Референдум в архаическом обществе, или "Есть двери, которые нельзя открывать"

7 июня, 16:38 Распечатать Выпуск №21, 8 июня-14 июня

По установкам и ожиданиям, культивируемым в общественных и семейных стереотипах, украинское общество можно отнести к архаическому.

Я спросил у вуйка Дезя: "Почему мы не доверяем судьбе и Богу?"

А он мне: "Это не вопрос, это ответ".

Это обстоятельство дополняется колониальным статусом, в котором находилась Украина на протяжении веков. Статус колонии на продолжительных временных горизонтах сформировал в обществе нигилистическое отношение к любой власти как к чужой. Это же обстоятельство генерировало патерналистские настроения в обществе: власть должна содержать и обеспечивать. Все перечисленное в современных условиях Украины усиливается информационно-психологическим нашествием со стороны России, которая уничтожает нормальные смыслы диалога и превращает его в грубую перебранку между участниками и личные оскорбления. Мудрые люди говорят: "Люди ссорятся не потому, что плохо живут. Они плохо живут, потому что ссорятся". Именно такова цель внешнего влияния на украинское общество — поссорить людей. 

Рассмотрим типичные моральные установки, характерные для архаического общества по классификации американского социолога Эдварда Банфилда, который в 1955 г. исследовал сообщество маленького городка Кярамонте на юге Италии (область Базиликата). По результатам исследований он написал книгу The Moral Basis of a Backward Society — "Моральные основы отсталого общества". Это позволит представить себе, какие же ответы получат инициаторы референдума в архаическом обществе.

В таком обществе никто не будет продвигать интересы группы или сообщества, если это не выгодно ему лично. Только должностные лица будут заботиться об общественном, потому что только им платят за это. Для частного лица серьезный интерес к общественным проблемам будет ненормальным либо даже недостойным.

Поведение чиновников обусловлено совершенно незначительным количеством ограничений, ибо эти ограничения-сдерживания устанавливают такие же чиновники, только другие.

Общие действия будет сложно организовать и поддерживать, поскольку мотивации, необходимые для создания организаций, неэгоистичны и нематериальны. Кроме того, условием организации является высокая степень доверия ее членов друг к другу и лояльность к организации. А в архаическом обществе такие обстоятельства, скорее, исключение, чем правило.

Руководители организаций не будут выкладываться больше, чем это нужно для сохранения их должности или (если это возможно) продвижения. Также профессионалы и образованные люди не будут чувствовать призвания или миссии. В реальности официальные должности и специальная подготовка будут рассматриваться как оружие против других.

Закон будут нарушать, если нет риска наказания. Люди не будут принимать участие в соглашениях, которые зависят от работы правоохранительной системы, если только не будет возможным, что закон будет применен, а затраты на это не слишком большие.

Чиновник будет брать взятки, если это возможно. И независимо от того, берет он или не берет, все будут считать, что берет. Это — продукт нигилистического отношения к власти как к таковой.

Слабый будет предпочитать режим, который будет поддерживать порядок с помощью сильной руки.

Заявление кого-либо, что он мотивирован общественной, а не его личной выгодой, воспринимается как обман.

Нет связи между абстрактными политическими принципами и конкретным поведением в обычной жизни.

В таком обществе нет постоянных лидеров и нет последователей. Никто не будет продвигать дело и не будет убеждать людей, если это не в частном интересе. И если бы кто-то предложил лидерство, люди отвергнут его из-за недоверия.

Избирательный бюллетень будет использован для материального краткосрочного выигрыша.

Улучшение в обществе человек будет ценить только тогда, когда выигрывают он и его близкие. Он будет голосовать против улучшений, которые не приносят пользу ему лично, поскольку оценивает свою жизнь в сравнении с жизнью соседей.

Избиратель не обращает внимания на общие обещания партий. Но он будет голосовать за тех, кто уже дал какую-то выгоду, либо за тех, кто обещает что-то лично ему.

В общественных стереотипах предусматривается, что любая власть эгоистична и коррумпирована.

Несмотря на готовность продавать голоса, политические организации не развиты. Причины таковы: голосование тайное, и избирателю нельзя доверять; нет достаточных материальных выгод, чтобы политические организации от этого выигрывали; по приведенным ранее причинам сложно создать какую-либо организацию.

Партийные работники будут предлагать свои услуги тем, кто больше заплатит. Их склонность менять членство объясняет неожиданные скачки в результатах партий на выборах.

Понятно, что это не все признаки архаического общества. Их комбинации и национальные особенности создают живую палитру, динамичную, а не статичную, которая может меняться, проявляя региональную экзотику.

Результаты референдума или опроса в таком обществе трудно прогнозировать, но легко представить: мы получим не консолидированное мнение, а эклектическую, эгоистическую смесь прихотей, фантазий, завистливых ожиданий и нигилистического сопротивления всему, что имеет признаки собственной ответственности за свою судьбу.

В такой ситуации опасно становится апеллировать к референдумам в странах, общество которых веками культивирует установки протестантской этики, то есть личной ответственности за общее дело. Такое сравнение в качестве примера легко заведет на окольный путь, ибо архаическое общество является объектом, а не субъектом, как в случае, который хотят взять за образец.

Некорректно сравнивать и со странами, где ответственный бизнес и образованное общество создали мощные независимые институты гражданского общества, посредством которых домохозяйство ведет постоянный компетентный диалог с властью, бизнесом и обществом. Большинство согласований здесь происходит в рамках диалога, а не референдума. В таких обществах культивируется доверие к власти, поскольку институты гражданского общества формируют пространство ее подконтрольности, отчетности и ответственности.

 С давних времен к нам пришла латинская установка Vox populi vox Dei (глас народа — глас Божий). И, используя эту установку, нужно помнить, что "глас народа" формировался тогда голосами самодостаточных граждан, которые осознавали свою ответственность за дела Города, Республики. Этот голос не содержал мнения рабов, должников и прохиндеев.

Украинское общество архаично, и на то есть много исторических объективных причин. Это обстоятельство нужно обязательно учитывать, когда возникает желание обратиться к народу. Какие неожиданности могут возникнуть от таких апелляций, можно легко себе представить, если попытаться спрогнозировать ответ этого народа, скажем, на вопрос "Нужно ли платить налоги этому государству"?"

В каждом обществе есть его представители, для которых их социальная роль всегда более существенна, чем социальный статус. Это — элита общества. Именно она берет на себя ответственность за наполнение, содержание и идеологию диалога в стране. Именно она должна быть преисполнена понимания, что в любые времена есть двери, которые нельзя открывать. Да, с течением времени эти двери и вопросы за ними могут меняться, и элита должна это обстоятельство распознавать и отслеживать, но они, эти запрещенные двери, всегда есть.

И, наконец, замечания, касающиется не только архаичного общества, но и всех обществ современного информационного мира. В условиях массового распространения социальных сетей, их тотального проникновения во все поры общества, в каждую семью и персональный компьютер, референдум в своем классическом смысле исчезает и превращается в абсурд. Сети и телевидение формируют виртуальные реальности (я уж не говорю о манипуляциях), не имеющие реального прототипа. Все, что может выявить такой опрос, отобразит лишь логику навязанных порядков, которые не будут иметь никакой координации со спонтанными порядками окружающей среды. В такой фантасмагории даже об обществе, в традиционном понимании, мы можем говорить лишь условно. У нас исчезает совокупность людей, генерирующих подобные ожидания, пусть и индивидуальные; общность людей, решающих похожие проблемы и в отношении будущего имеют какой-либо объединяющий образ. 

Возникает вопрос: кого мы опрашиваем. и о чем?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №22-23, 15 июня-21 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно