О защите прав детей

26 декабря, 2019, 12:43 Распечатать Выпуск № 50, 27 декабря-10 января 2020г.
Отправить
Отправить

Ситуация со сферой защиты прав ребенка в Украине близится к критической точке.

К сожалению, начиная с 2012 года, в силу разных причин сфера защиты прав ребенка стала возвращаться в состояние, в котором была до 2005-го: во времена детской беспризорности. И если не предпринимать никаких шагов, то, боюсь, через год мы можем увидеть, что такое детская безнадзорность 2020-х.

Смысл многочисленных, хаотически вносившихся в законодательство изменений понять практически невозможно. Некоторые из них ситуацию лишь ухудшили. Однако профессиональных дискуссий при этом нет.

Так, вместо деинституализации, предполагающей прежде всего выведение детей из интернатов, мы получили ликвидацию учреждений. На недавних слушаниях Комитета по вопросам гуманитарной и информационной политики один из самых серьезных вопросов был к Минздраву, заявившему, что с 1 января детей не будут принимать в Дома ребенка. Их реорганизуют в другие, тоже нужные детям коммунальные учреждения, - паллиативные центры. Более двух третей Домов ребенка уже поменяли уставы, и детей, оставшихся без родительского попечения, не принимают.

Между тем в Украине ежегодно отказываются приблизительно от 430 новорожденных. Куда девать этих детей? Не говоря уж о детях до трех лет, родители которых не справляются со своими обязанностями или даже просто опасны для детей. Минсоц говорит о патронатных семьях. Но их у нас сегодня - немногим более 100.

Очевидно, сначала необходимо подумать о том, куда устраивать детей. И только потом, когда Дома ребенка перестанут быть востребованы, реорганизовывать их. А не наоборот.

Согласно закону 2016 года о патронатных семьях, в Украине уже четыре года как должны быть ликвидированы ЦСПРД и приюты. Однако за это время потребность в них не только не отпала, но и увеличилась. Сегодня эти учреждения перенаполнены минимум на 50%, хотя еще семь лет назад были полупустыми. Хотя, по закону, дети могут пребывать там до 9 месяцев, они живут там годами.

Опасения вызывают также изменения, связанные с децентрализацией. Недавно президент внес в ВР законопроект об изменениях в Конституцию, согласно которому админреформа должна быть завершена до апреля 2021 года. Вместо глав райгосадминистраций у нас появятся руководители округов, а вместо глав облгоадминистраций - префекты. Между тем 145 законодательных и нормативно-правовых актов содержат понятие "орган опеки и попечительства". И к настоящему времени нет ответа на вопрос, кто возьмет на себя эти функции в новых структурах. Соответственно, мы теряем оператора по выявлению детей, оставшихся без попечения родителей; по их временному устройству; оформлению под опеку, а также национальным усыновлениям, поскольку исполнителем всей этой системы был районный и городской уровень. Однако дискуссию о том, как все это должно происходить в новых условиях, даже не начали.

Уровень национального усыновления - критически низкий. С одной стороны, готовность украинцев усыновлять остается достаточно высокой (одномоментно 1600 граждан ищут детей). С другой - огромное количество детей, которые должны иметь статус, позволяющий их усыновить, годами его не получают. Но чем дольше ребенок живет вне семьи, тем большую травматизацию переживает, и тем сложнее ему потом адаптироваться в новой семье.

В стране огромный дефицит любых государственных служащих, должных помогать ребенку: на 4000 детей - один соцработник (всего по стране - 3 тысячи), на 7000 детей - один ювенальный полицейский (всего - 1300), на 3000 детей - один сотрудник службы по делам детей (всего - 2,5 тысячи). При этом в системе интернатных учреждений - почти 150 тысяч сотрудников. О каком качестве услуг государства может идти речь? И о какой политике?

Страна работает не по красивым речам, а по законодательной базе. Поэтому первое, что необходимо сделать, чтобы исправить ситуацию, - переписать всю законодательную базу под те структуры и вертикали, которые у нас появятся в связи с новой административно-территориальной реформой. Прежде всего - порядок деятельности органов опеки и попечительства в местных органах власти и порядок усыновления детей. Для детей это жизненно важно.

Второе. Нужно иметь политическую волю признать, что за три года деинституализация себя не оправдала. Идти путем ликвидации учреждений - ошибочно. Правильно - сначала создавать формы, безопасные для жизни ребенка. И только потом закрывать наполовину опустевшие интернатные учреждения. И лучше сделать это сегодня, а не еще через три года. Потому что только в этом году мы потеряли более 100 детей, которые были убиты отчимами, сожителями и т.д. там, где государство не смогло защитить ребенка в условиях дома.

Третье. Нам нужно понять, что делать для того, чтобы дети из переполненных приютов не высыпались на улицу. Они уже выходят. Конфликты старших детей с сотрудниками в ЦСПРД "Світанок", в Волынском и Закарпатском приютах - первый звонок. Большая часть этих детей уже имеет опыт жизни на улице.

Каждый год минимум 12 тысяч детей пребывают в розыске. Благодаря тому, что в случае пропажи ребенка сразу возбуждается уголовное дело по статье 115 (умышленное убийство), детей часто возвращают. В прошлом году административное наказание за плохое выполнение своих обязанностей (большой штраф) понесли 48 тысяч родителей. В том числе потому, что убежали их дети. Но мало вернуть домой. Кто-то должен работать с ребенком и семьей, чтобы преодолеть конфликт.

Четвертое. Около 4300 приемных семей и ДДСТ сегодня воспитывают детей-сирот и лишенных родительской опеки. Баланс доверия этих семей к государству и государства к таким семьям нарушен. В результате их количество ежегодно уменьшается на 150 семей. Хотя все вокруг продолжают кричать о том, что дети должны воспитываться в семье.

Пятое. Необходим диалог между работниками службы по делам детей, соцработниками и судьями, которые сегодня неоправданно часто отказываются лишать родителей родительских прав, исходя из того, что соцслужбы не все сделали для того, чтобы помочь родителям восстановить свою состоятельность. Но служб сегодня практически нет. От того, что иск остается без рассмотрения или пьющую мать не лишают родительских прав, соцслужба не появится, и работать и семьей никто не будет. Мы просто подвергаем ребенка риску.

Кроме того, сегодня в стране нет 35 судов. В Станице Луганской суд не работает, к примеру, уже пятый год. Проблема судебной реформы приводит к тому, что дела не рассматриваются, и дети блокируются в условиях опасности, вплоть до их гибели.

Я бы очень хотела, чтобы этот вопрос взял под личный контроль президент, поскольку, согласно 52 ст. Конституции, содержание и воспитание детей, лишенных родительской опеки, возлагается на государство, гарантом которого он является.

Related video

В системе сегодня - очень много рисков и вызовов, возникших в результате красивых, но нереальных к исполнению лозунгов. Перечисленные мною - лишь основная их часть. В 2020-м пора обратить на это серьезное внимание.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК