ДОЛГИ И ПЛАТЕЖИ

21 февраля, 1997, 00:00 Распечатать Выпуск № 8, 21 февраля-28 февраля 1997г.
Отправить
Отправить

«а то, что придется потом платить, так ведь это, пойми, - потом...» Александр Галич На прошедшей недел...

«а то, что придется потом платить, так ведь это, пойми, - потом...»

Александр Галич

На прошедшей неделе парламент искренне порадовал заинтересованных наблюдателей: отклонил проект закона «О списании и реструктуризации налоговых обязательств налогоплательщиков по состоянию на 1 октября 1996 года». Инициатором и проектантом отклоненного документа выступил Виктор Суслов, глава комиссии ВР по вопросам финансов и банковской деятельности. При этом комиссия, г-ном Сусловым возглавляемая, довольно давно и вполне определенно высказалась за то, чтобы его проект вообще снять с рассмотрения и заняться пакетными законами, в которых, в частности, предусмотрена и реструктуризация налоговых долгов.

О том, что предложенный Виктором Сусловым проект с мясом выдран из налогового пакета и (если его принять в таком виде) опасен и убыточен для бюджета и экономики в целом, с редким единодушием говорили и глава бюджетной комиссии ВР Николай Азаров, и вице-премьер Виктор Пинзеник. Но наш мужественный парламент во главе с Александром Морозом не внял ни гласу финансовой комиссии, ни комиссии бюджетной, ни аргументам вице-премьера. не внял и потратил полдня на рассмотрение заведомо «провального» проекта. почему бы и нет? Очевидно, времени у Верховной Рады навалом - можно обсудить, кроме идей г-на Суслова, еще и вопросы о народных дружинах (как средстве борьбы с организованной преступностью, что ли?) или о том, не расквартировать ли Конституционный суд в городе-герое Харькове... Налоговый пакет может подождать, поскольку вряд ли принесет ощутимые дивиденды на будущих парламентских выборах, а кроме этой - близкой и понятной - темы многих нынешних депутатов ВР, кажется, уже ничего не интересует.

Накануне

Справедливости ради заметим, что налоговый пакет хоть и очень медленно, но продвигается к принятию. Все-таки (не прошло и полгода) - три закона приняты в первом чтении и четыре-пять прошли согласительную комиссию, возглавляемую Виктором Мусиякой, то есть готовы к дальнейшему рассмотрению. Так, закон «Об осуществлении платежей на территории Украины и порядке обеспечения налоговых обязательств» есть в повестке дня заседания ВР на 26 февраля. Накануне рассмотрения (во втором чтении) посмотрим, что же предлагают разработчики и согласительная комиссия.

Закон, о котором здесь пойдет речь, мы для краткости будет называть просто: платежным. Это - некий свод правил игры для предприятий-налогоплательщиков, налоговой администрации, банков, в которых предприятия держат счета, для судебных властей и Фонда госимущества, который, в случае чего, реализует имущество предприятия-должника, и для всех-всех-всех заинтересованных сторон. Правила - в общих чертах - следующие.

Для простоты картины представим, что мы - предприятие. Среднестатистическое. А значит, наверняка есть и наш «вклад» в сумму долгов, зависших на так называемой картотеке. Это - наши признанные долги перед бюджетом, которые фактически блокируют наш счет в банке, поскольку ни на что другое, кроме как на погашение картотечного долга, деньги, поступающие на счет, не идут. Общий объем картотеки, по некоторым данным, равняется двум ВВП. И с этим надо что-то делать.

Предполагается, что после принятия платежного закона каждое предприятие, имеющее долг перед бюджетом, получит право на его реструктуризацию, т. е. на выплату долга частями, в рассрочку, - помесячно или поквартально, в течение 5 или 10 лет (если считать от момента возникновения задолженности). Совсем «древние» налоговые долги (до 31 декабря 1993-го), если таковые у кого-то еще остались, - просто списываются. Совсем свежие долги (после 30 ноября 1996-го) - не реструктурируются. Все, что посередине, - можно рассрочить, причем, если такое решение предприятием принято, налоговая перестает начислять пеню на общую сумму недоимки и начинает терпеливо ждать первых выплат. А вот если она (налоговая) таковых выплат вовремя не дождется, то может списать со счета все: и основную сумму долга, и штрафы, и пеню. Безакцептно.

Чтобы не превратить реструктуризацию долгов в перманентный процесс, тем самым лишив ее какого-либо экономического смысла, закон предполагает отмену картотеки как таковой. Это, в частности, означает, что банки перестанут исполнять неприятную для клиентов роль налоговых агентов, что, безусловно, сделает их «банками с человеческим лицом». Кроме того, предприятие получит право открывать несколько расчетных (в том числе - и валютных) счетов в разных банках. Для спокойствия души.

А для спокойствия налоговой администрации в номера таких (множественных) счетов одного и того же предприятия-налогоплательщика будет «вмонтирован» его, предприятия, налоговый код. По словам главного разработчика платежного закона Сергея Терехина, Национальный банк Украины морально готов начать учет расчетных счетов предприятий где-то с конца апреля. Естественно, учитываться будет только количество счетов одного и того же плательщика в разных банках. А уж какие там остатки на этих счетах - дело интимное.

Чтобы закончить с темой реструктуризации старых долгов, вспомним и о проекте г-на Суслова, о котором мы говорили выше. Проект предполагал иные сроки и иные методы реструктуризации. если коротко, то - долги реструктурировать, но не всем, а выборочно, и не для всех отменить картотеку. например, рассрочить долги колхозов, но не сделать этого для торговли. Уж не говоря о бессмысленной дискриминации - легче ли будет от этого колхозам? Если и будет, то не надолго - до первого срока уплаты налогов... А ограничить «возраст» долгов, подлежащих реструктуризации, не ноябрем прошлого года, а сентябрем. (Для справки: с сентября на картотеке накопилось 1,2 млрд. грн. Что с ними делать - завести новую картотеку?)

«Ежедневные доходы бюджета упали на треть, в частности, потому, - считает Сергей Терехин, - что предприятия ждут реструктуризации, но при этом надеются, что не будет отменена картотека, не наступит имущественная ответственность за налоговые долги и недоимки, т. е. ждут именно «реструктуризации по Суслову».

Списать нельзя списывать

Если старые долги рассрочены и как-то упорядочены и картотека отменена, куда, извините, девать новые долги? Напомним, что здесь под долгами понимается налоговая задолженность предприятия перед бюджетом, а также насчитанная по ее поводу пеня. Прежде всего (внимание, сейчас будет тонко) - новых долгов лучше не делать и все налоги платить вовремя. Тем более, что новый принцип начисления налога на прибыль делает его (налог) менее обременительным, а новый НДС снабжен (будем надеяться) механизмом компенсации дебетового сальдо плательщика. Но мы с вами, как среднестатическое украинское предприятие, хорошо понимаем, что рано или поздно, а долги будут. Что в этом случае они (налоговая администрация) с нами (предприятием) могут сделать?

Если у нас есть на расчетных счетах средства, они могут эти средства списать на погашение долга в бесспорном порядке. Но только если этот долг - долг согласованный. А согласованным он считается ровно в трех случаях: во-первых, если мы, предприятие, сами начислили себе налоговую недоимку, сами сообщили об этом налоговой, а заодно и о том, что денег на уплату у нас в данный момент нет. Во-вторых, когда налоговая у нас сама нашла неуплаченный долг, три раза нас об этом «китайски» предупредила и мы не оспаривали этих данных. В-третьих, если после всех предупреждений и споров свое решение о наличии и размерах недоимки вынес суд.

Предположим, что один из этих случаев произошел и те средства, которые у нас были на счету (счетах), безакцептно списаны, но их для покрытия долга недостаточно. О, тут может наступить интересный момент, в просторечии именуемый конвертацией финансовой задолженности в имущественную. Часть имущества должника может быть продана, а вырученные деньги уйдут в бюджет. Итак, имущество взято в залог долга. Дальше: что, кто и каким образом?

Реализует залог Фонд госимущества, для чего создает тройственную аукционную комиссию из представителей: местного совета, госадминистрации и собственно ФГИ. Комиссия проводит открытый денежный аукцион. Если денег выручено больше, чем требуется для погашения долга, разница переводится предприятию. Если же покупателя вообще не нашлось или денег, предложенных на аукционе, явно недостаточно для покрытия долга, налоговая администрация может подать в суд иск по признанию предприятия-должника банкротом. Заметим, что сам факт продажи части имущества еще не означает банкротства.

Теперь о том, какую часть имущества можно выставлять на продажу, а какую - нет. По закону нельзя распродавать по частям целостный имущественный (производственный) комплекс - тут либо все, либо ничего.

Что до возможных покупателей, то право «первой ночи» на покупку имущества предприятия имеют те местные администрации, на территории которых предприятие расположено. Если в бюджете у местных администраций найдутся для этого деньги...

Кстати, о бюджете. Иногда случается, что бюджет кое-что должен предприятию. Если при этом и предприятие кое-что должно бюджету, то такая задолженность может быть взаимно погашена - зачетом. Но только в том случае, если это взаимная задолженность предприятия и бюджета одного и того же уровня (местного или центрального).

Так, что еще? Отдельно закон оговаривает случаи, когда предприятие-должник ликвидируется или реорганизуется (например, путем деления) - и тогда долг распределяется между правопреемниками пропорционально. Причем налоговая может, в случае чего, самостоятельно распределить доли ответственности или установить одного, консолидированного «ответчика».

Напоследок отметим еще один новый платежный принцип. А именно - правила использования наличных средств. Лимит остатков наличности в кассе, конечно, устанавливает НБУ. Но предприятие вольно во многих случаях рассчитываться наличными, если ему так удобнее. Устанавливая новые правила, разработчики закона действовали по принципу «свобода тому, кто платит наличными, контроль над тем, кто наличные получает». Т. е. предприятие, с которым рассчитались наличными, должно их, как положено, оприходовать и заплатить соответствующий налог. В целом, платежный закон определяет не только налогово-бюджетные отношения, но и позволяет предприятию более свободно (то есть - разумно) распоряжаться собственными средствами.

Немаловажная деталь: платежный закон тем и интересен, что без него не имеет особого смысла принимать такие законы, как «о налогообложении прибыли предприятий» и даже «Об НДС». Не меняя правил игры, трудно надеяться на новый ее результат.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК