«МЫ МОЖЕМ СТАТЬ ОДНИМИ ИЗ ЛУЧШИХ В МИРЕ

06 сентября, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск № 36, 6 сентября-13 сентября 1996г.
Отправить
Отправить

«МЫ МОЖЕМ СТАТЬ ОДНИМИ ИЗ ЛУЧШИХ В МИРЕ...- считает генеральный директор Мариупольского металлурги...

«МЫ МОЖЕМ СТАТЬ ОДНИМИ ИЗ ЛУЧШИХ В МИРЕ...- считает генеральный директор Мариупольского металлургического комбината имени Ильича

Визитной карточкой Мариуполя уже давно стали две достопримечательности, которые возникают в памяти тех, кто хоть раз посетил этот город: ласковое, теплое море и парад труб на горизонте, которые своими разноцветными дымовыми выбросами дают знать привыкшим к этому горожанам, что металлургический комплекс Украины жив. Именно Мариуполь обладает двумя крупнейшими металлургическими заводами - комбинатами имени Ильича и «Азовсталь», каждый из которых обеспечивает работой добрую половину жителей города, принося в казну государства значительные суммы в твердой валюте от продажи металлопродукции зарубежным фирмам.

Начало нынешнего лета было довольно бурным. После памятного июньского постановления Кабинета министров Украины №645 «Об объединении металлургических комбинатов «Азовсталь» и имени Ильича», последовавших вслед за этим выяснений: «кто прав?» - «кто виноват?» и приостановления действия правительственного постановления, оба комбината продолжают самостоятельную хозяйственную деятельность. Давая согласие на интервью, генеральный директор Мариупольского металлургического комбината имени Ильича Владимир Бойко в качестве одного из условий оговорил то обстоятельство, чтобы в беседе как можно меньше затрагивался вопрос объединения. Если говорить коротко, то его мнение об этом решении и возникшей ситуации выглядит следующим образом:

1. Инициатором объединения двух комбинатов было прежнее руководство Донецкой области, а он его поддержал из-за того, что был согласен с экономическим обоснованием данного решения. «Идти против своей совести и говорить, что те документы, которые были предоставлены мне, были подготовлены непрофессионально, - я не могу. Там все было верно, поэтому я и дал свое согласие».

2. К генеральному директору комбината «Азовсталь» Александру Булянде он относится как к высочайшему профессионалу своего дела. Все разговоры о каком-либо противостоянии отвергает начисто. «Я и ему, и всем работникам «Азовстали» могу пожелать только одно: честно делать свое нелегкое дело. И им, и нам живется сейчас не очень сладко. И не надо делать эту жизнь еще хуже...»

3. «Я стараюсь быть в нормальных отношениях со всеми. На сегодняшний день объединение просто невозможно. Силовые методы здесь не подходят. Когда один комбинат (имени Ильича) - «за», а другой («Азовсталь») - «против», нет смысла говорить об объединении...»

- Владимир Семенович, вы руководите металлургическим комбинатом имени Ильича уже не первый год и наверняка знаете все проблемы родного предприятия, как никто другой. Что сейчас представляет собой комбинат?

- Металлургический комбинат Ильича - это комбинат с замкнутым металлургическим циклом. Только разница между нашим и остальными металлургическими комбинатами бывшего Союза и мира состоит в том, что у нас в составе комбината нет коксохимических цехов. К сожалению, металлургическое производство в Украине во времена СССР проектировалось таким образом, чтобы коксохимическое производство находилось отдельно от комбинатов. От этого сейчас очень здорово страдают все заводы Украины.

В условиях неплатежей приходится решать вопрос, какой уголь покупать и в зависимости от этого - как строить производство. На сегодняшний день кокс составляет 20% в себестоимости выпускаемой нами продукции. В связи с тем, что качество угля разное, расход кокса резко увеличился. Если в конце 80-х расход кокса по плану составлял 530 кг (а мы достигали и 504 кг на 1 тонну), то сегодня 630-650 кг. Приходится только вспоминать добрым словом работу «Углесбыта», который четко поставлял уголь нужного качества, в котором была нормальная зола, сера и т.п. А сегодня, когда качество угля не выдерживает никакой критики, кокс получается совсем не тот, что нужен металлургическим комбинатам Украины. Если бы мы могли сегодня выйти на показатель его расхода 530 кг (т.е. экономить 100 кг на каждой тонне), это было бы ощутимо. Комбинат имени Ильича выплавляет 300 тыс. тонн чугуна. По самым приблизительным подсчетам получается экономия около 3 млн. долл. На такую сумму увеличилась бы прибыль за месяц только по одной составляющей.

Если брать производство чугуна, стали и проката, то завод работает сегодня лучше всех в Украине - и по количеству, и по объему товарной продукции. Хотя и у нас, и у остальных металлургических комбинатов одни и те же беды - неплатежи, налоги и т.д. Вопрос из вопросов - рентабельность, потому что резко меняется конъюнктура рынка. Если в первом полугодии 1995 года рентабельность нашей продукции была на уровне 18-19%, то к концу 1995-го этот показатель составлял всего 10%. А сегодня и того меньше - 6-7%. В такой ситуации комбинату, имеющему колоссальную социальную сферу, выжить практически невозможно. Для того чтобы началось движение вверх, надо чтобы заработал внутренний украинский рынок. Чтобы заработали заводы тяжелого и среднего машиностроения, автозаводы, заводы сельхозмашин, начался выпуск конкурентоспособной продукции. Пока же основной наш металл идет на экспорт.

Если говорить конкретно о заводе, то сегодня на мировом рынке конкурентоспособен только один стан-3000. Он может конкурировать с любым станом в мире. И благодаря продукции, которая на нем производится, мы уже завоевали авторитет в США, Западной Европе. Поставляем свою продукцию в Мексику, Южную Корею, Тайвань, Китай, Японию. На нехватку внимания к металлу комбината имени Ильича нам жаловаться не приходится. Запросы идут со всего мира. Вынуждены иногда отказывать по одной простой причине - дефицита металла. Выход из этой ситуации я вижу один - наращивание производства. А для этого необходимо иметь соответствующее современным требованиям технологическое оборудование.

Когда после развала Союза в поставке слябов отказал вначале Новолипецкий металлургический комбинат, а затем и «Азовсталь», перед нами встал вопрос: «Как выживать?» Первое, что сделали, - в течение года запустили две машины непрерывного литья заготовок (МНЛЗ) в конверторном цехе, которые без услуг цеха подготовки составов и слябинга позволяют изготавливать высокоточные, без последующей обрези слябы из любой марки стали. На месте закрытого листопрокатного цеха (который был полностью демонтирован) построили трубосварочный цех. Я, как директор завода, отчетливо сознаю, что один из важнейших вопросов существования комбината - конкурентоспособность листа стана холодного проката. Есть программы, есть проекты, есть даже подписанный контракт, направленный на его техническую реконструкцию, но, к сожалению, все это сейчас заморожено. И это при том, что первую очередь реконструкции стана-1700 мы сделали сами. Три года на это ушло. В июне текущего года стояли 14 суток, но закончили реконструкцию. Но самый главный вопрос - замены моталок - не решен. Нет средств. И надо их не так уж и много - порядка 35 млн. долл.

Заводское оборудование давно морально устарело. Моталкам уже по 35 лет и максимальный вес, который они могут осилить, - 8,5 тонны. А сегодня все металлургические заводы мира перешли на 15-20 тонн и выше... Будь сегодня у нас новые моталки, мы могли бы катать слиток-сляб и повысить в два раза развес рулона. Это позволило бы на равных конкурировать с Новолипецким комбинатом, череповецкой «Северсталью», «Магниткой» и т.д.

- Наверняка специалисты завода просчитали, какую прибыль получил бы комбинат, если бы реконструкция стана-1700 была доведена до конца...

- Если бы после реконструкции цена тонны металла поднялась на 10 долл., это по нашим расчетам приносило бы комбинату 20 млн. долл. в год. Окупили бы все затраты на себя в течение полугода. Но это не единственная наша болевая точка. Есть еще одна проблема - известь. Для того чтобы выпускать высококачественные стали в конверторном цехе, в том числе штрипсы, сталь для труб высокого давления, требуется хорошая известь. Сейчас ее приходится закупать по всему Донбассу. У нас уже выкуплено все оборудование для собственного производства, но запустить его не можем. Можем только начать, а заканчивать... Будь у нас деньги, максимум 14-15 месяцев, - и проблема извести была бы для комбината решена. Чтобы успокоить экологов, сразу скажу, что это было бы экологически чистое производство, которое позволило бы улучшить качество агломерата и самое главное - нормально работать конверторному цеху.

- И кроме того, запустив это производство, вы бы создали новые рабочие места...

- Если говорить о безработице, то это не о нас. Мы - растем, по крайней мере, если сравнивать с 1990 годом. В составе комбината два агроцеха, свой молокозавод, мясокомбинат, мощный строительно-монтажный цех, цех художественных изделий, трубосварочный цех. Мы увеличиваем количество рабочих мест. Сегодня перед нами другая проблема - как в нынешних сложных условиях удержать коллектив, вовремя платить заработную плату, вовремя рассчитываться с потребителями. Это сейчас самый сложный вопрос!

- В условиях хронических неплатежей общение с отечественными покупателями металлопродукции приносит вам больше головной боли, чем денег. Не проще ли работать только с иностранными партнерами?

- Учитывая сложное экономическое положение в Украине, я считаю, что выживать надо вместе, и помогаю всем. Всем украинским предприятиям, которые просят о поставках металла с нашего комбината. Ведь они сейчас находятся в таком положении, что их надо поддержать на плаву. Особенно большие долги у госбюджетных организаций, к примеру системы МВД. Мы всегда были поставщиками продукции в исправительно-трудовые колонии не только Украины, но СССР. В колониях ведь делают очень много вещей из металла, а сейчас у них нет возможности с нами быстро рассчитываться, но я все-равно иду им навстречу. Хоть и задолженность у них перед комбинатом колоссальная. Я отчетливо понимаю, что выступаю их кредитором. Но ведь и меня кредитуют. У меня ведь тоже колоссальные долги перед поставщиками кокса, металлолома, сырья и т.д...

Сегодня самая главная моя задача, как директора, - найти деньги на техническое перевооружение комбината. Надеяться на то, что кто-нибудь будет вкладывать в нас деньги, - несерьезно. Сейчас получается, что не нас инвестируют, а мы инвестируем западные фирмы, закупая у них технологии и оборудование. С другой стороны, если бы два таких комбината, как имени Ильича и «Азовсталь», были остановлены, многие на Западе вздохнули бы с облегчением.

- Ваш рассказ о проблемах, связанных с реконструкцией, невольно наводит на мысль о том, что не будь комбинат государственной собственностью, все проблемы были бы давно решены. Заработал деньги - провел реконструкцию! А так приходится ждать, когда государство решит, что пора помогать...

- С 1989 года, еще при бывшем Союзе, государство ни копейки централизованно в завод не вложило. Все, что сделано на комбинате за пять лет украинской независимости, - все сделано за свои средства. И запуск машин непрерывного литья заготовок, и реконструкция первой очереди стана-1700, и постройка трубосварочного цеха, мясокомбината, молокозавода, новой гостиницы, пансионата - все сделано за счет прибыли. Живем, как капиталисты, свою прибыль вкладываем в производство. Пытались получить технический кредит и продолжаем пытаться, но пока ничего не получается. А ведь комбинат способен при небольших капиталовложениях (образец из нашего металла испытали на «АвтоЗАЗе» и сделали заключение, что он лучше, чем металл, поступавший к ним из Европы) зарабатывать сам и помогать зарабатывать другим. За прошлый год принесли государству прибыли порядка 17 трлн. крб., или 100 млн. долл. Если бы не колоссальная социальная сфера (34 детских садика, пионерлагерь, два крупных пансионата, профилакторий, жилфонд и т.п.), то после уплаты 30 млн. долл. государству в качестве налогов 70 млн. долл. можно было бы направить на техническое перевооружение. Это - колоссальная цифра. Но этих денег нет, потому что все уходит на пополнение оборотных средств и содержание социальной сферы, куда ежемесячно перечисляются порядка 250 млрд. крб.

- А сотрудничество с иностранной компанией, которая бы вложила в комбинат деньги, провела техническую реконструкцию и вместе с вами, при условии, что трудовому коллективу принадлежало бы 51% акций, стала бы вашим деловым партнером, - такое сотрудничество вас не устраивает?

- Завод, имеющий важнейшее государственное значение, на который государство может опереться, ни в коем случае никому отдавать нельзя. Потому что мы не найдем таких партнеров, которые бы думали об интересах Украины. Посмотрите на ситуацию на Новолипецком металлургическом комбинате. До приватизации там шли разговоры об инвестициях, но как только контрольный пакет акций оказался в руках «благодетелей», их планы резко поменялись: деньги выделяются только на зарплату. И делается все, чтобы завод работал в убыток. Я давно говорил, что такое «сотрудничество» приведет к тому, что встанет вопрос о возврате завода государству. И действительно, правительство России приняло решение о создании АО «Российская металлургия». Акции выкупаются обратно...

51% акций крупных заводов должен принадлежать государству. Если государство доверяет мне, как директору завода, пусть делегирует мне право ими распоряжаться сроком на 4-5 лет. Мы будем вкладывать деньги в производство и постепенно выкупим акции. Но в интересах государства, а не какого-нибудь частного лица. Таким путем шла приватизация металлургических комбинатов во Франции, которая началась там в 1985 году. Им, конечно, здорово помогло государство. За пять лет оно предоставило беспроцентных кредитов на 12 млрд. франков, что позволило провести техническую реконструкцию всех заводов. В самом начале 20% акций были в собственности коллектива, а 80% - у государства. Сегодня ситуация обратная: 80% акций в собственности компаний, а 20% - у государства. Кредит государству был полностью возвращен за пять лет.

А у нас... До сих пор не решен вопрос о цивилизованном налогообложении. Я, как член Совета работодателей и промышленников при Президенте Украины (а в него входят далеко не последние в Украине люди, которые своей работой уже давно доказали, что могут приносить пользу государству), могу засвидетельствовать, что было подготовлено уже несколько проектов, но ни один из них не прошел через Верховную Раду Украины...

- И как же вы намерены дальше работать в столь сложных экономических условиях?

- Так же, как и раньше, - принося пользу государству и давая людям возможность нормально работать и хорошо жить.

Наша беседа с генеральным директором Мариупольского металлургического комбината имени Ильича проходила в условиях, когда говорить о приятных вещах Владимиру Семеновичу было очень трудно. Из-за ограничения потребления электроэнергии стоял стан-1700 и цех холодного проката. Работали только те, кого нельзя остановить, - доменный цех, мартеновский и кислородно-конверторный. Кстати, по мнению специалистов, комплекс доводки стали комбината имени Ильича - лучший в СНГ. И есть все условия для того, чтобы он стал одним из лучших в мире. Если, конечно, этого захочет Украина.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК