МЕЖДУ МАМОЙ И MOTHER, ИЛИ О ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТИ ПРИСОЕДИНЕНИЯ УКРАИНЫ К ГААГСКОЙ КОНВЕНЦИИ ПО УСЫНОВЛЕНИЮ ДЕТЕЙ

19 марта, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 11, 19 марта-26 марта 2004г.
Отправить
Отправить

Вопросы, связанные с усыновлением, в особенности с международным, — тема очень непростая и деликатная...

Вопросы, связанные с усыновлением, в особенности с международным, — тема очень непростая и деликатная. С одной стороны, при существующем ныне в Украине демографическом кризисе «экспорт» детей за рубеж — явление вроде бы негативное. С другой, особых очередей среди соотечественников, желающих усыновить сироту, не наблюдается. Условия содержания в детдомах и интернатных учреждениях, как известно, оставляют желать много лучшего. Международное усыновление для таких детей нередко оказывается единственным шансом получить право на нормальную жизнь.

Однако почти во всех странах, практикующих усыновление за рубеж, рано или поздно поднимается волна скандалов, связанных с нарушением процедуры и злоупотреблениями в этой области. Не стала исключением и Украина. О ситуации, сложившейся вокруг Государственного центра по усыновлению, в отношении сотрудников которого в январе прошлого года было возбуждено уголовное дело по статье 169 УК, «ЗН» писало дважды («По лезвию ножа», №20 от 31 мая 2003 г. и «Пусть виновных накажут, если они будут найдены», №46 от 29 ноября).

Когда последний из материалов готовился к печати, в редакцию поступил звонок с просьбой статью не публиковать. Так я познакомилась со Светланой Дядченко, узнавшей о готовящейся публикации от одного из экспертов, мнение которых приводилось в статье. Госпожа Дядченко является главой наблюдательного совета Всеукраинской общественной организации «Общество равных возможностей», а также заместителем председателя правления Международного коммерческого банка. Любопытное совмещение должностей, не так ли? Хотя, надо сказать, секрета из этого никто не делал. На мой вопрос, чем насторожила статья — неужели изложенные в ней факты не соответствуют действительности, — Светлана Дядченко ответила, что соответствуют. Однако изложить их можно по-разному. Моя же статья, с ее точки зрения, формирует негативное отношение к международному усыновлению и потому является крайне нежелательной, поскольку Кабмином подан законопроект «О присоединении Украины к Конвенции о защите детей и сотрудничестве в сфере межгосударственного усыновления», и вскоре ожидается его рассмотрение в ВР Украины. Наша встреча проходила в присутствии одной из доверенных лиц, помогающих израильским семьям усыновлять украинских детей. Что лишний раз подтвердило необычайный интерес доверенных лиц в присоединении Украины к конвенции.

(Согласно украинскому законодательству, в Центре по усыновлению иностранный усыновитель должен лично выбрать по анкете ребенка, лично с ним познакомиться и присутствовать в суде, где будет вынесено решение об усыновлении. Документы иностранного кандидата в усыновители на рассмотрение в Центр могут принести и так называемые доверенные лица. Нередко они оказывают и другие услуги, помогая за определенную плату выбрать более здоровых детей и ускорить процедуру усыновления. Не секрет также, что, несмотря на правовые запреты предоставлять информацию, работники интернатных учреждений это делают, хотя посредническая, коммерческая деятельность при усыновлении детей в Украине запрещена.)

Спустя почти два месяца в одной из киевских газет, близких к СДПУ(о), появилась публикация «Требуются мамы» — по результатам прошедшего в редакции «круглого стола», участницей которого была в том числе и Светлана Дядченко как глава наблюдательного совета Всеукраинской общественной организации «Общество равных возможностей». А 3 марта вопросы целесообразности присоединения Украины к Гаагской конвенции «О защите детей и сотрудничестве в области межгосударственного усыновления» обсуждались также в одном из конференц-залов ВР Украины в ходе «круглого стола», организованного по инициативе комитета ВР по иностранным делам. В обсуждении приняли участие представители задействованных в процессе усыновления министерств и ведомств, дипломатического корпуса, в частности консулы США, Испании, Италии и Израиля, общественных организаций, а также представители уполномоченного Верховной Рады по правам человека.

Подавляющее большинство присутствующих представляли точку зрения «за» присоединение к Гаагской конвенции. Так, этого хочет МИД — дабы снять с себя полномочия по контролю за детьми, усыновленными иностранными гражданами. Присоединение к Гаагской конвенции лоббирует Министерство образования и науки. (Как, к примеру, понимать тот факт, что около полутора лет назад начальник юридического отдела Министерства образования и науки снял копию с банка данных детей? Зачем?! Ведь он как никто понимает последствия своих действий. Кто дал ему такие указания?) В этом заинтересовано также множество общественных организаций и лиц, давно уже имеющих серьезную политическую крышу в Украине.

Лишь трое из присутствовавших на «круглом столе», среди них представители ведомства уполномоченного по правам человека, высказались против присоединения Украины к Гаагской конвенции. Позиция меньшинства в СМИ освещена не была, между тем аргументы, свидетельствующие о том, что Украине не стоит особенно спешить с присоединением к Гаагской конвенции, заслуживают внимания. Хотя бы по той причине, что в ходе недавнего рабочего визита Н.Карпачевой в страны Латинской Америки специальный посланник по вопросам прав человека МИД Аргентины, посол Алисия Оливера высказала обеспокоенность давлением, осуществляемым отдельными странами на Аргентину относительно ратификации Гаагской конвенции по международному усыновлению детей. Она заявила о неприемлемости для Аргентины такой ратификации из-за наличия в конвенции положения о частных агентствах, предоставляющих посреднические услуги при усыновлении. Поскольку фактически за этим скрывается торговля детьми.

Кроме того, как известно, существует заключение главного научно-экспертного управления при аппарате ВР от 9 июня
2003 г. по поводу законопроекта №0104 «О присоединении Украины к Конвенции о защите детей и сотрудничестве в сфере межгосударственного усыновления», внесенного Кабмином на рассмотрение ВР. В нем говорится, что «предложенная к ратификации конвенция предусматривает унификацию государствами-участниками процедуры усыновления, получение заинтересованными лицами необходимых сведений о потенциальных усыновителях, осуществление посреднической деятельности по усыновлению на коммерческих принципах.

Для Украины присоединение к этой конвенции является неприемлемым по следующим причинам. Большинство правил и процедур, установленных этим документом, уже предусмотрены законодательством Украины и действуют на ее территории. Однако осуществление посреднической деятельности по усыновлению детей, коммерциализация такой деятельности (предусмотренные ст. 32 конвенции) запрещены национальным базовым в этой сфере нормативно-правовым актом — Семейным кодексом Украины, который вскоре (с 1 января 2004 года) вступит в законную силу (ст.216). Присоединение же Украины к конвенции с соответствующими оговорками невозможно, поскольку статья 40 последней запрещает участие в ней с какими бы то ни было оговорками.

Общий вывод

Исходя из указанного выше, Конвенция о защите детей и сотрудничестве в сфере международного усыновления не может быть ратифицирована».

Откуда же такая категоричность экспертов, если, по словам большинства участников «круглого стола», конвенция, наоборот, позволит вести более эффективный контроль как за отбором кандидатов в усыновители, так и за уже усыновленными за рубеж детьми, ограничив тем самым имеющиеся в этой сфере злоупотребления?

Начать, наверное, следует с вопроса: почему в 1993 году, когда принималась вышеупомянутая конвенция, Украина не присутствовала на Гаагской конференции даже в качестве наблюдателя? Не было такой необходимости? Но ведь известно, что как раз в 1992 году в области международного усыновления были выявлены массовые нарушения и злоупотребления. С 1993 по 1996 годы на усыновление украинских сирот иностранными гражданами действовал мораторий — до создания в Украине соответствующей правовой базы. Участие в Гаагской конференции предоставило бы молодому государству возможность ознакомиться с опытом других стран в области международного усыновления. Кроме того, практически все страны-участницы конвенцию тогда же и подписали. Правда, многие из них до сих пор ее не ратифицировали. В том числе и США, гражданами которых усыновляется наибольшее количество украинских сирот.

Украину не пригласили? Но в пояснительном докладе относительно конвенции как раз говорится о том, что генеральному секретарю постоянного бюро Гаагской конференции было поручено принять все необходимые меры, чтобы государства-нечлены, из которых происходят усыновляемые дети, приняли участие в работе специальной комиссии по подготовке конвенции об усыновлении детей из-за рубежа в качестве целевых членов.

На самом деле Украина не принимала участия в работе сознательно — располагая информацией о том, что авторами конвенции выступали частные лица — владельцы частных ассоциаций по вопросам международного усыновления, представляющие принимающую сторону. Следует подчеркнуть, что Гаагская конвенция относится как раз к области международного частного права. (Международное частное право — комплекс правовых норм, регулирующих гражданско-правовые отношения, имеющие международный характер. Основная задача международного частного права состоит в разрешении коллизии между двумя правопорядками.)

В последнее время Генпрокуратура неоднократно отмечала, что «в Украине почти совершенное законодательство по усыновлению» и торговли детьми нет, а есть торговля информацией о детях. Обмен такой информацией между Государством происхождения и Государством принимающим фактически и предусматривает ст.9 Гаагской конвенции. Проблема заключается в том, что сведения о детях, подлежащих усыновлению, согласно украинскому законодательству, являются конфиденциальными.

В соответствии со ст.14 конвенции, лица, постоянно проживающие в Договаривающемся государстве, которые желают усыновить ребенка, постоянно проживающего в другом Договаривающемся государстве, обращаются в Центральный Орган государства своего постоянного места жительства. Однако в силу того, что Центральные Органы ряда государств часть своих полномочий передали ассоциациям по усыновлению, а некоторые государства либо еще не присоединились к конвенции, либо не создали подобного Центрального Органа, полномочия по рассмотрению заявлений заинтересованных лиц, желающих усыновить ребенка, иностранным законодателем предоставлены либо административному органу, либо ассоциации, занимающейся усыновлением, либо суду.

Например, в США, куда Украина «экспортирует» наибольшее количество детей, не существует какого-либо общефедерального органа, регулирующего национальное и международное усыновление. Вопросы, связанные с усыновлением, решаются в основном на уровне штатов и графств, где ими занимаются местные управления (администрации) по социальным вопросам, в рамках которых действуют специальные отделы по делам семьи, правам ребенка и т.п. В ведение последних входит как оказание помощи в усыновлении детей-сирот, так и лицензирование коммерческих и бесприбыльных агентств, занимающихся этой проблематикой. Лицензия обычно выдается на один год, и ее обладателями являются 4 тыс. таких организаций. Вследствие различий в законодательстве штатов предъявляемые контрольными органами требования к агентствам также могут иметь существенные различия. В последние годы международное усыновление значительно коммерциализировалось и превратилось в довольно доходный бизнес: в условиях, когда усыновление больного ребенка в США обходится американцам в 10—20 тыс. долл., за здорового они готовы заплатить до 100 тыс. долл.

Материалы по практическому применению Гаагской конвенции в разных странах свидетельствуют, что проблема гонораров актуальна для всех стран-подписантов. И принимаемые ими время от времени рекомендации, касающиеся прозрачности процедур взимания средств за усыновление, ощутимых результатов не приносят. Злоупотребления, нарушения процедуры усыновления, торговля детьми по-прежнему остаются актуальными. И не только для стран происхождения (таких как Румыния, Перу, Филиппины, Венесуэла, Буркина-Фасо, Шри-Ланка), но и для принимающих (например, США, Италии, Испании).

Учитывая наши условия и менталитет, когда мы умудряемся обходить даже кажущиеся совершенными законы, присоединение к Гаагской конвенции приведет к еще большей криминализации процесса. Поскольку пресловутая ст.32 конвенции, предусматривающая выплату разумных профессиональных гонораров лицам, принимающим участие в процессе усыновления, может оказаться для некоторых просто-таки Клондайком. К тому же, что значит «разумные»?

Ирина Кучерина, начальник отдела надзора за соблюдением прав несовершеннолетних Генеральной прокуратуры Украины, вообще замечает, что у детей из интернатных учреждений плохая наследственность, «заложенная на генетическом уровне». «Поэтому принятие конвенции и даже 32-й статьи никому не угрожает. Мы сейчас очень много говорим о легализации доходов, полученных незаконным путем. Так вот конвенция и обеспечит легализацию доходов фирм-посредников, которые действуют на территории нашего государства с 1996 года».

При этом, однако, шансы украинцев, желающих усыновить ребенка, значительно уменьшатся, поскольку слишком многим заинтересованным лицам выгоднее будет отдавать сирот для усыновления за рубеж. Каждый год цифра международных усыновлений будет увеличиваться, а украинских — уменьшаться. Так происходит, например, в России, присоединившейся к Гаагской конвенции, о чем упоминали участники «круглого стола». По данным Национальной службы информации об усыновлении и удочерении США, в 1997 году только американскими гражданами в России было усыновлено 3816 детей, в 2000-м — 4348, а в
2002-м — 4939 детей (второе место после Китая — 5053). Украина в 2002 году заняла пятое место по «экспорту» детей — 1106.

По оценкам бюро консульских связей госдепартамента США, география усыновлений объясняется в первую очередь особенностями законодательств соответствующих стран. Чем сложнее вывезти ребенка из страны, тем реже этим занимаются американцы. Многие государства Африки и Ближнего Востока вообще запрещают усыновление своих детей иностранцами. Этой же политики придерживается большинство государств Западной Европы.

Безусловно, для многих украинских детей усыновление иностранцами является единственным шансом получить право на нормальную жизнь. Однако ситуация с рождаемостью в Украине сейчас крайне неутешительна. И государство просто обязано дать приоритет отечественным усыновителям. Это предусматривает и Конвенция ООН по правам ребенка
(1989 г.), к которой присоединилась Украина: кандидатом на международное усыновление ребенок становится лишь тогда, когда все возможности усыновить его на родине исчерпаны. Об этом же, впрочем, говорит и Гаагская конвенция.

В подтверждение того, что в Украине такие возможности действительно исчерпаны, Игорь Осташ, заместитель председателя комитета ВР по иностранным делам и один из организаторов «круглого стола», приводит статистику усыновлений за 2002 год: иностранцы усыновили 2341 ребенка, украинцы — 1760. Да, разница действительно ощутимая, не в пользу Украины. Однако, во-первых, господин Осташ не указывает, где взяты эти цифры. В Центре по усыновлению или же по всей Украине? Вопрос существенный, поскольку усыновление украинских детей иностранные граждане могут проводить исключительно через Центр, а вот украинские — по всей Украине, по месту своего жительства. Поэтому, если цифра национальных усыновлений взята в Центре, то такое сопоставление попросту некорректно.

Во-вторых, Игорь Осташ ни словом не обмолвился о том, что в последние годы приоритетными для украинцев стали другие формы — опека и попечительство, имеющие целью обеспечить права детей на семейное воспитание. Опека устанавливается над детьми, не достигшими 14 лет, а попечительство — над несовершеннолетними от 14 до 18 лет. Не секрет, что уровень жизни основной массы украинцев оставляет желать лучшего. Усыновив ребенка, семья берет его полностью на свое обеспечение, а поддержка от государства сводится лишь к регулярным проверкам. В то же время люди, оформившие опекунство, а тем более приемные семьи, получают ежемесячную социальную помощь, льготы на оздоровление и поступление ребенка в вуз.

Да и лукавят участники «круглого стола», говоря о том, что в Украине исчерпаны все возможности для национального усыновления. Кто знает в стране о людях, взваливших на себя бремя ответственности за чужого ребенка? Где государственное признание и чествование или другие ритуалы, позволяющие мотивировать и формировать готовность других людей к такому поступку, преодолевая социокультурные установки, существующие в обществе?

Недавно я провела в редакции эксперимент, попросив навскидку назвать имена известных людей — политиков, актеров, общественных деятелей, — усыновивших ребенка, а также вспомнить теле- или радиопрограммы, рассказывающие об усыновлении. На эти вопросы не смог ответить никто. Вспоминали, правда, периодически появляющиеся в новостях сообщения об усыновлении, в основном носившие негативный характер.

Можно сделать вывод, что в целом население Украины на этот счет информировано слабо, бытуют мифы об очередях на усыновление и о непреодолимости «дурной» наследственности. Кроме того, существует и еще одна проблема. Некоторые руководители детских учреждений попросту не хотят отдавать детей, боясь недоукомплектованности учреждений, что повлечет за собой сокращение кадров, урезание и так не слишком щедрого финансирования.

Так, значит, далеко не все в Украине сделано для того, чтобы соблюсти приоритет национального усыновления? И присоединившись к конвенции прежде, чем в этом направлении будут предприняты все возможные меры, мы тем самым, во-первых, распишемся в собственной несостоятельности, признав, что являемся страной «третьего мира», а во-вторых, ограничим права отечественных усыновителей.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК