"Трамп превратил Америку на поле боя" — Байден выступил с эмоциональной речью на фоне протестов в США: полный текст

03 июня, 2020, 17:35 Распечатать
Отправить
Отправить

"Мы нация, страдающая от боли, но мы должны не дать ей уничтожить нас. Мы нация в ярости, но мы не можем позволить ей поглотить нас. Мы изнуренная нация, но мы не допустим, чтобы это истощение победило нас".

"Трамп превратил Америку на поле боя" — Байден выступил с эмоциональной речью на фоне протестов в США: полный текст
"Нет ничего, что нам не под силу. Но только если мы делаем это вместе"

Уже несколько дней подряд в США тлеют протесты - каждый день они "взрываются" с большей силой. На фоне этого соперник нынешнего американского президента Дональда Трампа на следующих президентских выборах Джо Байден обратился к гражданам с эмоциональной и жесткой речью. Он рассказал, что именно отличает его от своего конкурента, вспомнил о смерти родного сына и пообещал сделать Америку лучше. НВ публикует полный перевод выступления Джо Байдена.

""Я не могу дышать". "Я не могу дышать". Это последние слова Джорджа Флойда. Но они не умрут вместе с ним. Они все еще слышны. Они прокатываются эхом по нашей стране.

Они обращаются к государству, где слишком часто твоя жизнь подвержена риску из-за одного только цвета твоей кожи.

Они обращаются к стране, где свыше 100 тысяч человек погибли от вируса и 40 миллионов американцев стали безработными, с непропорционально большим числом смертей и потерей рабочих мест, сконцентрированных в черных и коричневых сообществах.

И они обращаются к стране, где ежедневно миллионы людей - не в момент потери жизни, а в ходе самой жизни - говорят себе: "Я не могу дышать".

Это сигнал к пробуждению для нашей нации. Для всех нас.

И я имею в виду каждого из нас. Мы не впервые слышим эти слова - точно такие же слова мы слышали от Эрика Гарнера, когда шесть лет назад забирали его жизнь.

Но сейчас пришло время прислушаться к этим словам. Понять их. И ответить на них - с помощью реальных действий.

Эта страна взывает к лидерству. Лидерству, которое может объединить нас. Лидерству, которое может сплотить нас. Лидерству, которое может распознать боль и глубокую скорбь сообществ, на чьих шеях слишком долго держали колено.

Но здесь нет места насилию.

Нет места мародерству, уничтожению имущества, поджогу церквей или крушению бизнесов - многие из них построены цветными людьми, которые впервые начали осуществлять свои мечты и достигать благосостояния для своих семей.

Точно так же недопустимо и для нашей полиции, клявшейся защищать и служить всем людям, обострять напряженность или прибегать к чрезмерному насилию.

Мы должны различать законный мирный протест и беспринципное жестокое уничтожение.

И мы должны быть бдительны насчет насилия, совершаемого действующим президентом в отношении нашей демократии и стремления к справедливости.

Когда мирных протестующих по указу президента выгоняют с порога народного дома - Белого дома - используя слезоточивый газ и светошумовые гранаты, чтобы дать тому возможность устроить фотосессию в величественной церкви, то можно понять, почему мы считаем, что президент больше заинтересован во власти, чем в законах.

Он больше заинтересован в служении страстям своего кабинета, чем в нуждах людей, находящихся под его опекой.

Ведь это то, что определяет президентство: долг заботиться - о каждом из нас, не только об избирателях, не только о жертвователях, но о всех нас.

Вчера президент держал Библию в церкви Сент-Джонс. Если бы он открыл ее, вместо того чтобы размахивать ею, то смог бы кое-что вынести для себя: мы все призваны любить ближнего своего, как самих себя.

Это трудная задача. Но это то, что должна сделать Америка.

Дональд Трамп не заинтересован в этом.

Вместо этого он выпячивает грудь и сметает все заграждения, долгое время защищавшие нашу демократию.

Заграждения, которые помогли сделать возможным путь этого народа к более идеальному союзу.

Союзу, который постоянно требует реформ и подтверждения своей самоотдачи - и да, протестов со стороны тех, с кем плохо обращались, кого игнорировали и оставляли за бортом.

Но это тот союз, за который стоит бороться. И вот почему я выдвигаюсь в президенты.

Помимо Библии, ему также не помешало бы открыть Конституцию США.

Если бы он это сделал, то обнаружил бы Первую поправку. Она защищает "право народа мирно собираться и обращаться к правительству с петициями об удовлетворении жалоб".

Мистер президент, это Америка. Это не та страна, где лошади становятся на дыбы, чтобы оттеснить мирный протест [вероятно, отсылка к конной статуе, посвященной седьмому президенту США Эндрю Джексону, расположенной в центре Вашингтона, - НВ]. Это не та страна, где американские военные выступают против американцев. Это нация ценностей. Наша свобода слова является заветом, живущим внутри каждого американца.

Мы не позволим какому-либо президенту затыкать наши голоса. Мы не позволим тем, кто видит в этом возможность посеять хаос, поставить дымовую завесу, чтобы отвлечь нас от очень реальных и законных требований, лежащих в основе этих протестов. И мы не можем упустить этот момент, думая, что снова можем отвернуться и ничего не делать. Мы не можем.

Для нашей нации настал час покончить с систематическим расизмом. Покончить с растущим экономическим неравенством в нашей стране. И покончить с отрицанием данных этим государством обещаний к очень многим людям.

С самого начала этих выборов я говорил, что мы сражаемся за душу этой нации. За то, кем мы являемся. За то, во что мы верим. И, возможно, самое важное - за то, кем мы хотим быть.

На кону стоит все. Сегодня это как никогда раньше правдиво. И именно в этой неотложности мы можем найти путь вперед.

История этой страны учит нас, что в некоторые самые темные моменты отчаяния мы достигали некоторых из наших величайших успехов.

Тринадцатая, Четырнадцатая и Пятнадцатая поправки появились после Гражданской войны. Величайшая экономика в мировой истории выросла из Великой депрессии. Закон о гражданских правах 1964 года и Закон об избирательных правах 1965 года нашли путь по следам злобных псов Булла Коннора [американский политик, активно выступавший против движения за гражданские права США в 60-х годах XX века, - НВ].

Перефразируя преподобного Барбера [американский политический активист и политик, член Национальной ассоциации содействия прогрессу цветного населения, - НВ] - в скорби мы находим надежду.

Нам потребуется больше, чем разговоры. Мы уже говорили раньше. Мы уже протестовали раньше. Давайте же наконец поклянемся сделать эту эпоху эпохой действий, которые обратят вспять системный расизм давно назревшими и конкретными изменениями.

Эти действия не будут завершены за первые 100 дней моего президентства - или даже в течение всего его срока. Это работа для целого поколения.

Но если эта повестка займет столько времени, она не должна ждать, пока начнутся первые 100 дней моего президентства. Первый взнос в то, что уже давно назрело, должен произойти сейчас. Немедленно.

Я призываю Конгресс в течение этого месяца работать над мерами, которые станут первым шагом в этом направлении, начиная с настоящей полицейской реформы.

Конгрессмен Джефрис разработал билль, который сделает незаконным удушение. Конгресс должен положить его на рабочий стол президента Трампа через несколько дней.

Есть и другие меры: перестать передавать полиции оружие военного применения, улучшить ее надзор и подотчетность, разработать стандартизированную модель применения силы - все это также должно стать законами в этом месяце.

Больше никаких оправданий. Больше никаких отсрочек. Если у Сената есть время на то, чтобы утвердить трамповских неквалифицированных кандидатов на должности судей, которые будут грубо нарушать нашу Конституцию, то у него найдется время и на то, чтобы принять законодательные акты, которые действительно будут отвечать обещанию нашей Конституции о "равной защите закона".

Мы не позволим какому-либо президенту затыкать наши голоса

Забегая вперед, я обязался создать национальную комиссию по надзору за полицией в первые 100 дней своего президентства. Я давно был уверен, что нам необходим настоящий общественный надзор. И нам необходимо, чтобы абсолютно каждый полицейский департамент в стране провел всесторонний аудит приема на работу, тренировок и практик по деэскалации конфликта.

А федеральное правительство должно предоставить им инструменты и ресурсы, которые необходимы для имплементации реформ.

Большинство копов отвечают высочайшим стандартам их профессии. И тем больше есть причин, что с плохими копами нужно иметь дело жестоко и быстро. Нам всем необходимо пристально вглядеться в культуру, которая допускает, чтобы эти бессмысленные трагедии продолжались.

И мы должны учиться у городов и полицейских участков, которые все делают правильно.

Впрочем, мы знаем, что чтобы Америка стала по-настоящему справедливой, нам также необходима экономическая справедливость.

В этом плане также многое предстоит сделать.

В качестве неотложной меры Конгресс должен предпринять действия по устранению расового неравенства в вопросе распределения средств на восстановление после COVID-19.

В ближайшие недели и месяцы я поделюсь большими подробностями моей повестки в отношении экономической справедливости и открывающихся возможностей.

Но она начинается с системы здравоохранения, которая должна стать правом, а не привилегией. Самый короткий путь к универсальной системе здравоохранения в этой стране - это расширить программу Obamacare.

Мы можем это сделать. Мы должны это сделать.

Но этот президент - даже сейчас, посреди кризиса в здравоохранении, которому сопутствует громадная безработица - хочет ее уничтожить.

Ему все равно, сколько миллионов американцев пострадает, поскольку он поглощен своим слепым эго, когда речь заходит о президенте Обаме.

Президент должен отозвать свой иск, призванный свернуть Obamacare, а Конгресс должен приготовиться рассмотреть мое предложение по расширению действия этой программы на еще миллионы человек.

В последние месяцы мы могли наблюдать настоящих героев Америки. Медработники, медсестры, водители грузовиков, продавцы продуктовых магазинов.

У нас есть для них новое название: важнейшие работники. Но нам надо делать больше, чем просто благодарить их. Нам надо платить им. Потому что, если раньше это было неочевидно, то это ясно сейчас. Эта страна не была построена банкирами с Уолл-стрит или топ-менеджерами. Она была построена великим американским средним классом - нашими важнейшими работниками.

Я знаю, что в стране существует огромный страх, неопределенность и злость. Я понимаю. И я знаю, что очень много американцев страдают. Страдают из-за потери любимых. Страдают из-за экономических трудностей. Страдают из-за груза боли, поколение за поколением причиняемого цветным людям - в частности, чернокожим и коренным народам.

Я знаю, что такое скорбеть. Мои утраты не сравнимы с утратами, которые переживают столь многие. Но я знаю, что значит чувствовать, будто ты не можешь продолжать идти дальше.

Я знаю, что значит иметь черную дыру скорби, ноющую в твоей груди. Всего несколько дней назад была пятая годовщина смерти моего сына Бо, которого одолел рак. В некоторые моменты боль все еще настолько сильная, что она неотличима от той, которая была в день его смерти. Но в то же время я знаю, что лучший способ пережить утрату и боль - это направить всю эту злость и страдания на благую цель.

И американцы знают, какая перед нами, как нации, стоит цель. Она направляла нас с самого начала.

Она была задокументирована. В тот день, когда Джон Кеннеди был убит, маленькая Иоланда Кинг вернулась домой из школы в Атланте и запрыгнула на отцовские руки.

"Ох, папочка, - сказала она. - Теперь мы никогда не получим нашу свободу". Ее папочка был воодушевляющим, сильным и смелым. "Не волнуйся, малышка, - сказал Мартин Лютер Кинг-младший, - Все будет в порядке".

Доктор Кинг стойко держался посреди насилия и страха. Им двигала мечта о стране, где "справедливость ниспадает как вода и праведность подобна могучему потоку". Позже, в 1968 году, ненавистники заберут его жизнь в Мемфисе.

За несколько дней до того, как доктор Кинг был убит, он прочитал последнюю воскресную проповедь в Вашингтоне.

Он сказал нам, что хотя дуга нравственной вселенной длинна, она склоняется к справедливости.

И мы знаем, что мы можем ее туда склонить - потому что мы должны это сделать. Мы все еще должны в это верить. Это наша цель. Это было нашей целью с самого начала: стать нацией, где все мужчины и женщины не только созданы равными, - но и обращаются с ними по-равному.

Стать нацией, которую определяет, цитируя доктора Кинга, не только отсутствие напряжения, но и присутствие справедливости.

Сегодня в Америке сложно сохранять веру в то, что справедливость находится на расстоянии вытянутой руки. Я знаю это. Вы знаете это.

Наша боль кровоточит. Боль реальна.

Президент Соединенных Штатов должен быть частью решения, а не проблемой. Но сегодня наш президент является частью проблемы.

Когда он твитнул "Когда начинается мародерство, тогда открывается стрельба" - это были слова не президента. Это были слова расистского шефа полиции Майами из 1960-х.

Когда он твитнул, что протестующие "были бы встречены самыми злобными собаками. <...> вот когда люди действительно бы сильно пострадали" - это не слова президента, это слова в стиле Булла Коннора, который мог бы произнести их, спуская своих собак.

Американская история - это про действие и реакцию. Так работает история. Мы не можем быть наивными в этом плане.

Хотел бы я сказать, что эта ненависть началась с Дональда Трампа и им и закончится. Но это не так, и она не уйдет вместе с ним. Американская история - это не сказка с гарантированным хэппи-эндом.

Битва за душу этой нации была постоянным перетягиванием каната в течение более чем 240 лет.

Перетягиванием каната войны между американским идеалом, согласно которому мы созданы равными, и суровой реальностью, что расизм давно разорвал нас на части.

Откровенная правда заключается в том, что оба этих элемента являются частями фигуры американца.

В наших лучших проявлениях американский идеал побеждает. Поражение никогда не наступит. Битва идет всегда, и она никогда не будет окончательно выиграна.

Но мы не можем игнорировать правду о том, что мы являемся лучшими проявлениями себя, когда открываем свои сердца, а не когда сжимаем свои кулаки. Дональд Трамп превратил нашу страну в поле боя, раздираемое старыми обидами и свежими страхами.

Он думает, что раскол ему поможет. Его нарцисизм стал более важным, чем благополучие страны, за которое он отвечает.

Я прошу каждого американца взглянуть, где мы находимся сейчас, и переосмыслить: это действительно то, кем мы являемся? Это то, кем мы хотим быть? Это то, что мы передадим нашим детям и внукам? Страх и стрелочничество вместо надежды и погони за счастьем? Некомпетентность и тревогу? Эгоцентризм и эгоизм?

Или же мы хотим быть Америкой, которой, как мы знаем, она может быть? Америкой, который мы можем и должны быть, мы это знаем в своих сердцах.

Послушайте, президентство - это большой труд. Никто не сможет привести все в полный порядок. И я не смогу.

Но я обещаю вам вот что: я не буду торговать страхом и расколом, я не буду раздувать огонь ненависти.

Я буду искать лекарство от ран на почве расизма, которые долгое время разъедали нашу страну, - а не использовать их в политических целях.

Я буду делать свою работу и принимать на себя ответственность. Я не буду обвинять других. Я никогда не забуду, что эта работа касается не меня.

Она касается вас.

И я буду работать не только для того, чтобы заново отстроить эту страну, но и чтобы сделать ее лучше, чем она была. Чтобы построить лучшее будущее.

Вот что делает Америка. Мы строим будущее. Это может быть, по сути, самой американской вещью, которую можно сделать.

Мы алчем свободы так же, как это делали Гарриет Табмен [активистка, борец против рабства, - НВ] и Фредерик Дуглас [писатель, борец за права афроамериканцев, - НВ].

Мы жаждем голосовать так же, как и Сьюзен Энтони [активистка, борец за права женщин, - НВ], Элла Бейкер [борец за права чернокожих женщин, - НВ] и Джон Льюис [политик, участник движения за гражданские права, - НВ].

Мы стремимся исследовать звезды, лечить болезни, сделать этот неидеальный Союз настолько идеальным, насколько нам хватит сил.

Мы можем потерпеть неудачу, - но мы хотя бы попытаемся.

Мы сталкиваемся с грозными врагами. К ним относится не только коронавирус и его ужасное влияние на наши жизни и средства к существованию, но и эгоизм и страх, которые нависли над жизнью нашей страны в последние три года.

Победа над этими врагами требует от нас исполнения нашего долга - и он включает в себя память о том, кем мы должны быть.

Мы должны быть Америкой времен Рузвельта и Эйзенхауэра, Розы Паркс и Мартина Лютера Кинга-младшего, Джонаса Солка и Нила Армстронга.

Мы должны быть Америкой, лелеющей жизнь, свободу и отвагу.

И в первую очередь, мы должны быть Америкой, которая хранит друг друга - любого и каждого.

Мы нация, страдающая от боли, но мы должны не дать ей уничтожить нас. Мы нация в ярости, но мы не можем позволить ей поглотить нас. Мы изнуренная нация, но мы не допустим, чтобы это истощение победило нас.

Как президент, я обязуюсь перед каждым из вас возглавить решение этих вопросов - я обязуюсь слушать. Потому что в глубине души я правда считаю, что мы можем превозмочь. И когда мы наконец-то встанем вместе как единая Америка, мы воспрянем еще более сильными, чем когда-либо раньше.

Так что протяните друг другу руку помощи. Говорите друг с другом. И пожалуйста, заботьтесь друг о друге.

Это Соединенные Штаты Америки. И нет ничего, что нам не по силам. Но только если мы делаем это вместе"

Смотрите спецтему: Протесты из-за смерти Джорджа Флойда Экс-полицейский Шовен получил 22,5 года тюрьмы за убийство Флойда Прокуратура настаивала на 40-летнем сроке для обвиняемого. Гибель Джорджа Флойда: сегодня в США должен начаться суд на бывшим полицейским Обвинение будет настаивать на том, что содержание Флойда полицейским стало «существенной» причиной потери им сознания и смерти. Гибель Джорджа Флойда: в США приступили к отбору присяжных Бывшего офицера полиции Дерека Шовина обвиняют в непредумышленном убийстве и убийстве второй степени. В администрации Трампа отреагировали на идею сноса памятников Колумбу, Вашингтону и Джексону У Трампа говорят, что Вашингтон по праву заполнен "бесчисленными памятниками, мемориалами и статуями в честь мужчин и женщин, построивших эту страну". Байден назвал Трампа первым президентом-расистом в истории США - Reuters Байден и ранее критиковал Трампа за разжигание расовой вражды.
По материалам: ZN.UA / Новое время / Подготовил/ла : Виктория Хмилевская
Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК