РАЗ «ПЕЛЬМЕННАЯ» СКАЗАЛА: НАДО…

23 мая, 1997, 00:00 Распечатать Выпуск № 21, 23 мая-30 мая 1997г.
Отправить
Отправить

Субъективные заметки о майском моменте в приватизации и национализации «Не беда, - сказала предусмотрительная хозяйка...

Субъективные заметки о майском моменте

в приватизации и национализации

«Не беда, - сказала предусмотрительная хозяйка. - Если суп выкипит, будет жаркое…»

Фольклор

Всегда ли мы осознаем то, что делаем, всегда ли прогнозируем результат? Нынешняя неделя стала свидетельством обратного, причем процессы развивались как в теоретической, так и в практической плоскостях, усложняя и без того непростую ситуацию в сфере отношений собственности. Царь в некоторых головах, возможно, и присутствовал, но безмолвствовал. Хотя головы говорили много.

Разгон

(немного практики)

В нехороших предчувствиях, вызванных скоропалительной отставкой Юрия Еханурова с поста председателя Фонда госимущества, «ЗН», к большому сожалению, не обманулось. В ФГИ сейчас происходит нечто такое... Точное определение подобрать затрудняюсь. Если 13 мая с.г. указом Президента Украины увольняют с должности одного из заместителей председателя Фонда - Богдана Буцу, отвечавшего за большую приватизацию, если из достоверных источников известно, что готовится увольнение еще четырех (!) заместителей из пяти, то при желании это, конечно, можно преподнести вполне в духе времени - как разоблачение некоей банды коррупционеров и «злоупотребителей» служебным положением или, скажем, как возвращение центрального аппарата органов приватизации в лоно дисциплины и порядка. Естественно, если всем фактам злоупотреблений имеется документальное подтверждение. На бытовом же языке подобные массированные увольнения именуют по-другому - разгоном неугодных.

В чем же провинились те, кого уходят (собираются уйти)? Процитируем В.Ланового:

«К сожалению, от некоторых заместителей мне приходится освобождаться. Уволен заместитель председателя Фонда Богдан Буца - за злоупотребление служебным положением, которое проявилось в том, что он уже во время моего пребывания в этой должности издавал приказы по Фонду и распоряжался, какие предприятия передать (на приватизацию? - Н.Я.) в регионы и т.д. Уж не говорю о том, что этот заместитель в свое время получил кредит для покупки квартиры в Киеве из внебюджетного фонда приватизации... А вообще пасквили, распространяемые в ВР, не соответствуют действительности... С заместителями я работаю нормально».

Ой ли? 21 мая сразу после пресс-конференции Владимира Ланового на том же третьем этаже ФГИ состоялась пресс-конференция вторая, импровизированная. На спонтанно возникшие вопросы журналистов согласился ответить пребывающий под угрозой увольнения первый зампредседателя ФГИ Евгений Григоренко. Пребывающий не то, чтобы совсем случайно: согласно адресованной ВР и растиражированной ФГИ докладной записке генерального прокурора Украины Григория Ворсинова от 17 мая с.г., несмотря на требования Генеральной прокуратуры в Фонде госимущества «реальные меры по устранению нарушений закона не приняты, состояние выполнения законодательства в процессе приватизации остается на низком уровне». В прокурорском послании в первых рядах «безответственных» лиц названы первый заместитель председателя Е.Григоренко, заместитель С.Бабич, начальник департамента финансирования, учета и внебюджетного фонда Н.Невмержицкая и некоторые другие.

На официальную пресс-конференцию Евгения Григоренко почему-то не пригласили, а там, между прочим, ему инкриминировались вещи серьезные: проволочки с обсуждением проектов указов, регламентирующих порядок проведения некоммерческих конкурсов, а также подписание 7 мая платежки на выдачу 1 млн. гривен «отдельному» предприятию «на абсолютно непонятных», как выразился В.Лановой, основаниях, без согласования с и.о. председателя...

«Взаимная неудовлетворенность... ощущалась, - не отрицает Е. Григоренко, - однако разговора ни об увольнении, ни о претензиях ко мне не было. Хотя это даже не правило хорошего тона, это норма цивилизованного общения. Мне как первому заместителю пришлось выполнять много поручений, которые ни по срокам, ни по количеству просто не под силу. К тому же эти поручения я обязан был выполнять, давая поручения другим заместителям, которые мне не были подчинены, оперативно управляя департаментами, которые мне не подчинены также... Все это привело к тому, что многие поручения Владимира Тимофеевича я не мог выполнить в указанные сроки. Но это ни в коем случае не связано с моим нежеланием работать. Связано это с нетехнологичностью управления Фондом со стороны и.о. председателя, о чем я неоднократно ему говорил. На сегодняшний день такое управление привело к тому, что заместителей между собой столкнули лбами...

Я догадываюсь, что есть еще одна причина неудовлетворенности Владимира Тимофеевича моими действиями. Да, я принял решение о предоставлении трехстороннего кредита Донецкой птицефабрике, предприятию приватизированному, которое имеет право на получение финансовой помощи. Вопрос прорабатывался нашими специалистами уже полгода. О том, имеем ли мы право такую помощь оказать, был сделан запрос председателю ВР А.Морозу и его первому заместителю А.Ткаченко. Этот вопрос было поручено рассмотреть комиссии ВР, возглавляемой В.Сусловым. Ответ получен положительный. Кредит я предоставил на основе прямого указания заместителя председателя ВР. Поскольку на сегодняшний день Фонд подчинен Верховной Раде, вы понимаете, что в данном случае я своих полномочий не превышал...»

Поверьте, журналисту не особенно приятно такое цитирование, грозящее перейти на личности. Прибегаю к нему лишь в силу крайней необходимости - страдает дело, по сути, демонтируется вчера еще одна из самых работоспособных структур. Снижаются темпы приватизации, они вот уже несколько месяцев беспокоят зарубежные финансовые институты. Обеспокоен ими и сам новый руководитель украинской приватизации: 14 мая с.г. В.Лановой издает приказ № 507 «О мерах по ускорению приватизации имущества государственных предприятий в 1997 году». Однако примерно две трети пунктов данного документа гласят - «подать на рассмотрение (утверждение) и.о. председателя Фонда». Подавать требуется то полную информацию, помесячный план-график, то предложения, проект приказа, то снова информацию, план-график. Все по законам аппаратного творчества: бумага плодит новую бумагу.

Впрочем, хватит самодеятельного журналистского анализа. Обратимся к документу официальному, парламентского, так сказать, происхождения, которым депутат Владимир Черепков на этой неделе сопроводил свой проект постановления ВР «О некоторых вопросах деятельности Фонда государственного имущества Украины». В пояснительной записке к проекту прямо говорилось о том, что «с приходом в Фонд госимущества Украины В. Ланового деятельность центрального аппарата приобрела деструктивные черты. Директора департаментов и другие руководители структурных подразделений... не могут попасть на прием к и.о. председателя Фонда для решения служебных вопросов...», «от имени Ланового фактически работой Фонда руководит помощник народного депутата Украины В.Ланового..., который в Фонде не работает», «конкретная работа в центральном аппарате... в Фонде нынче подменяется многочисленными (около 4-6 в день) заседаниями и совещаниями по исполнению поручений...»

Отдельно депутат останавливается на активном процессе реорганизации Фонда, в частности попытке придать внебюджетному фонду приватизации, пока являющемуся структурным подразделением ФГИ, статус юридического лица. А это уже серьезно, потому что делается в обход Верховной Рады, которой Фонд по закону подчинен, подотчетен и подконтролен.

Проблема, увы, не исчерпана и после принятия 21 мая постановления ВР, чей проект был предложен г-ном Черепковым. Да, в п. 8 Временного положения о Фонде госимущества Украины внесено существенное дополнение: в случае, если кандидат на пост председателя ФГИ не получил, в соответствии с Конституцией Украины, согласия Верховной Рады для назначения на должность, полномочия председателя Фонда временно исполняет его первый заместитель. Но это, как вполне справедливо отметил В.Лановой, никакого отношения к нему иметь не может - его-то неназначение парламентом случилось полутора месяцами ранее, а закон, как известно, обратной силы не имеет. Однако есть основания полагать, что, назвав решение парламентариев «смешным» и «юридически безосновательным», Владимир Тимофеевич все-таки несколько поторопился. Поскольку до назначения полноправного главы ФГИ и утверждения Государственной программы приватизации на 1997 год депутаты предписали Фонду «приостановить утверждение планов приватизации (размещения акций) предприятий, которые приватизируются по согласованию с Кабинетом министров Украины». Это фактически все стратегически важные объекты, то есть около тысячи в расчете на год.

Приостановлен (также до назначения председателя) п. 13 Временного положения о ФГИ, который давал право изменять структуру и штатное расписание. Но разгон кадров может быть продолжен. А почему бы нет, коль «на низком старте», поговаривают, уже стоят новые претенденты. Прошло в аккурат два месяца со дня прихода В.Ланового в Фонд, а должности все еще не расчищены - это же конфуз!

А ведь началось все не сегодня и не вчера. Многие месяцы «взаимодействие» между Президентом и Верховной Радой в вопросах приватизации строится по принципу «никто не хотел уступать». Еще немного - и, может статься, в Фонде будут сразу два исполняющих обязанности председателя. Для большей остроты ощущений -оба с правом финансовой подписи.

Еще один способ отъема (пока теория)

Однако отвлечемся от коллизий приватизационных. Потому что одному из нынешних или будущих фондовских замов (в данном контексте это не суть важно) придется курировать... национализацию. Да-да, я не оговорилась, хоть и пишу это слово с некоторым содроганием. Сколько бы ни втолковывали народные депутаты из числа наиболее либеральных, что не надо бояться терминов, надо читать проект закона, все же, наверное, нельзя не согласиться с теми, кто совсем другого мнения: «После того, как ВР включила в повестку дня законопроект с таким названием, я бы как нормальный инвестор перевел свои деньги за границу и свернул здесь предприятия».

Во Франции, доказывают нам, закон о национализации существует - и ничего. Так во Франции, господа хорошие, и язык, и история французские. И нет столь печального, как у нас, густо замешанного на крови опыта национализации. Историческая память - куда от нее спрячешься? Словно услышав эти аргументы, Председатель Верховной Рады Александр Мороз спрашивал в ходе сессионного заседания у автора одного из трех законопроектов, члена Комитета по экономической политике Наталии Витренко: «А нельзя ли назвать закон по-другому, к примеру, «О порядке обращения имущества в государственную собственность»? Оказывается, нельзя - мы не должны отставать от цивилизованного мира.

Справедливости ради надо отметить, что, несмотря на почтенный возраст законопроекта - ему уже более двух лет, начал он разрабатываться согласно постановлению ВР от 26 января 1995-го, - терминологические споры еще далеко не закончены. Потому что среди депутатов существует мнение, что нам нужна не только национализация, но и реприватизация (хотя почему с приставкой «ре», если сообразно нормам словообразования точнее было бы сказать «деприватизация» - по аналогии с «демилитаризация», «декомпенсация», «дератизация» и пр. - Н.Я.).

Альтернативный проект с двумя этими терминами, так по существу и не разграниченными, внес депутат-коммунист Павел Кузнецов. Этот вариант национализационного закона, кстати говоря, самый жесткий, предусматривает как полную, так и частичную компенсацию собственникам стоимости их имущества (ст. 7) и, кроме того, целых девять случаев, при которых национализация возможна (ст. 10). Здесь значатся и «совершенствование хозяйственного механизма», и «укрепление государственного сектора экономики», и даже «устранение антигосударственных действий отдельных хозяйственных обществ»... Не знаю, как вы, но после прочтения подобного я явственно представляю себе большие и маленькие группы частных собственников, в спешном порядке собирающихся «с вещами на выход». А рядом - «человека с ружьем»...

На языке так и вертятся два вопроса. Какова цель всего этого, ведь должна же она быть? И насколько все это своевременно? Автор самого мягкого законопроекта, одобренного Комитетом по вопросам экономической политики, Наталия Витренко считает, что вопрос давно уже дозрел: «К нам продолжают обращаться трудовые коллективы, требующие национализации объектов. Таковы были обращения Черновицкого машиностроительного завода, трудового коллектива завода «Стальканат» (город Одесса), где акционеры дивидендов вообще не получают, магазина № 331 города Николаева, кафе «Пельменная» города Конотопа, аптеки № 157 города Киева, завода продтоваров города Березани Киевской области и т.д. А мы с вами до сих пор не имеем закона, на основе которого можно было бы как раз и решить вопросы, поднимаемые населением Украины!»

Предлагаемый законопроект, надеется Наталия Михайловна, поможет восполнить этот законодательный пробел. Надо отдать должное: в нем четко расписана процедура национализации, т.е. «принудительного обращения в собственность государства определенного имущества, находящегося в собственности физических и юридических лиц с возмещением собственнику имущества его стоимости и другого нанесенного ущерба».

Итак, все начинается с определения государственной необходимости. Это «необходимость обеспечения развития производства продукции (работ, услуг) на предприятиях, в отрасли народного хозяйства». И определяется она, естественно, Кабмином - если частный собственник настолько ужасен, что даже чиновнику очевидна невозможность эффективного развития отрасли, региона или угроза национальной безопасности.

Ну, о национальной безопасности мы - ни-ни, а вот допустить, что негосударственное конотопское кафе «Пельменная» выпускает настолько дикую продукцию, что все трудящиеся региона пребывают в постоянном шоке, - такое допустить мы вполне в состоянии. Инициатором национализации, как ни скорбела по этому поводу Н.Витренко, трудовой коллектив быть не может: статья 7 предполагает, что инициатива может исходить лишь от министерств или ведомств, Совета министров Автономной Республики Крым либо органов местного самоуправления. Крым от Конотопа далеко - значит, отпадает. МВЭСторг - сомнительно. Значит, дело должны раскрутить органы местного самоуправления. Дальше - дело за Фондом госимущества, который должен подготовить представление для Кабмина. Кабинет министров, в точном соответствии с законопроектом, утверждает государственную необходимость национализации данного кафе (для этого требуются: а) технико-экономическое обоснование необходимости национализации, б)заключения Министерства экономики - о целесообразности национализации и Антимонопольного комитета - о возможности выполнения требований антимонопольного законодательства, а также Минфина - насчет возможностей бюджетного финансирования). Потом негосударственная «Пельменная» теоретически попадает в перечень объектов, подлежащих национализации, который утверждается Верховной Радой с обсуждением каждого предприятия по отдельности. Практически, конечно же, не попадает, так как мнение Минфина я знаю наперед: какая там национализация, если в бюджете денег не наскрести даже на компенсацию владельцам «Пельменной», не говоря уж о каком-либо гиганте типа Николаевского глиноземного. А не компенсировать полностью нельзя - Конституция не позволяет...

Граждане, вы все это еще читаете, а? Ну, тогда продолжим. В законопроекте есть просто с любовью выписанные статьи о комиссии по национализации объекта (состав утверждается в течение 15 дней со дня принятия решения парламентом), о плане национализации и отдельно - его проекте, о договоре выкупа национализируемого имущества, порядке возмещения собственникам стоимости имущества (непонятно, правда, как быть, если собственников-акционеров тысяча или, скажем, десять тысяч)... И так далее вплоть до социальных гарантий работникам предприятий, которые национализируются (ст. 17): оказывается, до окончания процесса национализации никто не имеет права их уволить, а уж после - все по КЗоТу. Любопытно только, а как с зарплатой - выдавать ее на госпредприятии будут или нет? И в какой форме - может быть, пельменями?

Ну а если серьезно... Никто из уважаемых авторов законопроектов не прикинул даже ориентировочную стоимость национализационного закона - исходя как из суммы выкупа, так и из стоимости всяческих согласований, заключений, утверждений, количества потраченных на обработку хоть одного предприятия человеко-дней. А сколько потребуется новых чиновников... Никто не потрудился отойти от общих фраз и всерьез прописать параметры пресловутой «государственной необходимости» национализации. Наконец, никто не доказал, что государство более эффективный хозяин, чем акционеры или частники.

Так, может, и правильно, что ни один из трех проектов не принят в первом чтении? До закона о порядке цивилизованного отъема имущества в государственную собственность нам еще расти и расти...

P.S. Как стало известно «ЗН», в пятницу первому заместителю председателя ФГИ Е.Григоренко пришлось покинуть заседание Кабмина: сердечный приступ.

Вечером пришло другое сообщение: указом Президента он освобожден от занимаемой должности.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК