Необходимы изменения неэффективной системы контроля при предоставлении социальной поддержки - исследование

6 ноября, 2016, 16:05 Распечатать

Социального инспектирования скорее нет, оно атрофировано и инертно, выполняет свои функции лишь номинально.

Социального инспектирования в Украине скорее нет © Андрей Товстыженко, ZN.UA

В заключении мониторингового исследования по выявлению случаев ошибок и мошенничества при предоставлении социальной поддержки приводятся интересные критерии, позволяющие говорить о необходимости изменения системы контроля, которая существует на сегодняшний день, но остается неэффективной, пишет в статье для ZN.UA юрист Андрей Вигиринский.

Мониторинг проводился в органах социальной защиты населения Житомирской, Закарпатской, Запорожской, Киевской, Сумской областей в ноябре 2015-го.

Читайте также: Только 25% соцпомощи предназначается действительно нуждающимся в ней

І. Низкое качество проверки данных заявителей к моменту назначения пособия, вследствие чего последующей проверке подлежит чрезвычайно высокое число дел с нарушениями. Отсутствие системного обучения, единой методики (механизма) осуществления проверок, централизованного сопровождения и мониторинга их деятельности.

Среди наиболее существенных нарушений, которые не выявляются, но влияют на размер помощи, можно назвать следующие:

— неофициальное трудоустройство (работа без трудового договора или за границей);

— неофициальный доход (реальная заработная плата выше официальной или есть незадекларированные доходы в неформальном секторе);

— установление/подтверждение отцовства лица, проживающего вместе с одинокой матерью;

— подтверждение покупки товара или услуги на сумму более 50 тыс. грн (или свыше десяти прожиточных минимумов).

Нарушения выявляются в менее чем 1% проведенных проверок. При этом 81% от общего количества проверок были проведены в отношении получателей жилищных субсидий, 17% — малообеспеченных семей и только 2% — одиноких матерей. В исследованных управлениях было выявлено 621 дело с нарушениями, или 0,7% от общего числа проверок. Наименьший процент нарушений в делах о помощи малообеспеченным семьям (0,4%), наибольший — при проверке дел одиноких матерей (1,5%).

При отборе дела для проверки профили риска не применяются. Дело поступает на проверку социальному инспектору в случае запросов от других учреждений и организаций или же коллег, специалистов по приему и/или назначению в случае, если оно вызвало у них подозрения. Иногда социальные инспекторы выбирают дела на основе собственного опыта, с большими сумами помощи или давно не проверявшиеся.

После получения дела, на основании собственного суждения о возможной результативности, социальный инспектор самостоятельно выбирает метод проведения проверки: проверка данных, обследование материально-бытовых условий и/или проведение проверки с посещением места работы.

Недостаточная автоматизация труда и отсутствие доступа к базам данных. Сверка данных происходит вручную. 98% запросов в процессе проверки, связанной с доходами, направляются в ГФС, в трети управлений это все еще делается с использованием бумажных носителей. Иногда ответ получают уже после назначения пособия. Поскольку профили риска для выбора дел не используются, как следствие, более половины проверок проводятся заведомо без результата.

То есть очевидно, что система нуждается в изменениях для соответствия нынешнему столетию. А значит, с использованием автоматизированного процесса на стадиях определения дела получателя, на основании прописанных, четких, а главное, единых для всей системы контроля критериев, а не субъективного восприятия инспектора, все еще использующего совковый подход. Более того, исходя из того, согласно какому критерию дело может быть отнесено к группе рискованных, социальный инспектор должен не самостоятельно и наугад выбирать методику проверки, а руководствоваться правилами, которые будут определять конкретный перечень непосредственных мер. Как следует из приведенного выше, как по состоянию на 2015 г., так и на сегодняшний день этого нет в принципе.

ІІ. Подчиненность социальных инспекторов руководству управлений социальной защиты населения как следствие выполнения не связанных с контролем функций, конфликт интересов в ходе проведения проверок деятельности самих управлений.

Как показало исследование, на социальных инспекторов часто возлагают дополнительные функции, а именно: посещение кризисных семей; проверка условий проживания внутренне перемещенных лиц и участие в комиссии по ВПЛ; проведение проверки фактического местожительства для включения в ЕГАРП; обследование материально-бытовых условий семей участников АТО; фиксация отсутствия трудовой книжки. Более того, в некоторых случаях социальные инспекторы проводят обследование материально-бытовых условий для установления газовых счетчиков и автономного отопления, а также активно вовлечены в реализацию других местных программ социальной защиты.

Сейчас социальный инспектор полностью интегрирован в деятельность управлений социальной защиты населения. Наибольшее влияние на процессы деятельности социальных инспекторов при осуществлении функций контроля оказывает фактор руководства, личное отношение.

Эффективным может быть только тот контроль или орган, который отделен от объекта, это во-первых. А во-вторых, для того чтобы контроль был эффективным, он должен быть если не единственной, то основной функцией того или иного подразделения. А когда контролирующими штатными единицами "латают дыры" на других направлениях, то утрачивается эффективность, как следствие, смотрим пункт первый и понимаем, почему проверки проводятся наугад, ради накопления плановых количественных показателей, без заинтересованности в конечном результате, которым должно быть не наказание, а прекращение предоставления помощи тем, кто действительно получает ее незаконно.

ІІІ. Практическое отсутствие обеспечения транспортом (выездные проверки оплачиваются за собственные средства) и возмещения расходов на командировку (оно предусмотрено только в 8 из 30 (27%) исследованных управлений). Почти в половине исследованных управлений был только один социальный инспектор. В среднем по Украине месячный фонд оплаты труда на одного социального инспектора составляет 3149 грн. Социальные инспекторы жалуются на низкие зарплаты и отмечают, что специалисты, выполняющие подобные функции в других организациях (Пенсионном фонде или ГФС), получают вдвое больше. Таким образом, трудно найти человека на вакантное место социального инспектора, который бы отвечал требованиям по опыту и квалификации. Низкие зарплаты повышают риск коррупции.

"Если объективно подытожить главные выводы из данного исследования, то, по большому счету, инспектирования скорее нет, оно атрофировано и инертно, выполняет свои функции лишь номинально. Учитывая возрастающие с каждым годом социальные расходы бюджета, такая ситуация неприемлема", - отмечает Вигиринский.

Больше читайте в статье "Социальный инспектор: благодетель или инквизитор" в свежем номере "Зеркала недели. Украина".

По материалам: ZN.UA /
Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >