может перевозить 22—23 тонны ячменя, пшеницы или кукурузы, многие трейдеры предпочитают именно грузовики, учитывая удобство и дешевизну. Ведь экспедиторские компании рассчитывают движение автомобиля туда—обратно нагруженным. Вот и получается, что транспортировка зерна арендованным автопоездом на расстояние до 200 километров обходится примерно в 40 гривен за тонну.

Если бы к этому еще и качество автодорог... Большинство из них проложены в 60—70-е годы прошлого века, они рассчитаны на 6-тонную нагрузку на ось автомобиля. А сегодня основу парка составляют тяжеловесные 10-тонные грузовики.

И все же 60—75% зерна в порты доставляют по железной дороге, каждый раз рискуя наскочить на «рифы». Поэтому подавляющее большинство трейдеров сотрудничают с экспедиционными компаниями. Проще и эффективнее!

Начиная с 1998-го Минтранс в седьмой или восьмой раз меняет сборник тарифов «Укрзалізниці». Предыдущие повышения чиновники мотивировали удорожанием энергоресурсов, которые в расходной части составляют треть, а также скачком цен на металл, нехваткой высокорентабельных вагонов... В результате операторам рынка ежегодно приходится считать потери.

Непонятными бывают действия не только отдельных ведомств, но и государства. Девять лет назад Украина стала членом авторитетной межправительственной организации — Международного зернового совета (IGC) со штаб-квартирой в Лондоне. Престижно вместе со США, Аргентиной, Канадой, Австралией, Казахстаном, Турцией, ЕС находиться в когорте главных экспортеров. Дважды в год, в июне и декабре, IGC проводит сессии, на которых обсуждаются текущие проблемы и перспективы развития мирового рынка зерна, изменения в национальном регулировании.

Расхаживает представитель нашей страны среди коронованных зерновых королей мира — равный среди равных!, а за ним тянется шлейф долга... за членские взносы. И даже виду не кажет... Разве это впервой? Как злостного неплательщика Украину уже исключали из состава IGC. Дабы возобновить членство, бывшему аграрному вице-премьеру пришлось писать уважаемой дирекции зернового совета слезное письмо: Украина гарантирует погашение трехлетней задолженности по членским взносам на сумму 36 тыс. фунтов стерлингов и в дальнейшем будет исправно платить...

В Лондоне нам поверили. А в Киеве как раз поменялось правительство и было не до фунтов... Собственно, долг могли покрыть и бизнесмены, но поскольку IGC — межправительственная организация, платежи должно осуществлять исключительно государственное учреждение или предприятие. Прошло три года, и Украину снова предупредили: дальнейшее пребывание в составе IGC под угрозой. Погасите долг в 56 569 фунтов стерлингов. Думаю, если исключат вторично, то это — навсегда.

Намного проще взобраться на зерновую Говерлу и по-пионерски протрубить на весь мир о надуманном урожае, сбив тем самым цены. Один из бывших министров в эйфории завысил сбор подсолнечника на 800 тыс. тонн, а ровно через неделю цена на украинское растительное масло на Роттердамской бирже упала на 50 долл... Вот так и живем: то изо всех сил стремимся к вершине, то по собственной глупости скатываемся с нее вниз.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК