Украинец (из) будущего

10 мая, 2022, 08:50 Распечатать
Отправить
Отправить

Многие украинцы, по возрасту «родившиеся в СССР», мифологизированы детским кинофильмом «Гостья из будущего». В нем фантастически обыграна встреча тогдашнего настоящего и тогдашнего же будущего в образе мальчика Коли, на первый взгляд неприметного, но героического, и (не)обыкновенной, но наделенной особыми чертами характера и физическими и умственными способностями девочки Алисы. Под конец фильма Алиса провозглашает пророчество, которое позже все герои забывают, а она возвращается в свое будущее. Будущее, где что? Где такие же коварные люди, пираты, воровство, обман, уловки. Просто мы как зрители всего этого не замечаем, но видим светлую историю возвращения украденного миелофона и смелости советских школьников. И вздыхаем на последних титрах фильма о светлом будущем... которое должно как-то само по себе наступить. И не улавливаем смысл, который заключается в том, что будущее не приходит — его создаем мы сами. Мы можем о нем говорить, можем мечтать о нем, можем бояться и избегать, но можем и конструировать будущее, пропагандировать его, в конце концов, программировать и воплощать. Выбор за нами — быть жертвой или творцом будущего.

Чего же хотим мы, украинцы? Что делаем и чего не делаем в русле наших устремлений, сформированных на основе наших потребностей и мотивов, ключевыми среди которых являются идеалы и ценности. Какие же ценности формируют устремления украинцев? В научно-эмпирической кристаллизации мы можем проследить их по результатам «Всемирного исследования ценностей» (World Values Survey, WVS), цель которого — оценить влияние динамики господствующих ценностей на социальное, политическое и экономическое развитие стран и обществ. 

Итак, в Украине «Высокий уровень экономического роста» назвали первым приоритетом 77,8% респондентов в 2011-м и лишь 53,3% — в 2020-м. Зато «Обеспечение надежной обороноспособности страны» выросло с 2,9 до 22,9%. «Создание условий, когда люди имеют больше возможностей решать, что должно происходить у них на работе и в обществе» продемонстрировало небольшой рост: с 15,2 до 19,3%.

Обратите внимание: почти за десять лет, с 2011-го по 2020-й, украинцы немного изменили свои приоритеты (в обороноспособности наряду с экономическим ростом) и сформировали основания для активизации такого защитного ресурса внутри каждого из нас, чтобы сказать врагу «пошел вон!», а позже реализоваться в волонтерстве, ТРО и других способах поддержки военного и гражданского сопротивления нападению России.

Если внимательно рассмотреть ценности украинцев не в совокупном портрете «среднего» образа сообщества, а разложив их ситуативно (ведь война — это ситуация, которая разрушает совокупное и раскладывает на частички, требующие иного узора и применения), то заметим много важного. Такого, что распылилось в обобщениях, но на самом деле сработало в конкретике. Усредненная традиционность проявилась в неожиданной инновационности, материалистичность — в духовном подъеме и отстаивании государственных интересов и патриотических позиций. Сейчас перед украинцами стоит вопрос Новой Украины, нового (или нашедшего себя) украинца. И общество уже знает, что на этот вопрос мы ответим своими силами, без корректуры мирового сообщества. Что именно проявилось в украинской нации в эти дни, какие ценностные изменения укрепятся, что станет первыми шагами Нового Будущего? Нужны лишь переосмысление и смелость. Которая у нас точно есть.

Украинский социолог Евгений Головаха, полагаясь на данные ряда исследований, отметил, что украинцы «действительно изменились, но не в ценностях, а в установках к действию. Установка — это механизм, который обеспечивает начало, продолжение и окончание действия. Эти установки сформировались, и мы действуем. Кроме того, мы поняли: если не отобьемся, то погибнем или станем рабами. Поэтому у нас сумасшедшая мотивация. Сегодня у нас есть установки, мотивация и эмоции, вдохновляющие на оказание сопротивления».

А наши ценности по сути являются отображением так называемых европейских, которым, кстати, тоже не сотни лет. Европейцы начали избавляться от колониальных и имперских фокусов мировоззрения после 80-х годов ХХ века, они сами не настолько совершенны, насколько создали миф развитого континента, на котором есть «восточная» часть, где вследствие исторических событий остались «страны, которые догоняют» (разве это не колониальная логика?). Все 30 лет своей независимости Украина балансировала в имидже постколонии, поставщика рабочей силы на восток и запад, коррумпированного и хитрого истеблишмента и победительницы Евровидения, удачных выступлений спортсменов на паралимпийских играх, в киберспорте и дешевых стоматологических услуг. 

Но эта Старая Украина уже позади. Точка невозврата пройдена. Новая Украина уже транслирует на весь мир свои устремления и ценности, которые за ними стоят. А «развитой» мир вспоминает о собственных декларированных ценностях, пылящихся в библиотеках Европы и Северной Америки.

Почему мы провозглашаем Украину олицетворением европейских ценностей, забытых европейцами?

А если стремление к Свободе, смелость, иногда бесшабашность (культурный код казачества сказывается!) не вынужденные качества, а истинные ценности украинцев, которые выписывались нашей тысячелетней историей? Новая Украина будет независимой (в первую очередь от приписанного ей образа неполноценности), она будет удивлять мир и привлекать таланты. Как вам такая перспектива действий на будущее?

...Если же мы вернемся к кумовству (непотизму) и патернализму, то Великое Путешествие будет продолжаться и дальше, к следующим войнам и утрате независимости. 

Итак, вопрос: как не вернуться к псевдоценностям, которыми рисовали образ украинца веками?

Будьте честны с собой мы и сами поддерживали нашу веру в кума, в собственную неполноценность, в опытных хозяйственников у власти, в четверть мирового чернозема и «житницу», во вторичность украинской культуры, в невозможность снимать хорошее кино, в трех гетманов и в то, что государство нам должно пенсию. Но сосредоточимся на том, что может стать нашим пропуском в (нео)модерный мир, в экономический взлет, в настоящую независимость и достоинство в глобализированном мире.

Копаем вглубь ценностей и социальных практик и находим сокровища

Украинец недалекого прошлого в который раз проявил себя в трудные времена. Так было всегда. Теперь у нас два варианта: украинец близкого будущего, наконец учтет опыт или привычно проигнорирует, поскольку увлечется повседневными хлопотами возрождения «садка вишневого коло хати». Мы научились «первыми врага встречать и давать отпор», но во времена даже относительного покоя мы не выступаем против коррупции, плохого образования, манипуляций с олигархических телеэкранов, повседневного хамства и «кидков» в бизнесе. Что мешает? Будни. Рутина бытовых хлопот: воды наносить, за скотом присмотреть, уроки сделать, к соседям заглянуть поболтать о политике. Пока не происходит нечто за рамками будничности, того самого скучного пути, который нам не кажется Великим Путем, который должен был бы родить нацию. Это Путь из 1991 года, с рывками подъема в 2004-м и 2013–2014 годах, с разочарованиями в 2006-м, кризисами в 1998-м, 2008-м и 2020-м, началом войны в 2014-м закалял нас. Продолжающиеся восемь лет войны, с одной стороны, стали привычными, с другой — остро воспринимались немногочисленной, к сожалению, частью народа Украины. Впрочем, все же сформировали общую ценность стремления не столько к безопасности (избеганию вызовов), сколько к обороне (сопротивлению вызовам).

Широкомасштабная агрессия России, начавшаяся 24 февраля 2022 года, привела к мощному потрясению самоосознания украинцев, поставила их перед необходимостью быстро определиться: кто мы, что для нас ценно и к чему мы стремимся.

Именно здесь раскрылись черты украинцев, увиденные нами в 2004-м, в снегопад 2013-го, во время Революции Достоинства, в 2014–2015 годы: способность к взаимоподдержке, несмотря на мелкие расхождения; к самоорганизации, несмотря на декларирование запроса на крепкое руководство; стремление к свободе, смелость и... готовность к изменениям, к тому, о чем умалчивали декларативно, но постоянно демонстрировали на практике.

Украина — место рождения смыслов для нового мира. Обновленные смыслы Украины

Примерно с 2015-го глобальный Мир находится в фазовом переходе к новому социальному, экономическому и, возможно, политическому устройству. Ряд кризисов — это попытка Старого остановить изменения. Но, как известно, Будущее всегда побеждает. И на этом пути много значит победа смыслов, которые рождаются в Украине и становятся видимыми всему миру.

Долгое время аграрный портрет Украины изображали в унизительных или весьма обесцененных чертах. Употребляя метафору аграрности как признак отсталости, полагаясь на классическое теоретическое историческое деление эпох на аграрные, индустриальные и постиндустриальные общества. Можно, конечно, обижаться на такие зарисовки, а можно сделать на этом сильную позицию в новой экономике.

Со слабыми картами надо играть сильно. Там, где «агро», должно быть food tech. Там, где угольная ТЭЦ, должны появиться мусороперерабатывающие мощности. Там, где разрушенные дома, должны появиться города будущего со smart greed, управляемым искусственным интеллектом трафиком, сверхсовременным дизайном и высшим уровнем комфорта и безопасности для жителей. Именно так, как появились в Украине необанки, game dev, признание виртуальных активов и цифровой паспорт. Было бы желание, понимание выгод и... свобода. Свобода — как невероятно сильное стремление к свободе — в жизни, решениях, действиях, мыслях, отношении, Слове, что раскрывает смелость, самоорганизацию, скорость, жертвенность и многие другие возможности, которые становятся настоящей суперсилой.

Да и больше. Украина для мира становится не агропоставщиком, а совсем иной житницей — житницей смыслов. Житница — да, не модерное слово, возможно его лучше заменить, например, на Источник. Суть в том, что именно в Украине будут рождаться смыслы, важные для Нового мира.

Новый мир будет открытым. Это будет мир накануне технологической сингулярности (даже если мы не верим, что она наступит), мир широких возможностей и реализации самых смелых мечтаний. Мир киберократии и человечности — да, такой дивергентный мир.

И он будет вдохновляться суперсилой, проявленной украинской нацией, закаленной в Национально-освободительной войне.

Украина долгое время была невидимой и для «Запада», и для «Востока», фактически находилась в тени. Во мраке тени собственной истории. В тени недоступных архивов. В тени разваленного СССР. В тени РФ, присвоившей имперскую историю. В тени России, которая присвоила себе язык, историю и даже название Украины-Руси. В теневом имидже экономики. В теневых отношениях дипломатии. В теневых и темниковых медиа. Результатом пребывания в тени стал искаженный образ Украины и украинца. Невыразительный, незаметный, второстепенный, колониальный. Голос Украины — это разве что пение на Евровидении и борщ в культурной дипломатии. (Чем же еще удивлять на World Expo в Дубае? Борщом на третьем этаже и Шевченко на втором.) Отныне все должно измениться. Не волнуемся: и борщ, и Шевченко будут с нами. Но мы дали миру нечто иное — Просветление, так что нас наконец начинают слышать, интересоваться нами и смотреть на нас уважительно.

Запасливость на темные времена — черта, сформировавшаяся в культурном коде украинцев. Постоянное предчувствие, что снова наступят времена тени, голода, мрака. А теперь можно сказать, что весь Глобальный мир попал в темные времена... Нам пришлось восстать, чтобы это стало видимым (ведь нам хорошо знакомы очертания этой Тьмы). Достать из своих тайников прибереженные там настоящие украинские ценности и продемонстрировать их в стремлениях и действиях. Украинцам стало невыносимо находиться в страхе тьмы, давая тьме власть над собой.

Мы еще в 2014 году назвались Воинами света, невольно закрепив за собой миссию для Мира — вывести на свет Зло. Украина и украинцы стали светом для Мира, как бы пафосно это ни звучало. Своим сопротивлением Украина сделала очевидными проблемы глобальной политики, слабость международных учреждений, заангажированность лидеров, отход развитого мира от декларированных им ценностей. Вот такое Просветление.

Оказалось, что защитником ценностей Модерного мира стала домодерная Украина. Или, наоборот, оказалось, что свою модернизацию Украина прошла намного раньше, подпольно, в тени Орды, и что (нео)модерные ценности и являются настоящими ценностями украинцев. Что свобода, человечность, смелость — это путь постмодерна, которым незаметно для себя двигается Украина, к которой теперь будут спешить присоединиться развитые страны, в экономической прагматике, формалистике постоянного развития, крохкости сильных учреждений и вульгаризированных толерантности и мультикультурализма утратившие смысл Будущего, уверенность в подлинности устремлений и персонификацию ценностей.

Суперсилы украинцев в эпоху Просветления

Свобода, смелость, ответственность и человечность.

Самоорганизация, самоирония и стойкость.

Решительность, достоинство и изобретательность.

Способность удивлять мир.

Многое мы узнали (или вспомнили) о самих себе. Новая Украина — это своего рода Новый Модерн, (нео)модерн. Все новое — хорошо забытое старое. Вечные ценности потому и вечны, что, сколько бы ни пришлось блуждать, а к ним возвращаются.

Да, после нашей Победы снова попробует вернуться коррупция (откровенно говоря, она и сейчас сказывается), появятся новые (строительные? логистические?) олигархи, местные бароны, будет и «проклятье победителей». Но вряд ли нация повторно, как после Революции Достоинства, позволит Старому воспользоваться нашей Победой. Первый шаг к «избавиться» мы уже сделали — мы осознали, переосмыслили и думаем, прежде чем что-то делаем. Не останавливаемся. Достаточно было времени на раздумья, наступило время Нового Возрождения.

Какие же ценности могут стать основой украинской нации?

Под ценностями вообще понимают основы жизни человека (духовной и материальной), которые определяют ее цель, интересы, намерения. Даже на уровне отдельного человека ценности отражают исторический опыт и выражают смыслы норм и культуры или культурно-политического сообщества.

Ценности можно рассматривать на четырех уровнях: общечеловеческие, общественные, социально-групповые и личностные.

Общечеловеческие ценности — в своем роде универсальны, их в общегуманитарном плане признает общество и вполне разделяют все группы граждан. Этакий консенсус культур.

Общественные ценности — это значимые, признанные сообществом убеждения относительно целей, идеалов жизни, к которым люди стремятся, и относительно способов их реализации. Это фактически, с одной стороны, общественные этические нормы, а с другой — то, что является значимым для человека, идентифицирующего себя с определенным сообществом вроде этноса или нации, или страны. Ценности здесь являются одним из источников индивидуальной мотивации, но в контексте социальной идентичности. На этих ценностях базируются установки и в конце концов интересы и намерения.

Есть разные модели анализа общественных ценностей. Можем посмотреть на них, в частности, по методике Шварца. В этой модели рассматриваются ценности сохранения или открытости к изменениям, самоутверждения или солидарности.

По данным исследований «Социс», например, с 2015 года, украинцы в возрасте 18–34 лет больше склонны к изменениям, 34+ лет — к сохранению.

Многие социологические исследования, которые проводили и мы, и наши коллеги по похожим методикам, указывали, что в растяжке «Сохранение» — «Развитие» 30-летние украинцы выбирали именно «Сохранение»: условное «благосостояние» («должно быть не хуже, чем раньше — при СССР, при Кучме, при…»), «безопасность» («хоть бы ничего не случилось»), «справедливость» («у него — руководителя госпредприятия или соседа — должно быть не лучше, чем у меня»). Страх перед Новым годами заставлял выбирать Старое на выборах.

Таким образом, «Армія. Мова. Віра» должна была стать победной стратегией и в политике 2019 года.

Но еще в 2009-м исследования Advanter Group системно начали фиксировать разницу между декларированными ценностями и социальными практиками украинцев.

Эта разница достигла своей кульминации сначала в 2013–2014-м и позже — в 2019–2020 годах.

Украинцы и в 20132014-м, и в 2019-м четко продемонстрировали отход от патернализма, открытость к изменениям. Prozorro, безвиз, ОСМД, ТГ, децентрализация, рынок земли, открытый бюджет, антикоррупционные институции — все это привело к распространению новых практик. Так что вполне понятными были и политические изменения, и разочарование, и снова восторг. Будущие разочарования тоже будут только усиливать нашу антихрупкую нацию, потому что будут давать ей больше практик, и больше опыта, и большее понимание. В частности это означает, что одна из ключевых реформ на будущее — гражданское образование.

Итак, какие ценности сегодня стали настоящей суперсилой украинцев и могут сформировать мировой тренд общественных изменений? А нам самим в который раз напомнить о наших особых чертах.

Безусловно, это Свобода. Это бескомпромиссное стремление к свободе — во всех аспектах жизни.

Это способность к содействию через самоорганизацию. «Там где два украинца…», «Я знаю, что он меня кинет, поэтому должен кинуть его первым» — эти наши присказки в сложные и важные времена отступают, выдвигая на первый план единение и ответственность. Украинцы через самоорганизацию научились замещать неэффективные бюрократические институты. И это становится вызовом для всей государственной машины в Украине и мировой бюрократии. Новый мир предполагает гибкие, адаптивные инклюзивные институции, построение гетерархических моделей управления и в бизнесе, и в государстве. Еще в 2004-м и потом весной 2014 года стало понятно, что эта ценность вместе со свободой коренным образом отличает нас от России и делает непобедимыми.

Это, наряду со сплоченностью, ответственность за себя, свои решения и возможности. Украинцы, согласно данным упомянутого выше Всемирного исследования ценностей, все меньше полагаются на государство и рассчитывают в первую очередь на себя. Об этом свидетельствует рост поддержки утверждений, что: «доход должен быть намного выше в случае приложения более значительных индивидуальных усилий» (в противоположность «доходы должны быть более равными»); «люди должны больше сами нести ответственность за то, чтобы себя обеспечить» (в противоположность «государство должно нести большую ответственность за то, чтобы все граждане были обеспечены»); «долю частной собственности в бизнесе и производстве следует увеличить» (в противоположность увеличению государственной доли).

Это смелость. Для того чтобы побеждать, надо перестать бояться. Не бояться назвать Волдеморта по имени. Не бояться выходить на Майданы. Не бояться говорить правду или озвучивать собственное мнение. Не бояться действовать. Западные политики годами «умиротворяли» Россию, подпитывая ее усиление и уверенность в собственной безнаказанности. И умоляли Украину не стрелять в Крыму, сдаваться, согласиться на формулу Штайнмайера, создать правительство в изгнании, сдать Киев. Но для настоящих изменений нужна настоящая смелость. Дизрапшн (disruption) — подрывные инновации, общественные изменения требуют способности бросить вызов самим себе и устойчивым практикам.

Это изобретательность. Умение находить решение в сложных ситуациях. Действовать не по шаблонам. Противостоять не числом («пушечное мясо»), а идеями («коктейли молотова» => «бандеровское смузи»). В последние недели появились десятки производств бронежилетов, и, что характерно, более дешевых и лучших, чем европейские. Наши ребята научились делать стальные пластины с лучшими показателями. Нашли и внедрили многочисленные инновации в производство. Меньше ресурса и времени — для кого-то это угроза, а для украинцев возможность находить лучшие решения.

Это самоирония. Гуси, «русский корабль», трактора, «укропы» — любая попытка врага смеяться над нами порождает не столько негодование, сколько смех. Украинцы в отличие от врага умеют иронично смотреть на самих себя, что тоже делает нас непобедимыми в коммуникационных войнах и способах сохранить здравый ум в трудные времена. Люди Нового мира по всей планете очень быстро перенимают новые украинские мемы, через которые начинают смотреть на новые горизонты нашими глазами и смыслами.

Это человечность. В самые трудные времена у украинцев проявляются лучшие черты. И вот морские пехотинцы прорываются в Мариуполе вместе с ранеными. Семьи принимают беженцев. Предприниматели поддерживают сотрудников и коллег. И вся страна волонтерит. Потому что нужно помочь. Потому что это же люди, и им нужна наша, моя помощь. Отношение, которое демонстрирует враг и к украинцам, и к своим солдатам, свидетельствует о тотальной деградации Старого мира, где Человек не является ценностью. Да что там люди — спасение животных (и не только котов и собак, но и попугаев, и грызунов, и другой живности) и растительности в квартирах эвакуированных соседей стало проявлением гуманности и настоящей человечности.

Это достоинство. В 2014 году украинцы публично продемонстрировали осознание своей идентичности, своего права на самоопределение, свою взрослость и ответственность за свои решения. Революция Достоинства — это прежде всего революция Новых ценностей. Где достоинство совершенно лишено напыщенности, надменности, кичливости. Достоинство украинцев — напоминание Новому миру о том, что быть достойными — это о праве на труд, праве на себя и собственные решения. 

И, наконец, это способность удивлять мир. Поглощенный трясиной будничности Cтарый мир жил примитивными потребностями, не заметив, как опустился на уровень базовых: тепло, пища, безопасность. Россия 30 лет варила их на медленном огне своей газовой горелки с поварскими прибаутками «варись-варись, горшочек». Незаметно для себя кое-кто из экологически зеленых стал багрово-красным и пленился поваром. Но не украинцы. Они 30 лет старались достучаться на эту кухню. Однако нас не пускали ни к столу, ни к меню. И в конце концов мы грохнули в стену так, что закачались не только двери, с которых слетели замки. И украинцы увидели кучу глаз, с удивлением рассматривавших вроде бы знакомых соседей, но на самом деле неизведанных. Чудо, да и только.

Поэтому мы должны действовать так, чтобы Новый мир вдохновлялся суперсилой украинцев. Украинца будущего будут определять не по национальности или гражданству, а по стремлению к свободе и инновациям (развитию, поиску, предпринимательству), по смелости и человечности, по самоироничности и способности к самоорганизации. Неслучайно уже распространяется прибаутка, где на вопрос о стрессоустойчивости в шкале ответов добавляется: «Я с Украины». Это ответ не только о стойкости. Это ответ, который сегодня на простой вопрос «Откуда вы?», будет стимулировать мир изменяться. Новые формы сотрудничества, обновленные отношения партнерства, просто внимание к нам как собеседникам. Это уже большой шаг. Дальнейшие шаги будут становиться более уверенными, но не менее осторожными, небольшими (потому что уже не бой и еще не марш), но заметными. Украина не будет двигаться колоннами. Мы не колония и не группа послушных лиц. Украинцы невольно демонстрируют миру, что такое настоящие постиндустриальные ценности. Мы не старая иерархия — мы Сеть. Да, скажем по Нилу Фергюсону: снова наступило время Майданов, Башни рухнули. Наши суперсилы — это черты внесистемной, сверхсистемной структуры. Мы сами еще должны это осознать и описать, чтобы научить Новый мир тому, чему, как ему казалось, он учит нас. Мы не ученики. Мы — пример. Кейс «Украина» постепенно учит мир видеть Будущее. Не по киносценариям мировых корпораций зрелищ, а по реальности. Вы не представляли, как работает переход в «Матрице» Вачовских? Пожалуйста, вот вам ответ. Оглянитесь вокруг. Мы в переходе. Спускаемся с Башен на Майданы. В эпоху Просветления — Нового Возрождения.

Украина, начиная уже с 2023–2025 годов, станет не только субъектом новой мировой архитектуры безопасности, но и настоящим мировым центром инноваций, предпринимательства, современной науки, культуры и создания новой экономики. Украина вышла из тени. Мир входит в Будущее, где тень только от Света, но не от темных масс. На первый взгляд противоречивое и сложное, неоднозначное и спорное — это наши преимущества, а не слабость. Новый мир — это мир гибких, непостоянных, нестабильных, противоречивых и неодномерных процессов. Дивергентный мир. Приход такого мира предсказывали уже почти полвека. В этом Новом мире есть простой запрос на жизнь: нужны лишь рефлексивные управленцы, которые будут направлять («будут подруливать») эти сложные сингулярные процессы. Присущие нам самоирония и критика всего (вплоть до уровня «зрады-зрадоньки») — это хороший материал, своего рода предохранитель, при наличии которого конструирование прорывных бизнес-моделей, инновационных продуктов или креативных идей будет иметь элемент контроля над хаосом. Постепенно мы превратим наши споры в конструктивные полилоги неслыханной результативности, как мы этому уже учимся во время войны. 

Сегодня в мире много разговоров о будущем. Много вопросов к будущему. Когда развалится Россия? Когда введут стопятисотый пакет санкций? Когда закончится война? Когда умрет Волдеморт? Когда Украина будет процветать? Когда Тайвань, когда Starlink, когда Марс, когда Гетманцев… Когда? Когда? Когда?

Тогда, когда мы это воплотим. Когда наши стремления станут нашими действиями. Когда наши скрытые ценности станут проявленной суперсилой.

За работу.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК