«ГАЗПРОМ» НА ЕВРОПЕЙСКОМ РЫНКЕ ГАЗА: ЭКСПАНСИЯ КАК СПОСОБ ВЫЖИВАНИЯ

03 января, 1997, 00:00 Распечатать Выпуск № 1, 3 января-17 января 1997г.
Отправить
Отправить

То, что задумал или вынужден предпринять российский «Газпром» на континентальном рынке газа, веро...

То, что задумал или вынужден предпринять российский «Газпром» на континентальном рынке газа, вероятно, с одинаковой степенью погрешности можно назвать экспансией (если допускать, что это эксклюзивная идея «Газпрома») или борьбой за выживание (если исходить из того, что команда Рема Вяхирева намерена получить в конце концов реальные и существенные доходы от своей весьма трудоемкой и многолетней деятельности).

Наверное можно сказать так: экспансия как способ выживания на рынке газа. И сие следует отнюдь не из благоговения перед «Газпромом», как крупнейшим монстром Европы, а исключительно из реалий того же «газпромовского» бытия. И если попытаться беспристрастно рассмотреть это бытие, в том числе и с точки зрения возможных преимуществ Украины, то как транзитор и крупнейший импортер российского газа Украина, вероятно, может найти вполне уютное местечко под «европейским солнцем» в соседстве с «Газпромом». Только для этого нужно заглянуть немножко дальше (а лучше, если «множко») своего забора. И представить нашу страну полноценным вообще-то партнером пусть и не всегда корректного по отношению к Украине российского «Газпрома»; а не его традиционным вассалом с исторически закоренелым комплексом окраины.

Смею заметить, что с такой позиции и проблемы внутриукраинского «газового пирога» выглядят совершенно иначе, чем это кажется в ситуации, когда приходится только наблюдать, как 2-3 газотрейдера вырывают друг у друга и из рук соседа лакомый (внутриукраинский) «газовый кусок» - наиболее платежеспособных и крупных потребителей газа. И на поимку этих, по сути-то, всего лишь «газовых крох», увы, уходит весь пыл и внимание, которое должно (!) быть направлено на куда более важные и масштабные проблемы в контексте континентального передела рынка газа. Образно говоря, одна «крошечка» европейского «газового пирога» - если обломится - способна задавить даже самую крупную конкретную компанию, а то и целую страну; или гарантировать им безбедное энергетические будущее со всеми вытекающими экономическими и политическими последствиями.

Конъюнктура европейского рынка газа

В настоящее время на европейский рынок газа поставляют этот вид топлива в основном компании пяти стран - России, Норвегии, Нидерландов, Алжира и Ливии. Эксперты Международного энергетического агентства расстановку сил на этом рынке представляют следующим образом: газ голландского происхождения - 25%, алжирского - 17,4%, норвежского - 16,6%; наибольшая доля принадлежит российскому газу - 41%.

Причем, в связи с тем, что голландское правительство проводит политику «консервации» собственных энергетических запасов, экспорт газа из этого источника на европейский рынок будет сокращаться. Газоразработки в Великобритании в ближайшие годы также не окажут существенного влияния на этот рынок.

Так что конкурировать на европейском рынке газа будут в основном компании России и Норвегии. Однако до сих пор российский газ лидирует в значительной части из-за его меньшей стоимости на рынке.

И доля российского газа в общем объеме газопотребления европейских стран продолжает возрастать. Соответственно, увеличивается и экспорт газа «Газпромом» в этот регион (см. таблицу 1).

Динамика спроса на газ в Восточной Европе весьма неоднозначна, что специалисты объясняют последствиями спада производства в бывших странах СЭВ. В результате потребление энергии в этой группе стран в период 1990-1992 годов сократилось на 13%. В то же время страны Западной Европы увеличили общее потребление энергии, в основном газа, на 19,4% за 1991-1995 годы.

Самым непредсказуемым спрос на газ в Восточной Европе может оказаться с 1998 года, когда закончится действие так называемого Ямбургского соглашения, в рамках которого восточноевропейские страны получали от «Газпрома» газ в качестве оплаты за их участие в строительстве тогда еще советского газопровода от Ямбургского газового месторождения. По этому соглашению названные страны получат в целом около 15,5 млрд. кубометров российского газа. Между прочим, это составляет в среднем до 40% экспорта российского газа в страны Восточной Европы.

Стратегия экспорта российского газа

Стратегия «Газпрома» в Европе достаточно четко определена его руководством и представляет собой по сути три направления.

Первое - участие в продаже газа в европейских странах (со странами СНД «Газпром» работает пока без посредников) - через создание СП, торговых домов, представительств фирмы за рубежом. Такие предприятия с участием «Газэкспорта» и «Газпрома» действуют практически во всех странах Европы, хотя российская доля в них неоднозначна.

Второе направление - обеспечение гарантированности, безопасности газопоставок и стремление управлять потоками газа в зависимости от покупательского спроса и потребности. Для этого «Газпром» стремится обеспечить, с одной стороны, транспортировку газа в требуемых объемах, а с другой - возможность маневра газопотоками.

В создании и приобретении контроля над газотранспортными магистралями «Газпром» явно преуспел. А с введением новых газопроводов «Ямал-Европа», по существу, будет создана замкнутая кольцевая система газопроводов, по которой российский газ (и не только российский, если бы этому не препятствовал «Газпром») может оперативно подаваться в любую европейскую страну несколькими путями: через Украину, Чехию, Словакию, Германию или же по газопроводу «Ямал-Европа» через Белоруссию, Польшу, Германию.

Уже сейчас «Газпром» имеет собственную систему газомагистралей, позволяющую «связать» российский газ через Германию (с возможностью использовать ее крупнейшее ПХГ) с другими источниками поставок газа для Европы - Британией, Голландией и Норвегией. А сотрудничество с нидерландской компанией Gazuine (соглашение предполагает 25-летнее сотрудничество), оператором лучшей в Европе газотранспортной инфраструктуры, обеспечит «Газпрому» максимальную маневренность и возможность, пожалуй, самого оперативного управления потоками газа в трансевропейских магистралях.

Кроме того, участие не только в торговле газом, но и его доставке непосредственным потребителям в Европе и на Балканском направлении позволяет «Газпрому» получить дополнительную прибыль, которая может компенсировать все возрастающие затраты на добычу газа в России и его транспортировку, в том числе через Украину и другие страны-транзиторы.

И, наконец, третье направление стратегии «Газпрома», без которого невозможна реализация двух вышеназванных, - увеличение собственной газодобычи, разработка новых месторождений и привлечение для этого инвестиций и кредитов. Примечательно, что сегодня в России основные газоносные месторождения большей частью исчерпали резерв интенсивного наращивания добычи, а новые (в отдаленных северных регионах) пока не могут восполнить потребности в ежегодном наращивании экспорта не менее чем на 3-5%.

Однако до момента, пока «Газпром» приступит к интенсивной добыче газа перспективного Надымского и Ямальского регионов, а также месторождений Северного моря, компания использует резерв среднеазиатских газодобывающих стран. Последние таким образом получили возможность опосредованно экспортировать свой газ, как, например, Туркменистан через ТРАО и «Газэкспорт». Но они стремятся создать альтернативные российскому газотранспортные коридоры. И надеются, что ко времени, когда «Газпром» сможет обойтись без их газа для восполнения возрастающего экспорта, они будут располагать собственными газопроводами и рынками сбыта своего газа (проекты поставок среднеазиатского газа в Афганистан, Пакистан, Турцию, Китай и Японию). «Газпром», создавая европейскую сеть газопроводов, между тем, участвует и в проектах добычи и транспортировки газа среднеазиатских стран.

Воплощает стратегию «Газпрома» в Европе и других странах внешнеэкономическое предприятие (ВЭП) «Газэкспорт». Собственно, ВЭП - инструмент «Газпрома» по реализации его внешнеэкономической деятельности. И его деятельность в этой связи не ограничивается операторскими функциями «поверенного по продаже газа». Хотя уже только как продавец основного российского экспортного сырья «Газэкспорт» чрезвычайно ценен, ибо обеспечивает ежегодно до 8 млрд. долларов общего дохода «Газпрому» по заключенным долгосрочным соглашениям с покупателями российского газа. Общий же доход по всем этим соглашениям составит не менее 160 млрд. долларов.

По большому счету, основная часть доходов федерального бюджета России - налоговые выплаты «Газпрома», что во многом объясняет и обеспечивает ему заботу федерального правительства Виктора Черномырдина. И «Газпрому» явно подфартило, так как глава правительства до тонкостей знаком с технологией добычи и торговли газом и реальным состоянием этого предприятия.

Европа встревожена усилением «Газпрома», но без российского газа ей не обойтись

До недавних пор российский «Газпром» мог рассчитывать на сбыт своего газа только в Восточной Европе. Сравнительно структурированным, хотя и динамичным, был рынок газа в Западной Европе. Поэтому года три тому назад «Газпром» начал отвоевывать для своего газа часть рынка Центральной Европы, менее определенного в то время, и уже тогда столкнулся с сопротивлением других крупных газоторговых компаний.

Между тем, стремление европейских стран, даже имеющих собственные ресурсы газа, диверсифицировать источники поставок газа и возрастающая потребность в этом виде энергоносителя способствует продвижению «Газпрома» на запад по многим направлениям (см. таблицу 2).

Основные конкуренты российской газовой компании - поставщики норвежского, британского и голландского газа - четко следят за конкурентностью цен. Однако газ из вышеназванных источников пока дороже российского, что также привлекает покупателей к «Газпрому». Впрочем, «Газпром» постепенно, а в дальнейшем - все резче будет вынужден поднимать цены на свой товар по нескольким причинам (удорожание добычи и транспортировки). Но даже при этом, например, в бывших соцстранах, таких, как Чехия, газ нероссийского происхождения все равно будет стоить дороже.

Для «Газпрома» есть и еще один неприятный момент: многие газоторговые компании стремятся (и иногда им это удается) перепродавать российский газ, в частности зарабатывать на его реэкспорте и формально снижать долю российского товара на рынке этих стран. Поэтому россияне стремятся максимально ограничить такую возможность, внося в контракты с иностранными покупателями обязательный пункт о запрете реэкспорта своего газа и реализовывая его через СП и торговые дома непосредственным потребителям.

«Газпром» не устраивает то, что при реэкспорте его газа как западноевропейского товара происходит и смещение политического акцента: энергетическая зависимость от России нивелируется, хотя и формально. И недооценивать этот факт вряд ли стоит.

Но, как и западные компании, «Газпром» менее всего хотел бы разбалансировать европейский рынок газа и создать избыток, что однозначно приведет к падению цен на газ. Интегрируясь в трансевропейскую газовую систему, четко следит, чтобы его газ поставлялся в рамках спроса, причем законтрактованного на несколько десятилетий вперед. В этом отношении у «Газпрома» мало конкурентов, так как ни одна другая страна не располагает таким запасом, как Россия, - свыше 49 трлн. кубометров. А спрос на газ в Европе продолжает расти.

Все, о чем речь шла выше, касалось внешнеэкономической деятельности «Газпрома» и общей стратегии основных компаний из стран-импортеров газа, в том числе российского. Однако на внутреннем рынке энергоносителей в каждой стране - собственная стратегия, в том числе и по отношению к «Газпрому». Взаимосвязь внешней и внутренней стратегии любого государства - при желании и умении - обеспечивает стране стабильность энергообеспечения, предсказуемость цен и относительную независимость от политики источников энергопоставок.

Эти аспекты так или иначе должны присутствовать в стратегии энергообеспечения Украины. Посмотрим, на что могла бы претендовать она в этом контексте, чего добилась, а чего нет, и еще попробуем определить - почему.

«Плюсы»

и «минусы» украинской газовой стратегии

Достаточно, вероятно, напомнить, что Украина по отношению к российскому «Газпрому» выступает в двух пока незаменимых ролях - крупнейшего потребителя газа и крупнейшего транзитора «газпромовского» экспортного сырья. В последние годы страна потребляет не менее 55 млрд. кубометров российского газа в год. А «Укргазпром» при этом транспортирует ежегодно в среднем 110 млрд. кубометров российского газа (95% всего «газпромовского» экспорта), получая в качестве оплаты тот же газ.

Не нужно быть стратегом, чтобы догадаться, что в обеих названных ролях Украины заинтересован «Газпром». Проблема в том, что пользоваться преимуществами своего положения Украина еще не научилась должным образом. Понятно, что для отстаивания своих выгод не стоит, как бульдозер, переть против махины «Газпрома». Действовать нужно искусно и не грубо, тогда можно спокойно достичь того же уровня взаимоотношений, какой существует, например, у россиян с немецкой, голландской или французской газоторговыми компаниями. И не придется платить за 1000 кубометров газа по 80 долларов в то время, когда дальние европейские страны покупают российский газ по 68-75 долларов.

Существует и третья украинская ипостась, о которой заговорили, пожалуй, только в этом году: украинские потребители российского газа являются производителями и поставщиками достаточно разнообразной палитры товаров, необходимых тому же «Газпрому». Или необходимых для расчетов самого РАО с российскими бюджетами различных уровней. Разумеется, не будь проблемы с денежными расчетами, об этом упоминать не стоило бы - имея свободные средства, «Газпром» мог бы все товары, получаемые в последнее время в качестве оплаты за газ, купить. И, возможно, не в Украине. Но о свободных средствах, тем более валютных, пока всем бывшим советским сестрам приходится только мечтать.

Из Украины через тех же трейдеров (именуемых оптовыми поставщиками газа) в Россию направляется масса необходимых россиянам товаров. Для отечественных предприятий Россия остается крупнейшим рынком сбыта продукции. Другое дело, что трейдерам далеко не всегда удается соблюсти чувство меры: они «накручивают» такие проценты за свои посреднические услуги, что у спецов из «Газкомплектимпекса» (дочерней фирмы «Газпрома», уполномоченной им проводить так называемые товарные зачеты в счет оплаты «газпромовского» газа) ум за разум заходит.

Но даже при этом, вероятно, существует некая реальная возможность «договориться». И по большому счету газотрейдеры - как это ни парадоксально - вполне справились с неподъемной для постсоветских времен задачей - обеспечили товарную оплату российского газа украинскими потребителями. Без госплана и госснаба. Во всяком случае, к Украине - как государству - у «Газпрома» нет серьезных претензий по «газовым» долгам. Есть претензии к конкретным фирмам. И будь у первых лиц Украинского государства несколько меньше заинтересованности в «газовом» бизнесе конкретных трейдерских фирм, для Украины ситуация с «Газпромом» вообще бы была однозначной.

Конечно, премьер-министр Украины совершенно прав, когда говорит, что он считает своим прямым долгом защищать интересы отечественных компаний, работающих в отрасли внешней экономики, если это в интересах государства. Жаль только, что интересы конкретной компании порой воспринимаются непосредственно как интересы государства.

Глупо спорить, например, с тем, что промышленно-финансовая корпорация «Единые энергетические системы Украины» за счет воплощения простых до гениальности товарно-кредитных схем обеспечивает украинские предприятия работой и даже зарплатой. Но, наверное, не стоит закрывать глаза на тот неоспоримый (хотя и не оглашаемый) факт, что эта компания - во благо собственное - имеет доступ, как никто другой, к государственным средствам и «зеленый свет» для реализации всех своих гениальных идей.

Большинству читателей «ЗН», наверняка, неизвестно, что ЕЭСУ может себе позволить оперировать конкретными бюджетными средствами для оплаты своих контрактов «Газпрому». А если с балансом газа у корпорации случались проблемы, к их услугам - госрезерв из газохранилищ «Укргазпрома». Ни одного кубометра газа потребители в Украине из числа комбыта и населения не получили без предварительного перечисления корпорации бюджетных средств (а ведь только ЕЭСУ имела контракт на поставку газа населению, коммунально-бытовым предприятиям и бюджетным организациям). Сколько перечислили на счет ЕЭСУ государственный и местные бюджеты - на такую сумму ЕЭСУ и поставила газ.

С одной стороны, к ЕЭСУ не может быть претензий на сей счет, это даже должно дисциплинировать газопотребителей. Но с другой, - ведь ни одна другая компания, поставляющая в Украину импортный газ, не может располагать гарантированными бюджетными средствами и деньгами населения. Получается, что изначально ЕЭСУ имеет фору, как ни один другой трейдер, включая государственный «Укргазпром».

Далее - промышленные потребители газа. Так уж получилось, что для поставок газа компании ЕЭСУ были отведены компактно расположенные и самые платежеспособные потребители газа. Добавьте к этому существующее «телефонное право», используя которое ЕЭСУ удается в первоочередном порядке получать и отправлять в Россию (или куда им нужно) продукцию самых рентабельных украинских предприятий. Например, трубы с завода в Никополе (Днепропетровская область), несмотря на то, что заказ оплачивался другими фирмами, в первую очередь отгружались в адрес ЕЭСУ. Аналогичная ситуация характерна и для предприятий из других регионов, если их продукция требовалась этой корпорации.

«Укргазпром» по сей день не может «выбить» прошлогодние долги с потребителей. И бюджеты всех уровней не балуют отечественных газовиков платежами. Да и чем «баловать», если все деньги сразу уходят в ЕЭСУ…

Интересно было бы узнать, например, сколько налогов заплачено в украинский бюджет корпорацией ЕЭСУ по результатам газотрейдерской деятельности (контракт на 1996 год - 25 с лишком миллиардов кубометров газа с декларированной стоимостью свыше 2,289 млрд. долларов). И еще не мешало бы знать: сколько же денег из доходной или хотя бы прибыльной части годового бюджета ЕЭСУ осталось в Украине и каким образом реально заработанные средства были отправлены учредителям ЕЭСУ, банковские счета которых находятся далеко за пределами Украины, хотя сами владельцы компании при этом могут иметь и украинское гражданство?

В декабре 1996-го украинское правительство максимальной огласке придавало свои попытки разобраться с недоимками налогов в госбюджет. Но почему-то при этом забыли огласить, что большая часть украинского экспорта и внутреннего товарообмена производилась газотрейдерами - по только им известным схемам. Все это, видимо, составляет коммерческую тайну негосударственных фирм, занятых стратегическим бизнесом. А значительные издержки внутренних производителей экспортной продукции списаны в ходе «взаимозачетов».

Вы спросите, возможно, какое отношение все вышесказанное имеет к проблемам с российским «Газпромом»? Самое непосредственное: выступая защитником конкретной трейдерской компании перед «Газпромом» (а чаще всего приходилось защищать ЕЭСУ), украинское правительство вынуждено было жертвовать государственными интересами и идти на уступки, которых можно было бы избежать. При этом государственные предприятия и комитеты, как, например, безвластный Госнефтегазпром, вынуждены - в угоду госчиновникам, защищающим интересы конкретных фирм, - жертвовать немногими стратегическими и тактическими победами, которых удалось достичь в последнее время.

Например, вместо реальной заботы об участии украинских проектных и строительных предприятий в нескольких межгосударственных проектах добычи и транспортировки газа в других странах отечественные госчиновники предлагают конкретное участие в них компании ЕЭСУ. В результате вместо диверсификации источников поставок энергоносителей - в значительной степени потому, что в этих проектах изначально заняты и другие компании - Украина сталкивается с неприятием и сопротивлением стилю ведения бизнеса той же ЕЭСУ. Человеческий фактор? В этом контексте уже не важно то, объективно или субъективно отношение партнеров и конкурентов к самой ЕЭСУ, так как не воспринимают именно Украину - как государство. В лице ее первых государственных исполнительных лиц.

Можно, наверное, сотни раз публично заявлять о невиновности Украины перед «Газпромом» и вообще Россией. Но вряд ли удастся отстоять интересы Украины, в том числе «Укргазпрома» - как госпредприятия и крупнейшей в Европе газотранспортной компании - перед тем же «Газпромом», если при этом требовать уступок в адрес конкретной негосударственной фирмы, пусть даже в ее названии присутствует имя государства...

Николай ЕВГЕНЬЕВ

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК