Выше радуги?

22 марта, 2021, 13:15 Распечатать
Отправить
Отправить

Куда ведет малолетних детей нереализованность их родителей

«Усаживайтесь поудобнее и приготовьтесь отправиться в долгое путешествие. Поднявшись выше радуги, вы окажетесь на дороге из желтого кирпича. Дорога проведет вас через заколдованные леса, царства злых ведьм и добрых фей в Изумрудный Город в далекой стране Оз. В мир, где любая мечта становится реальностью…», — такой анонс предваряет наиболее известную экранизацию любимой детской книги «Волшебник страны Оз» (1939).

К сожалению, Джуди Гарленд — исполнительницу главной роли в фильме, начавшую свой путь к успеху в 2,5 года благодаря авторитарной маме (не слишком удачливой актрисе Этель Марион) — эта дорога привела к одиночеству и ранней (в 47 лет) смерти от передозировки снотворным. Было это случайностью или самоубийством — выяснить так и не удалось. Искалеченное детство редко оборачивается успехом во взрослой жизни без дополнительной помощи.

«Мама умерла не от чрезмерной дозы снотворного. Она просто устала жить», — говорила ее дочь, актриса Лайза Минелли, из-за которой я и вспомнила эту историю. После просмотра одного из первых интервью Дарьи Маханец — мамы восьмилетней блогерши Миланы, мне захотелось заорать. И перед глазами сразу всплыли кадры из кинофильма «Кабаре», когда громко крича под грохот проезжающего поезда героиня Лайзы Минелли снимает стресс.

Попытки некоторых родителей воплотить нереализованные мечты «стать богатым и знаменитым» через собственных детей, вместо того чтобы просто заботиться о них и защищать, — стары как мир. В наше время они просто получили для этого дополнительные технические возможности.

Несколько дней назад широкую огласку получила история «отношений» малолетних блогеров — восьмилетней Миланы Маханец и тринадцатилетнего Паши Пая. Фото и видео «на грани», выложенные детьми в соцсети, очевидно, под «чутким руководством» взрослых, многие назвали «контентом для педофилов». Детский омбудсмен Николай Кулеба обратился в правоохранительные органы и социальные службы. В ответ на страничке восьмилетней девочки в соцсетях появилось послание детскому омбудсмену с предложением встретиться и посмотреть друг другу в глаза, а также призыв к фолловерам засыпать его страницу «цветочными» комментариями. Ответом тринадцатилетнего блогера стало видео, где он пинает ногой воображаемых хейтеров.

На сегодняшний день странички подчищены. Полиция зарегистрировала производство по ч. 1 ст. 301 Уголовного кодекса, предусматривающей наказание для взрослых, принуждающих детей к созданию видео и фото порнографического характера, в виде штрафа от 50 до 100 необлагаемых налогом минимумов доходов граждан (от 56 750 до 113 500 гривен) или ограничения свободы на срок до трех лет.

О том, какое влияние сексуализация детей в соцсетях может оказать как на малолетних блогеров, так и на их стотысячные аудитории, а также о том, какова вероятность, что родители, поощряющие и побуждающие детей имитировать в соцсетях «взрослые» отношения, понесут наказание и каким оно может быть, мы беседовали с экспертами.

Преступление

Наталия Пашко
Наталия Пашко
Наталия Пашко/facebook

«И в восемь, и в тринадцать лет тело к сексуальным отношениям еще не готово. Для отношений, имеющих сексуальный контекст, незрелым является и психологический компонент. Этому возрасту характерна романтическая влюбленность, — считает психолог, координатор по работе с детьми и подростками Института психологии здоровья Наталия Пашко. — На фото и видео дети повторяют и воспроизводят поведение взрослых. У восьмилетней девочки и тринадцатилетнего парня недостаточно жизненного опыта. Соответственно, они берут шаблоны, которые видят сами, либо которые им дают взрослые. И если взрослые одобряют, поддерживают, да еще и создают пространство для такого поведения, грань, что есть норма, а что — нет, у детей стирается.

К сожалению, у взрослых это такой способ, с одной стороны, самореализации. С другой, когда обесценивается физический возраст, и ребенка визуально и психологически пытаются сделать как бы взрослее, привнося взрослый контент, это может быть попыткой нормализации сексуальных отношений с детьми такого возраста.

Безусловно, все это вредит детям. Потому что, опять же, они считывают, что есть норма и как проявлять симпатию, опираясь либо на родительские утверждения, либо на социум. Они копируют и воспроизводят. И если такой контент попадает в онлайн-пространство, то дети воспринимают это как норму. Если на это многие реагируют и одобряют, значит, это — нормально. И в этот момент увеличивается риск совершения преступления со стороны взрослых в отношении этих детей.

Соцсети

Относительно обнародования такого рода ситуаций: все, касающееся детей, и получающее резонанс в плане личностного раскрытия имен и фотографий, имеет как травмирующий, так и обратный эффект. Дети ловят то, что вызывает бурную эмоциональную реакцию. Для подростков это — как красная тряпка: хвататься за способ, с помощью которого они получили такое внимание. И это еще больше увеличивает шансы возможных педофилов использовать ситуацию в свою пользу.

Обнародование подобных историй не имеет никакого воспитательного эффекта. Во-первых, подросток еще больше уходит в протест: «Весь мир против меня, не понимает». И если с ним случается что-то плохое, он не может обратиться за помощью.

Кроме того, распространение такой информации включает других подростков. Они воспринимают это как некую норму, но нечто запретное, а они хотят так же. И дети могут группироваться либо вокруг друг друга, либо вокруг тех, кто это поддерживает. И в этом — очень большой риск. Особенно, когда реагируя на подобную резонансную историю, взрослые начинают разделять между детьми ответственность и раздавать им роли: одному — пострадавшего, другому — виноватого. Перенося таким образом свою ответственность за инцидент на детей — найти ведьму и быстро сжечь ее на костре. Это отталкивает детей от взрослых, которые могли бы поговорить с ними об отношениях, объяснить, что относится к их возрасту, а что — нет, что есть норма, что такое влюбленность и как они могут ее проявлять, что такое асексуальные отношения и какие есть вариации.

Есть понятие родительской некомпетентности. Когда родители видят, что ребенок совершает действия, несущие риски, но не знают, как говорить с ним об отношениях, сексе и безопасности. Родительская некомпетентность ставит ребенка под угрозу.

И есть другое явление. Когда взрослый использует ребенка как объект для удовлетворения собственных потребностей — хайпа, популярности или заработка. Это уже может расцениваться как уклонение от выполнения родительских обязанностей. Потому что одной из родительских обязанностей является обеспечение безопасности ребенка и его воспитание, в том числе психосексуальное, когда говорят об отношениях, их ценности и границах. В таких случаях должны включаться субъекты реагирования, к которым относятся службы по делам детей.

Для меня эта ситуация — не столько вопрос взаимоотношений восьмилетней девочки и тринадцатилетнего мальчика. Вопрос в том, как это происходит и как демонстрируется. Это — паттерны поведения взрослых, а не малолетних детей. Соответственно, родители либо не реагируют, не включаются, не показывают детям границы, либо же имеют какой-то умысел».

Аксана Филипишина
Аксана Филипишина
Аксана Филипишина/facebook

«Проблема комплексная и системная. Ее необходимо решать, — соглашается представитель Уполномоченного по соблюдению прав ребенка и семьи Аксана Филипишина. — Сегодня речь идет о девочке и мальчике восьми и тринадцати лет, а завтра, возможно, мы будем говорить о других детях. К сожалению, уверена, что такая информация есть в нашем интернет-пространстве.

У Уполномоченного Верховной Рады по правам человека Людмилы Денисовой есть четкая позиция по поводу этой недопустимой ситуации. Во-первых, вся распространяемая о ребенке, тем более малолетнем, информация создает опасность для самого ребенка. Мы много говорим о груминге — установлении взрослыми дружеских и доверительных отношений с несовершеннолетними лицами через Интернет для вступления с ними в интимную связь, шантаже и запугивании. Владея минимальными навыками пользования Интернетом, из контента, размещенного на странице того или иного ребенка, можно вычислить личность этого ребенка, место его проживания или обучения. Таким образом, ребенок, о котором размещена информация, подвергается опасности. Этой информацией могут воспользоваться люди, имеющие преступные намерения. В частности и педофилы, о которых мы вспоминаем только от одного громкого случая до другого.

Во-вторых, информация, размещенная на странице ребенка или распространенная самим ребенком, представляет угрозу для других детей, являющихся потребителями этой информации. Например, дети могут копировать неуместное поведение взрослых и транслировать это через изображение или видео. Если такая информация не блокируется, другой ребенок может решить, что это норма, и «если можно другим, то можно и мне».

В-третьих, дети — фигуранты таких конвентов могут стать субъектами булинга. Если взгляды на размещенную ими информацию не разделяют, их могут начать травить в школьной среде или по месту проживания».

Наказание

«То, что мы видим, прежде всего вопрос нравственности и родительской ответственности, — говорит Аксана Филипишина. — Конституция Украины содержит ограничения относительно свободы мнений и мировоззрения, если они нарушают принципы нравственности общества. У Украины также есть целый ряд обязательств перед международным сообществом, но прежде всего перед своими гражданами, согласно международным нормативно-правовым актам. Конвенция ООН о правах ребенка предусматривает обязательства стран-участниц защищать ребенка от всех форм сексуальной эксплуатации и сексуальных развращений.

Украина ратифицировала Лансаротскую конвенцию 2007 года. 21 февраля парламент принял изменения в Уголовный кодекс, имплементирующие ее отдельные положения. Руководящий комитет Лансаротской конвенции периодически предоставляет заключения по использованию детей и тиражированию информации сексуального характера. Например, в пункте первом заключения 2019 года речь идет о том, что неприличные и откровенные фото, видео сексуального характера, созданные детьми в особенно уязвимой ситуации (маленький возраст, дети с ограниченными возможностями, дети, находящиеся в зависимости), надо рассматривать как являющиеся следствием насилия или эксплуатации. И таким детям необходимо оказывать поддержку. То есть речь идет о том, что сам ребенок (а мы говорим о детях восьми и тринадцати лет) может не осознавать, что взрослые используют его в действиях, противоречащих как законодательству, так и моральным принципам общества. По международным стандартам, это приравнивается к сексуальной эксплуатации детей.

Сексуализация детей существенно влияет на восприятие как общества в целом, так и самого ребенка. Втягивание детей в создание и транслирование таких изображений несет высокие риски для будущего ребенка — для его психического, физического здоровья, а иногда и для жизни.

Согласно целому ряду национальных и международных стандартов, такие вещи — недопустимы. Статья 7 Закона Украины «О защите общественной морали» запрещает втягивание несовершеннолетних в деятельность по производству и обороту продукции сексуального или эротического характера, использование образов несовершеннолетних в какой-либо форме в продукции сексуального или эротического характера и проведении зрелищных мероприятий сексуального или эротического характера.

Но есть один момент. Статья касается несовершеннолетних — от 14 лет. В нашем же случае речь идет о малолетних детях. То есть законодательство нуждается в изменениях. Закон должен охватить всех без исключения детей. Кроме того, на взгляд Уполномоченного ВР по правам человека, нормы статьи должны быть расширены с охватом этого случая, подпадающего под заключение комитета Лансаротской конвенции, упомянутое мною выше. Речь идет о блокировании контента, об ответственности родителей за его распространение или невыполнение родительских функций по воспитанию ребенка и контролю над тем, что ребенок делает в Интернете.

Уполномоченным ВР по правам человека подготовлены и поданы в парламент соответствующие предложения изменений в законодательство. Надеемся, народные депутаты будут с нами солидарны и в ближайшее время внесут соответствующий законопроект.

То есть первый компонент — это влияние ситуации на самих детей, как на участников, так и на остальных. Второй — законодательство, регулирующее эту сферу. Как международное, так и национальное. Третий — это ответственность родителей.

Правовая оценка, в соответствии с Уголовным кодексом Украины, должна наступить в свою очередь. Но никто не может освободить родителей от гражданской ответственности, которая сейчас следует из Семейного кодекса Украины. Согласно статье 150, определены обязанности родителей по воспитанию и развитию ребенка. Родители обязаны проявлять заботу о здоровье ребенка, его физическом, духовном и моральном развитии. Кроме этого, согласно части 6 этой же статьи запрещаются какие-либо виды эксплуатации родителями своего ребенка. А если речь идет о сексуальной эксплуатации ребенка (по упомянутым выше стандартам), то за действия по созданию сексуализированного образа ребенка, распространению такой информации может наступать ответственность.

За уклонение родителей от выполнения родительских обязанностей может наступать ответственность согласно Кодексу об административных правонарушениях (КУоАП): штрафные санкции или ответственность, предусмотренная Семейным кодексом, — отнятие детей или лишение родительских прав.

Кроме этого, Уполномоченный ВР по правам человека подчеркивает, что в данном случае все общество должно осознавать свою причастность к событиям с позиции возможности повлиять на ситуацию. СМИ, люди, пользующиеся информацией в интернет-пространстве, должны понимать свою ответственность за своевременность и эффективность действий, когда в их поле зрения попадает информация о детях, с участием детей или созданная детьми. Есть такие рычаги влияния, например, как обращение в администрации, в службу технической поддержки соответствующих соцсетей (Инстаграм, Ютуб, ТикТок, лайки). У каждой сети есть свои правила блокирования контента, и каждый гражданин Украины может напрямую обращаться с просьбой заблокировать тот или иной контент, если он нарушает общественные нормы морали.

Не надо разгонять вирусную информацию. Чем больше она транслируется, тем опаснее становится. Аналогичная проблема — с информацией о суицидах детей. Ответственный человек прежде всего должен обращаться в правоохранительные органы и в службу технической поддержки задействованной соцсети, чтобы этот контент был заблокирован. Общество должно осознавать, что такие вещи с использованием детей — недопустимы, потому что прежде всего нарушают их право как на безопасное информационное пространство, так и на честь, достоинство, на защиту от насилия.

Что касается ответственности родителей в конкретном случае, то это вопрос компетентных органов, которые должны дать соответствующую правовую оценку действиям родителей. Органы полиции, начавшие следствие, дают оценку в контексте уголовного законодательства. Как известно, возбуждено уголовное дело. Никто не может вмешиваться в ход следствия. И все зависит от того, как будет построена доказательная база. Я не могу это комментировать. Возможно, квалификация будет расширена.

Следующий аспект — гражданская ответственность. Уполномоченный ВР по правам человека обратился в Нацполицию, чтобы нам сообщали о ходе уголовного производства и его результатах, а также в службу по делам детей, чтобы была проведена проверка. Дело вынесено на Комиссию по вопросам защиты прав ребенка, и рассмотрена возможность привлечения матери к ответственности — или к административной, или в контексте Семейного кодекса Украины. Вопрос находится на контроле.

Мои прогнозы — прежде всего должна быть административная ответственность (штрафные санкции). Конечно, это не компенсирует вред, причиненный ребенку. Тем более все общество понимает, что огромное количество подписчиков детских страниц в соцсетях приносит родителям доход. И штрафные санкции, предусмотренные сегодня КУоАП за такие действия, критически мизерны. Но даже привлечение к административной ответственности и принятие судом решения всегда приводят к выводам о целесообразности то ли отнятия детей, то ли лишения родительских прав. Доказанность вины учитывается судом. Поэтому, на мой взгляд, это должно быть одним из первых шагов. Уголовное расследование должно проходить параллельно».

 

Больше статей Аллы Котляр читайте по ссылке.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК