За закрытой дверью

8 июня, 16:03 Распечатать Выпуск №22, 9 июня-15 июня

Сделайте правильный выбор — начните защищать себя и своих детей.

Боль и отчаяние, о которых стыдно говорить. Синяки и травмы, которые маскируются макияжем. Надломленная воля и унижение, выдаваемые за терпимость и смирение. Болезненная зависимость и жертвенность, прикрываемые любовью и преданностью. 

Закрытая дверь людской души и межличностных отношений скрывает много горя и слез. Семейные драмы бывают разными, но есть те, особенные, которые требуют постороннего вмешательства.

Каждый день в Украине кто-то страдает от оскорблений, унижений и побоев со стороны родных и близких людей. В большинстве случаев это происходит на глазах вынужденных свидетелей — детей. И только единицы решаются остановить насилие и уйти от обидчика, разорвав отношения. Еще меньше из них отваживаются на борьбу за справедливость и даже не стараются наказать виновного, защитить свои права и предотвратить таким образом насилие в будущем.

Вот уже пять месяцев, как действует новый Закон "О предотвращении и противодействии домашнему насилию" (№2229-VIII от 07.12.2017 г.). Я решила попробовать заглянуть за закрытую дверь и проанализировать, действуют ли предусмотренные законом механизмы защиты и наказания. И чего ждать в ближайшем будущем тем, кто годами страдает от гнета домашних обидчиков.

Закон №2229-VIII — это идеализированная модель предотвращения и противодействия домашнему насилию, требующая на сегодняшний день существенной доработки на уровне подзаконных актов. Фактически все, что было предложено законотворцем, в действительности не пригодно для качественного применения только из-за одного маленького вопроса — а как?

Да, закон существенным образом расширяет круг субъектов, на которых возлагаются функции принятия мер в сфере предотвращения и противодействия домашнему насилию. Основные из них — службы по делам детей; уполномоченные подразделения полиции; органы управления образованием, учебные заведения, учреждения и организации системы образования; органы здравоохранения, учреждения и заведения здравоохранения; центры по предоставлению бесплатной вторичной правовой помощи; суды.

Эти субъекты наделены важными и, по моему мнению, весьма действенными полномочиями в сфере предотвращения и противодействия домашнему насилию. Выделю наиболее эффективные: органам опеки и попечительства, службам по делам детей предоставлено право забирать ребенка или лишать родительских прав относительно ребенка, если обидчиками являются родители (усыновители) или один из них; полиции предоставлено право выносить срочные запретные предписания относительно обидчиков; аннулировать разрешения на право приобретения, хранения, ношения оружия и боеприпасов, а также изымать оружие и боеприпасы; проникать в жилье без мотивированного решения суда в случае непосредственной опасности для жизни и здоровья пострадавшего лица. 

На органы управления образования возложена обязанность не позже чем в течение суток информировать службы по делам детей и Нацполицию об обнаруженных фактах домашнего насилия над детьми; на органы здравоохранения возложена обязанность информировать Нацполицию о выявлении повреждений, которые могли возникнуть вследствие домашнего насилия, а в случае обнаружения таких повреждений у ребенка — также службу по делам детей; обеспечивать проведение медицинского обследования пострадавших лиц; направлять пострадавших от сексуального насилия на тестирование на ВИЧ-инфекцию; пострадавшему лицу или его представителю предоставлено право обращаться в суд с просьбой об ограничительном предписании относительно обидчика.

Каждый механизм, который вводится новым законом, требует слаженной и скоординированной единой системы действий указанных выше органов. И законом это предусмотрено. Частично с этой целью предусмотрено создание Единого реестра случаев домашнего насилия и насилия по признаку пола.

Но прошло пять месяцев, а приказов, распоряжений, положений, инструкций для каждого субъекта до сих пор нет. Как и нет Единого реестра, который в народе успели окрестить "реестром обидчиков" из-за того, что информация относительно жертв будет вноситься в него только при личном согласии самой жертвы. Кроме того, нет четкого определения такого важного понятия, как "оценивание рисков".

Служба по делам детей, уполномоченные подразделения Национальной полиции и суды в применении специальных мер воздействия на обидчика и в защите пострадавшего лица "подвязаны" под это понятие.

Для того чтобы полиция вынесла срочное запретное предписание, предусматривающее ряд мер, а именно: обязательство покинуть место проживания (пребывания) пострадавшего лица; запрет на вход и пребывание в месте жительства (пребывания) пострадавшего лица; запрет любым способом контактировать с пострадавшим лицом, — она должна оценить риски повторения противоправных действий обидчика в будущем. А критерии уровней опасности не определены. Нет согласованной системы оценивания, единого документа и, соответственно, мер контроля выполнения срочных запретов.

Нарушение обидчиком примененных к нему запретов будет контролироваться прежде всего самой жертвой, которая в таких случаях должна иметь четкие инструкции касательно своих действий: кого информировать; как фиксировать нарушение; где, от кого и когда ожидать реагирования. Срочное запретное предписание имеет большое значение, поскольку за его невыполнение к обидчику применяется административная ответственность в рамках ст. 1732 Кодекса Украины об административных правонарушениях. 

Оценивание рисков имеет решающее значение в дальнейшем и для Службы по делам детей, которая должна принять решение о целесообразности изъятия ребенка или лишения родительских прав относительно ребенка родителей (усыновителей) или одного из них. Службе целесообразно оценивать не только опасность от действий обидчика, но и возможность обеспечения безопасности ребенка пострадавшим лицом. Ведь чаще всего жертвой является один из родителей, которому в дальнейшем оставляют ребенка под полную опеку. Жертвы систематического домашнего насилия довольно часто не осознают всей опасности того, что происходит с ними и их детьми. Они, наоборот, учат детей приспосабливаться, подыгрывать обидчику, прибегать к обману и лицемерию, подменивая понятие "благополучие" на "терпимость к созданным условиям". Жертвы склонны возвращаться к обидчику и защищать его от наказания, чем продолжают противоправные действия не только относительно себя, но и относительно своих детей, которые вынуждены оставаться постоянными свидетелями насилия, а нередко и сами становятся жертвами таких противоправных действий. Поэтому служба должна иметь четкую систему оценивания рисков именно обстановки, условий, в которых ребенок находится на момент обращения по факту домашнего насилия.

Суд, в свою очередь, наделен полномочиями выдавать ограничительное предписание, согласно которому могут примениться следующие меры: запрет находиться в месте общего проживания (пребывания) с пострадавшим лицом; устранение препятствий в пользовании имуществом, что является объектом права общей совместной собственности или личной частной собственностью пострадавшего лица; ограничение общения с пострадавшим ребенком; запрет приближаться на определенное расстояние к месту жительства (пребывания), обучения, работы, других мест частого посещения пострадавшим лицом; запрет лично и через третьих лиц разыскивать пострадавшее лицо, если оно по собственному желанию находится в неизвестном обидчику месте, преследовать его и любым способом общаться с ним; запрет вести переписку, телефонные переговоры с пострадавшим лицом или контактировать с ним через другие средства связи лично и через третьих лиц.

Учитывая такой перечень ограничений, при обращении в суд пострадавшее лицо должно доказывать целесообразность применения каждого защитного ограничения. А для суда одних только объяснений жертвы будет недостаточно. Нужны документальные подтверждения каждого риска и его оценивание не по субъективному восприятию пострадавшего лица, а по объективному уровню степени опасности продолжения противоправных действий обидчика. 

Необходимо отметить, что обращение в суд с просьбой об ограничительном предписании — это единственный механизм, используемый в настоящее время. И при этом количество положительных судебных решений очень мало. Причина — пострадавшее лицо не может качественно, всесторонне и полно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается в своих требованиях. Единственным источником доказательств остаются материалы административных производств по протоколам о домашнем насилии, составленные полицией. Многие судьи указывают на низкий уровень работы полиции по сбору доказательств и составлению протоколов. И причиной этого является прежде всего отсутствие единого механизма реагирования на такие правонарушения, невозможность аргументированно оценить риски и применить эффективные меры реагирования в виде профилактического учета, срочного запретного предписания.

Довольно печальная ситуация и с помощью жертвам насилия, потому что предоставляющих ее центров очень мало, а те, что сегодня функционируют, не способны принять у себя каждого, кто в этом нуждается. Такая же картина — с детскими учреждениями и патронатными воспитателями. Фактически службы по делам детей только в исключительных случаях, когда это касается обоих родителей, прибегают к изъятию ребенка. И это только из-за того, что таких детей некуда помещать. Работники образования и медики вообще часто не осведомлены с требованиями нового закона, а потому о координации их действий с полицией и Службой по делам детей пока речь не идет.

Таким образом обозначенные проблемы до сих пор еще скрываются за закрытой дверью души каждого отдельного человека, а потому он остается со своими бедами один на один. Но давайте не будем пессимистами. В январе 2019 г. мы ожидаем полной криминализации домашнего насилия. Именно до этого времени всем упомянутым субъектам был предоставлен срок наработать действенные механизмы и полноценно запустить их для применения. Вне каких-либо норм закона остается одна, очень сложная, проблема — мотивация жертвы к самозащите от насилия. Токсичные отношения уничтожили не одного человека. И это не потому, что кто-то не отреагировал или отказал в помощи. Это из-за того, что сама жертва выбрала для себя путь оставаться жертвой и не признавать насилием то, что с ней происходит.

Психологи, адвокаты — это первые лица, которые узнают обо всем, что происходит за закрытой дверью. Но даже нам не всегда удается вытянуть оттуда жертву, которая сама возвращается назад и хочет там остаться навсегда. 

Это, наверное, единственный выбор человека, который не заслуживает уважения, а потому каждое насилие должно быть признано и наказано, поскольку каждый имеет право на свободную от него жизнь, особенно те, что вынужденно становятся свидетелями и жертвами. И это — дети!

Сделайте правильный выбор — начните защищать себя и своих детей.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно