УКРАИНА ПЕТРА БАСАНЦА

20 февраля, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 7, 20 февраля-27 февраля 2004г.
Отправить
Отправить

На картинах профессора Киевской национальной академии изобразительного искусства и архитектуры,...

На картинах профессора Киевской национальной академии изобразительного искусства и архитектуры, народного художника Петра Басанца она трагическая и героическая, лирико-романтическая и критически-аналитическая, озаренная солнцем и тоскующая. Его эпическое полотно «Украина духовная» украшает зал Мариинского дворца. На уникальном огромном холсте — целое созвездие выдающихся украинцев: Владимир Мономах, Ярослав Мудрый, княгиня Ольга, Григорий Сковорода, Николай Гоголь, Иван Котляревский, Тарас Шевченко, Иван Франко, Леся Украинка, Николай Лысенко, Богдан Хмельницкий, Михаил Грушевский — почти 150 выдающихся деятелей государства, культуры, образования и науки.

— Каждое произведение — это плод глубоких размышлений, непрерывных поисков, — признается Петр Басанец. — И во всем необходима искренность души. Все важные проблемы, тревожащие человечество, воспринимаю как свои собственные.

— Более 50 лет прошло с тех пор, когда в сферу изобразительного искусства Украины неторопливо вошел живописец и рисовальщик Петр Басанец. Вошел уверенно, спокойно, с четко определенными художественными взглядами, обогащенный жизненным опытом...

— В казачьем селе Буримцы Ичнянского района на Черниговщине были мои первые университеты. В небольшом отчем доме научился читать, познавал преданность труду. На мою долю выпало трудное босоногое детство и не менее сложные юношеские годы.

Живописью увлекся еще со школьной скамьи. А первым произведением о грозных военных днях был портрет моего тезки Петра Товаровского.

— Знаю, что ваше село, как и мое семейное гнездо, — городок Ичня, были освобождены в один и тот же день — 15 сентября 1943 года. Тогда вам исполнилось...

— Шел 18-й. Тот сентябрьский день был удивительно тихим и теплым. Люди группами и по одному выходили за село, чтобы встретить освободителей. Пошли и мы с матерью, но никого не встретили. Вернулись домой — видим, в конце огорода стоят машины, пушки, а рядом суетятся солдаты. Один из них, заметив нас, пошел навстречу. Поздоровался, спросил: «Как вы здесь?» Мать рассказала, как тяжело было во время оккупации. Отец и двое моих старших братьев ушли на фронт. Уже позднее узнали, что они погибли.

Через час-два мы сидели за очень длинным дедовским столом и наслаждались горячей картошкой в «мундирах». Знакомились ближе. Солдата, который встретил нас первым, звали Петром. После завтрака все пошли в ригу читать поэму Александра Твардовского «Василий Теркин». Радовались смекалке храброго воина-освободителя. А потом я начал рисовать портрет Петра. Время от времени он подходил ко мне и с любопытством смотрел, как получается. Говорил, что пишет стихи и после войны собирается поступать в университет на факультет журналистики.

— Тогда вы, естественно, и не догадывались, что этот портрет станет реликвией...

— Сделал я тогда с моего тезки несколько набросков, потом посадил на завалинке, чтобы сфотографировать. Щелкнул раз, другой. Спустились в погреб проявлять пленку. Каждый раз, когда с улицы доносился шум машин или танков, Петр стремглав выскакивал, смотрел-всматривался, не боевая ли, часом, тревога. А потом выбежал и уже не вернулся. У калитки стояла грустная мать. В дрожащих руках она держала небольшой клочок бумаги, на котором были записаны полевая почта и фамилия — Петр Товаровский.

На второй день я сделал несколько фотографий и послал их Петру. К сожалению, ответа от него так и не получил. А вскоре и я ушел на фронт. Дважды был ранен. Видел смерть боевых побратимов. И там, на войне, не бросил любимое рисование.

В 1947 году демобилизовался и поступил в Одесское художественное училище, сразу же после его окончания — в Киевский художественный институт.

Вспоминаю, как-то в Ленинском (сейчас Шевченковском) райвоенкомате Киева проходил комиссию. А там на стене плакат — «Герои Советского Союза». Подхожу ближе и вижу знакомое лицо. «Да это же Петр Товаровский!» — почти крикнул, на меня даже с укоризной посмотрел мужчина в военной форме. Увеличенный портрет был сделан с моей фотокарточки. Правда, Золотую Звезду Героя ему дорисовали. Я обратился к военкому, чтобы узнать адрес Петра. Он только развел руками и посоветовал поехать в село Новые Петривцы, откуда осуществлялось руководство Киевской наступательной операцией.

В музее в Новых Петривцах я снова увидел сделанную мной увеличенную фотокарточку Петра Товаровского. Узнал, что он участвовал в обороне Ленинграда, в Сталинградской битве. Подбил четыре вражеских танка. Три из них — на Курской дуге в июле 1943-го (а при нашей встрече Петр и словом не обмолвился о своих героических подвигах). При форсировании Днепра и в боях за Киев подбил девять танков и десять автомашин, за что получил высокое звание Героя Советского Союза посмертно. Ему тогда исполнилось 20 лет. Всего 20!

Так и не узнав адрес родственников Петра, я возвратился в Киев. И сразу же начал рисовать его большой портрет. И представил свою работу на ветеранской художественной выставке, посвященной Дню Победы.

Как только открыли эту выставку, ко мне подбежал, не подошел, а именно подбежал, художник Борис Шац и выпалил: «Откуда ты знаешь Петра? Я с ним учился, сидел за одной партой. Петр — мой школьный товарищ». Тогда я рассказал ему о своей встрече с ним на Черниговщине 15 сентября 1943 года...

— Иногда говорят: ну, воевали, ну, победили... А что теперь?

— Как тут не вспомнить слова выдающегося поэтаМаксима Рыльского: «Кто не знает своего прошлого, тот не достоин будущего, кто не ведает о славе своих предков, тот сам не заслуживает уважения». Как по мне, еще недостаточно раскрыт образ Неньки-Украины, которая едва ли не больше всех пострадала в годы Второй мировой войны. Восемь миллионов наших соотечественников стали ее жертвами!

У меня есть картина, на которой изображен Герой Советского Союза, командующий Юго-Западным фронтом, генерал-полковник Михаил Кирпонос в бою под урочищем Шумейковое Лохвицкого района на Полтавщине. Находясь в полном окружении превосходящих сил врага, даже будучи раненным, продолжал руководить боем. Михаил Петрович мой земляк из соседнего Нежинского района, села Вертиевки. Его останки захоронены в киевском парке Вечной славы. Хочется верить, что когда-то будет создана портретная галерея всех захороненных в этом парке тридцати четырех участников героической обороны Киева и его освобождения.

— А как с мирными темами?

— Сейчас заканчиваю большую картину «Весна в Украине». На ней изображены растительное и многоцветное изобилие, богатство птичьего и животного царства родной Ичнянщины. Когда люди стали высокомерными, перестали ценить щедрость природы и ее дары, то и природа начала отплачивать за такое к ней отношение. А ее необходимо заботливо беречь. Так же, как и наше нетленное духовное сокровище — культуру, язык.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК