КОГО БУДЕТ ГРЕТЬ «УГОЛЬ УКРАИНЫ»

19 июня, 1998, 00:00 Распечатать Выпуск № 25, 19 июня-26 июня 1998г.
Отправить
Отправить

Весна и начало нынешнего лета во всех отношениях выдались жаркими для угольной промышленности Украины...

Весна и начало нынешнего лета во всех отношениях выдались жаркими для угольной промышленности Украины. Авария на шахте имени А.А.Скочинского, пикетирование зданий облгосадминистраций в Луганске и Днепропетровске, пеший марш горняков на Киев с последующими акциями протеста под окнами государственной власти с требованием выплат того, что они заработали - вот далеко не полный перечень событий, которые заставляют еще раз обратиться к проблемам, стоящим перед угольной отраслью. Тем более, что конец нынешней зимы давал некоторый повод для оптимизма...

Часть первая. «Грелка» для энергетиков

Именно в феврале с.г., Кабинет министров Украины создал рабочую группу для совершенствования деятельности угольного рынка, которую возглавил еще не министр угольной промышленности, а заместитель председателя Донецкой облгосадминистрации Сергей Тулуб. Комиссия добросовестно проанализировала существующие на рынке угля схемы и инструменты, ценовую политику предприятий углепрома и других операторов рынка, движение углей всех марок и сортов от производителя к потребителю. В результате выяснилось, что вследствие кризиса неплатежей за отгруженную угольную продукцию Минуглепром через Минэнерго явился кредитором для большинства отраслей народнохозяйственного комплекса (данные по состоянию на 01.01.98 года):

Минэнергетики - 232,2 млн. грн.

Минпром - 11,1,

в т.ч. коксующиеся угли - 7,3

на энергетические нужды - 3,8

облгосадминистрации - 45,0

«Укрзалізниця» - 1,9

Прочие потребители (машзаводы, агропромышленный комплекс, строительные организации и др.) - 83,0

ВСЕГО - 373,2 млн. грн.

В прошлом году энергетики возвратили основную массу средств в ноябре. В принципе, тот факт, что деньги были все-таки возвращены - дело хорошее. Плохо то, что, поставляя уголь на электростанции с начала года, угольщики 10 месяцев получали взамен только электроэнергию, которую потребляли.

Кроме этого обстоятельства, свой весомый «вклад» в дело угробления угольной отрасли вносит бартер. В 1997 году с помощью бартерных (товарообменных) операций было погашено 65,5% стоимости отгруженной продукции. Хотя ни для кого не секрет, что при такой схеме угольщики теряют в цене на оборудование 40%, а на материалах - 30%.

В принципе можно говорить о том, что такое положение дел устраивает некоторых руководителей шахт и объединений. Устраивает по двум причинам. Во-первых, сейчас они не могут снизить цену на продукцию, потому что есть так называемый прейскурант, который фактически не действует, но «дело» его живет. Им определен обязательный уровень рентабельности, исходя из которого деятельность угольщиков проверяет налоговая администрация. За такую цену уголь никто не покупает, но продавать дешевле не «рекомендуется»: головная боль будет обеспечена на все 100%. При бартере же цену знают только договаривающиеся стороны... Ну и вторая причина - не стоит сбрасывать со счетов личные интересы.

В итоге, рабочая группа подала на рассмотрение в Кабинет министров пакет документов, который должен был изменить ситуацию к лучшему. Именно в этот момент на горизонте появляются очертания «Угля Украины».

Часть вторая. Сложности «горячей» любви между угольщиками и металлургами

Говоря о проблемах, стоящих перед угольной отраслью, нельзя обойти вопрос обеспечения металлургического комплекса Украины коксующимися углями. До 1990 года исправно работала существовавшая в рамках Госснаба система централизованных поставок, которая начала разрушаться после передачи «Углесбыта» в систему Минуглепрома. Разрушение единой государственной системы углеснабжения потребителей при резком падении уровня добычи угля и его остром дефиците на внутреннем рынке да еще в условиях отсутствия действенных экономических и нормативных рычагов, привели к утрате возможности наиболее рационально обеспечивать коксохимическое производство Украины угольной продукцией. Сложившаяся к началу 1995 года ситуация практически парализовала движение средств от металлургов к угольщикам. С целью выхода из финансового тупика, на основании ряда совместных совещаний в 1995 году принимаются компромиссные решения:

- в угольной промышленности восстанавливается отраслевой заказ на уровне 80% объема добычи угля с целью обеспечения дисциплины поставок;

- вводится валютный прейскурант цен на угольную продукцию, сформированный с учетом конкурентоспособности продукции металлургии на внешнем рынке;

- формируется нормативная база позволяющая привлечь иностранных инвесторов в цепочку уголь-кокс-металл.

Принятые меры позволили несколько стабилизировать положение на рынке коксующегося угля, привлечь реальные финансовые ресурсы в отрасль и приостановить рост задолженности коксохимических заводов (КХЗ) перед угольщиками, создать предпосылки к формированию угольного рынка, а также определиться в вопросах конкурентоспособности меткомбинатов, КХЗ и угольных предприятий. Это дало возможность объединению «Укруглесбыт» в 1995 году в условиях неплатежеспособности коксохимических заводов организовать через инофирмы, аккредитованные на украинских металлургических комбинатах, поставки коксующихся углей на условиях их гарантированной 100% оплаты «живыми» деньгами.

Во второй половине 1995 года, работая на этих условиях с такими инофирмами, как «Bolmat International, Ltd», «Primetrade A.G.», «Pure S.A.», «Euro Commodities Grouр, Ltd», «Alek Iron Imрex GmBН» и «Exbo Trading Ltd», «Укруглесбыт» ежемесячно выкупал у угольных предприятий до 600 тыс. тонн концентратов коксующихся углей (более 50% их общего объема производства) на сумму около 29 млн. долларов США. Однако под давлением угледобывающих предприятий к концу года принимается решение об окончательной ликвидации централизованного углеснабжения. Происходит практически неконтролируемая ликвидация «Углесбыта», а взамен не создается ничего, что могло бы хоть отдаленно напоминать механизм функционирования угольного рынка отрасли.

Ликвидация централизованной системы сбыта угольной продукции и не сбалансированная в 1996 году с мировыми ценами ценовая политика на коксующий уголь (в условиях более низкой цены на поставляемые в Украину коксующиеся угли из Польши и России) привели к появлению на рынке множества мелких коммерческих фирм (выступающих посредником между производителями угля и непосредственными покупателями, т.е. инофирмами, аккредитованными на украинских меткомбинатах), которые обогащались на встречной поставке шахтам материалов и оборудования. Все это привело к тому, что нынче уровень бартерных операций при реализации коксующихся углей достиг почти 80%, а реальная их отпускная цена посредством таких нехитрых операций занижается как минимум на 20-30%.

Кроме того, закупки коксующихся углей коммерческими фирмами для поставки их на КХЗ в большинстве случаев не отвечают требованиям, предъявляемым к шихте для коксования и являются набором наиболее дешевых и наименее пригодных для коксования углей. Что не замедлило отрицательно сказаться на качестве металлургического кокса по показателям механической прочности и резкому увеличению его расхода в доменном производстве (до 35-40%), а следовательно, снижению рудной нагрузки и уменьшению объема производства металла. Так, в 1997 году неправильное использование углей в технологических составах шахт и ухудшение их качества привело к его прямым потерям в объеме 1,3 млн. т, а потери чугуна при этом составили 865 тыс. т. Исходя из средней стоимости концентратов коксующихся углей и стоимости чугуна эти потери оцениваются специалистами примерно в 350-400 млн. грн.

Все эти причины, плюс постоянное повышение цен вынуждает основных потребителей завозить уголь из-за пределов Украины. Так, в 1996 году ими было завезено

6,2 млн. т. коксующихся углей, в том числе из России - 3,5 млн. т и из Польши - 2,7 млн. т. В прошлом году импорт составил 4,6 млн. т (1,9 млн. т. из России и 2,7 млн. - из Польши). Однако марочная структура импортированных в 1997 году углей на 57% была представлена наиболее дешевой газовой группой. Это привело к потерям производства кокса в объеме 10,8 тыс. т., или к прямым убыткам, оцениваемым в 1,9 - 2,2 млн. грн.

При существующем дефиците коксующихся углей в Украине и проводимой работы по реструктуризации отрасли, которая в ближайшее время приведет к закрытию крайне убыточных шахт (а большинство из них как раз и добывают столь необходимое для металлургов сырье) суммарной производственной мощностью 13,3 млн. тонн в год, ввоз углей в Украину будет возрастать.

Только на 1998 год потребность в валовом коксе 6-процентной влажности оценивается в 17,7 млн. т, что потребует использования коксующихся угольных концентратов в объеме 23 - 24 млн. тонн. Из ресурсов Минуглепрома на коксохимические заводы в текущем году может быть поставлено 15 млн.т. Таким образом, ожидаемый импорт угля может составить 9 млн. т, в том числе из России - до 4 млн. и из Польши - до 5 млн. т.

Сдерживающим фактором здесь станут только ограниченные возможности импорта угля из России и Польши по железной дороге. Поставки же дешевых и качественных углей из отдаленных регионов (Южная Африка, Австралия и др.) рентабельны только при условии использования крупнотоннажных судов. Однако украинские порты на сегодняшний день не готовы как к приему таких судов, так и к работе с большим объемом угля.

Зато весьма существенным стимулом для импорта российских и польских коксующихся углей является затратный механизм формирования цены на уголь в Украине, когда в ее основу закладываются затраты производителя, а не принцип реальной стоимости, по которой данный товар можно реализовать на рынке. Для того, чтобы обеспечить конкурентноспособность украинских коксующихся углей на внутреннем рынке, цены на них необходимо снизить на 15-25%.

Не секрет, что цены предложений украинских коммерческих структур до 30% ниже рекомендованных Минуглепромом. Эту разницу прячут в основном путем завышения цен на материалы и оборудование, получаемые шахтами по встречным поставках. Таким образом на внутреннем рынке сложилась ситуация, когда угледобывающие предприятия, не найдя покупателя углей по цене, рекомендованной Минуглепромом (а фактически она является обязательной), вынуждены выводить часть углей в теневую экономику и реализовывать их за пределами законных рамок, продиктованных Минуглепромом. Играя же по правилам, предприятия либо не находят сбыта своей продукции, либо отгружают угли с длительной отсрочкой платежа.

В 1997 году шахтами отгружено на нужды коксохимического производства 14968,1 тыс. тонн угольной продукции на общую сумму 1407,9 млн. грн. В порядке взаиморасчетов за поставленную продукцию на расчетные счета угольных предприятий поступило 467,9 млн. грн., или 33,2% стоимости отгруженной продукции. Бартерные операции в расчетах за 1997 год составили 66,8%.

Рабочей группой, которая занималась исследованием данной проблемы, был предложен целый ряд конкретных мер по улучшению ситуации. Одной из них было создание государственной компании по закупке и реализации угольной продукции, в состав учредителей которой войдут производители и потребители угля. По расчетам специалистов, реализация полного пакета предложений позволяет уменьшить долю бартера и поднять удельный вес оплаты деньгами за угли, поставляемые на коксохимическое производство, до 80% (ориентировочно 1,1 млрд. грн.).

Часть третья. Наступит ли новый министр на горло собственной песне?

Итак, уже в конце февраля был полностью готов пакет документов, который позволял говорить о создании межотраслевой структуры под рабочим названием «Уголь Украины». Сердцевину его составлял проект положения о сбыте угля, предусматривавший исключительно тендерную основу реализации. Планировалось, что на первоначальном этапе «Уголь Украины» будет работать под контролем наблюдательного совета, в который войдут представители министерств и двух облгосадминистраций - Донецкой и Луганской. Тендерные торги будут проходить по общим правилам продажи угля, а возможные конфликтные ситуации будут разрешаться на уровне наблюдательного совета. В дальнейшем предусматривалось создание филиалов и цивилизованной угольной биржи.

Рабочая группа предлагала создать «Уголь Украины» в форме акционерного общества, часть акций которого бы принадлежала государству, часть - негосударственным структурам. Но, как сказал в одном из интервью Сергей Тулуб, «некоторые ведомства, особенно профсоюзы, воспротивились участию в уставном капитале негосударственных предприятий, усмотрев в этом лоббирование чьих-то интересов. Поэтому, по крайней мере на начальном этапе 100% уставного фонда будут принадлежать государству».

По расчетам тех, кто работал в группе, реализация угля на тендерной основе позволит сократить долю бартерных операций до 50% и соответственно увеличить объем «живых» средств, поступающих угольщикам, с тем, чтобы ежемесячно выплачивать шахтерам текущую заработную плату.

О том, какие положительные моменты принесет создание «Угля Украины», сказано более, чем достаточно. Что же касается минусов... Вначале Министерство угольной промышленности благожелательно отреагировало на предложение по созданию данной структуры, но после того, как чиновники увидели, что это приведет к ущемлению их прав, отношение стало меняться. Дело в том, что в случае реализации предложения рабочей группы министерство освобождается от не свойственных ему функций продажи угля и превращается в службу, которая не влияет на финансовые вопросы. А кто из чиновников был в восторге от того, что у него из-под носа уходят деньги?

Так что сейчас многое зависит от нового министра Сергея Тулуба, который до самого недавнего времени был председателем рабочей группы. С одной стороны, «Уголь Украины» - его детище, а с другой, оно забирает определенные функции у министерства, что может вызвать недовольство у собственных подчиненных. О том, как они могут в этом случае работать, красноречивее всего говорит тот факт, что на шахтах, в холдинговых компаниях о том, что затевается вверху, ничего не знают, и это тоже показатель работы министерства...

Кроме того, административным методом будет сложно обеспечивать углем электростанции и заводы. Ведь что ни говори, а речь действительно идет о вмешательстве государства в процесс реализации угля и введении некоторых элементов государственного регулирования на этом рынке. Это потом уже будет выход на чисто рыночные отношения и создание угольной биржи. Или не будет...

Есть опасения, что все субъекты угольного рынка должны будут в административном порядке работать через «Уголь Украины». Однако в этом отношении пока преобладает принцип: «Колхоз - дело добровольное». Тот, кто за свою продукцию получает «живые» деньги, может работать так, как работал - проблем не будет. Но есть целая масса предприятий, которым нужно помочь. Здесь и выходит на первый план государство с поддержкой тех, кого оно считает нужным. Закупает у них продукцию, ориентируясь на тендерную цену, и поддерживает до того момента, пока не будет принято решение, что делать с крайне убыточными шахтами.

В этой связи интересно мнение о созданной структуре Ефима Звягильского - человека, который знает все проблемы угольной отрасли изнутри и знает, как зарабатывать деньги собственным трудом. «Шахта имени Засядько не будет продавать свой уголь с помощью этой структуры. По крайней мере, на нынешнем этапе, - говорит Ефим Леонидович. - Надо освобождать шахты от посредников, которые берут дисконт на каждой тонне угля от 3 до 8 долл. Если «Уголь Украины» сможет добиться, чтобы эти деньги шли на шихту, и металлургические комбинаты получали кокс не по 98 долл., как сейчас, а по 92 долл., то тогда стоит подумать...»

Остался самый интересный вопрос - кто возглавит «Уголь Украины»? Версия о том, что это кресло предлагалось лидеру ПРУП Виктору Держаку, не нашла своего подтверждения. По крайней мере, сам он не хочет обсуждать тему создания данной структуры вообще.

В любом случае, надо отдать должное тому человеку или коллективу авторов, которые пришли к мнению, что большие деньги уже не могут мириться с существованием многочисленных структур, каждая из которых забирала кусочек шахтерского пирога на свой стол. Не отстреливать же их всех? Лучше победить-удавить с помощью административных и экономических методов и тогда все станут богатыми. Кроме бедных...

Часть четвертая - лирическая. Каждому шахтеру

по поросенку и «Дэу»

Пока в Киеве решают, что делать с пришедшими в столицу шахтерами, власти на местах вносят свой посильный вклад в решение социально-экономических проблем угольных предприятий. В Луганской области завершена разработка целого комплекса практических мер и действий по снижению социальной напряженности. Так, две тысячи шахтерских семей будут иметь возможность на договорных началах заниматься откормом скота и птицы на своих частных подворьях. Хозяйства области готовы поставить для этих целей шахтерам две тысячи поросят и 40 тыс. молодняка птицы, а также корма, необходимые для их выращивания. Зернофураж и комбикорма выделяются из регионального фонда поддержки развития сельского хозяйства области. Вся стоимость данного проекта оценивается в 338 тыс гривен.

Угольным предприятиям будет оказана поддержка в создании подсобных сельских производств. Будут заключаться договора между сельскохозяйственными предприятиями и шахтами по привлечению на сезонные сельскохозяйственные работы членов шахтерских семей, где будут четко определены объемы и формы расчета. Как сказал первый заместитель председателя облгосадминистрации Николай Гапочка, ставится задача каждой шахтерской семье оформить актом государственной собственности земельный надел в пределах 2 га на правах, аналогичных тем, что имеют колхозники. На базе частных земельных наделов организовать фермерские ассоциации и создать МТС.

Планируется и переселение шахтеров и их семей из неперспективных шахтерских городов и поселков в сельскую местность, где они будут иметь жилье, подсобное хозяйство. Те, кто изъявит желание работать в сельскохозяйственном производстве, получат сельские профессии.

Программа практических действий облгосадминистрации учитывает и миграционные процессы из городов и поселков, где шахты закрываются, в регионы перспективного развития предприятий угольной промышленности. Сегодня там исследуется рынок жилья. Горняки с неперспективных и закрывающихся шахт смогут работать по договору на других угольных предприятиях. Специалисты топливно-энергетического управления облгосадминистрации обобщают опыт отработки участков шахтных полей на условиях договора аренды на угольных предприятиях Красного Луча, Антрацита и Ровеньков.

В меру сил и средств на региональном уровне принимаются также меры по погашению задолженности по заработной плате. В частности, создается система оплаты за коммунальные услуги в счет погашения долга. Совместно с Минуглепромом, руководителями холдинговых компаний прорабатываются предложения АО «Луганск-Авто» о приобретении угольными холдинговыми компаниями в кредит с рассрочкой платежа до трех лет автомобилей производства ЗАО «АвтоЗАЗ» в личное пользование горняков. Кто не получал зарплату, теперь получит автомобиль?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК