МАТЕРИНСКАЯ ПРЕДАННОСТЬ

22 мая, 1998, 00:00 Распечатать Выпуск № 21, 22 мая-29 мая 1998г.
Отправить
Отправить

Мы беседовали на крылечке небольшого двухэтажного домика, скромно приютившегося на территории известной тренировочной базы «Динамо» в Конче-Заспе...

Мы беседовали на крылечке небольшого двухэтажного домика, скромно приютившегося на территории известной тренировочной базы «Динамо» в Конче-Заспе. Напротив меня сидела пожилая женщина, с переносной телефонной трубкой в руке и надежным посошком под рукою. На небольшом расстоянии от нас, во всем своем величии и красе поблескивал окнами на солнце новый современнейший корпус базы, затмевая и подавляя вполне комфортабельный старый, скрытый в тени деревьев.

Собственно вокруг него, если не прямо то косвенно, наша беседа с 80-летней Ольгой Трофимовной Подурян и крутилась. Моя собеседница, несмотря на возраст, боль в ноге (следствие недавнего перелома), переживаний по поводу временной беспомощности, имела вид по-настоящему счастливого человека. Счастливого чувством собственной нужности делу, которым жила последние сорок с лишком лет.

Впрочем, почему «жила» - и живет до сих пор: радостями и горестями команды «Динамо», созданием для неё домашнего уюта, атмосферы тепла и заботы. Которое уже поколение футболистов этой команды, возвращаясь с игры, чувствует по-настоящему материнскую ее доброту, которой нет цены, отнюдь не только на спортивной базе. И все - благодаря неустанным хлопотам сидящей передо мной женщины, которая все это время была бессменным начальником динамовской базы.

Что Ольга Трофимовна человек необыкновенной доброты, это легко заметить, внимательно рассмотрев ее фотографию. Она всю жизнь не давала рукам отдыха. Свои же первые директорские «университеты» прошла на спортбазе «Динамо», только не в Конче-Заспе, а на Нивках. Вот как об этом вспоминает сама Подурян.

- Я тогда жила на Нивках в маленькой комнатенке вместе с детьми и мужем - инвалидом войны второй группы (он не долго с нами пробыл на этом свете). Недалеко от нашего дома и строили спортбазу. А когда строители ушли, решила спросить, нет ли там для меня работы. Дети рядом, успеешь и за ними посмотреть, и дело сделать. Но мне сначала отказали, хоть «на всякий случай» попросили оставить адрес. И вскоре, очевидно проверив биографию, пригласили. Вот с того времени я и стала директором базы. Было это в 1954 году, когда команду возглавлял Олег Ошенков. К слову, Валерия Лобановского я помню 14-летним юным футболистом.

- Вы где-то учились на директора?

- Ничего кроме семи классов общеобразовательной школы я не заканчивала. До всего в жизни доходила своим умом и своим трудом.

…В 1954-м за спиной Ольги Трофимовны (родилась она в Малине Житомирской области) была почти половина жизни, сюжетов которой с лихвой бы хватило на сериал покруче нынешних латиноамериканских. Судите сами. Раннее сиротство (матери вообще не помнит, а отец, обзавевшись новой семьей, исчез в неизвестном направлении, когда Оле было только семь лет). Не по годам рослый ребенок отправился на поиски работы и... заглянул в здание суда. На вопрос о работе последовал гомерический хохот присутствующих, но, на ее счастье, не всех. Судья оказался человеком добрым и чутким, взял сироту к себе в дом, где у него была дочь - ровесница Ольги. Помог устроиться в школу, потом помог найти работу уборщицей в столовой (километровые полы, которые она мыла, и по сегодня иногда снятся).

Врожденная способность Подурян работать честно, с полной самоотдачей приводила к неожиданным изменениям мест этой самой работы. Так из уборщицы она довольно скоро была переведена в официантки. Подросла и поехала в Киев - разнорабочей плодоовощной базы. Но очень скоро ей предложили стать директором столовой этой же базы.

А потом представитель из соседнего военного городка сманил подростка большей зарплатой. Сначала Оля стала телеграфисткой, а вскоре и сотрудницей особого отдела. Наконец, уже в начале войны, когда вольнонаемным в частях нельзя было оставаться, ей доверили роль директора детсада этого же городка.

До войны Ольга успела выйти замуж за военного. Потом - фронт, ранение мужа, «вытягивание» его с того света. Снова фронт и второе ранение мужа. Добавьте к этому хлопоты, связанные с детьми - два сына и дочка…

Но вернемся на Нивки. Интересуюсь, в чем тогда состояли обязанности директора спортбазы?

- Круг обязанностей был широким, - отвечает Ольга Трофимовна. - Смотреть за состоянием футбольных полей, обеспечивать качественное питание футболистов - завозить продукты, распределять их... Набирать и руководить штатом, а были у меня тогда два повара, официантки, шесть рабочих на футбольных полях, уборщицы. Еще - следить за состоянием базы, при надобности давать заявку на ремонт. Летом дел прибавлялось, мы иногда организовывали палаточный городок на 50 человек, где динамовские спортсмены проводили тренировочные сборы. За всем этим хозяйством надобен был глаз да глаз, особенно при раздаче продуктов. У нас спортсмены получали все, что им полагалось, до капельки.

Так я работала при Олеге Ошенкове, а после него команду возглавил Вячеслав Соловьев. Тогда-то наши динамовцы взяли медали и Кубок. А потом команду принял Виктор Маслов. Вот при нем и начали строить базу в Конче-Заспе. За год отстроили и в 1967-м команда переехала. И хотя мне было жалко расставаться с этим коллективом, я решила искать новую роботу на тех же Нивках, чтобы стать на квартирный учет: в нашей клетушке мы уже не помещались. Это я и сказала Маслову, когда он с ребятами стал настаивать на моем переезде и дальнейшей работе.

- И как же вы все-таки тут очутились?

- Благодаря Владимиру Васильевичу Щербицкому. Он заботился о футболистах. Как-то приехавши на новую базу, услышал ропот ребят на мое отсутствие. Велел послать за мной машину, и состоялся у нас приблизительно такой разговор.

- Почему вы не хотите здесь работать? Ребята вместе с тренером относятся к вам как к матери.

- Владимир Васильевич, я живу в единственной комнатушке с четырьмя душами. Я должна найти такую работу, чтоб меня взяли на квартирную очередь.

А рядом со Щербицким был тогда наш динамовский министр.

«Обещаешь дать ей квартиру?» - спросил у него Щербицкий. - «Да, в течение 6-и месяцев». Тут же составили письмо и Владимир Васильевич его подписал, говоря : «Идите и работайте».

- Радовались, что в такое красивое место попали?

- Это оно теперь красивое, а тогда - вокруг один песок и ни одного деревца. Первые два-три года пришлось тяжело потрудиться, чтоб все привести в порядок и создать зеленую зону. Завезли несчетное количество машин земли, посадили сад, повсюду - сирень... Да и с самой базой хлопот хватало. Строили ее заключенные, а из-под палки какое качество работы может быть. Пришлось и крышу перекрывать и пол перестилать.

- А что с квартирой?

- Через шесть месяцев ко мне приехал генерал и предложил выбрать трехкомнатную квартиру возле Севастопольской площади…

Судьба припасла для этой женщины тяжелейшие испытания. Десять лет назад двое ее взрослых сыновей ушли из жизни с разницей в 15 дней. Один, исправляя под новый год свет, оступился на лестничной площадке, сорвался с перил и разбился насмерть. Второго от этой «новости» разбил паралич и отказала психика - через 15 дней и его не стало. Одному из них было 39, второму - 43 года.

- Тогда я еще больше привязалась к своим футболистам, - говорит, вытирая слезы, Ольга Трофимовна.

Нет, она про свою родню не забыла. Двое внуков - детей умерших сыновей она поставила на ноги и помогла обрести нормальные рабочие профессии.

- Тут на базе теперь вы и живете?

- Да. Когда возводили базу, из строительных остатков поставили 2-этажный домик на четыре квартиры. Потом еще одноэтажный вырос. И вся эта жилплощадь позволяла нам решить кадровый вопрос: за квартиру люди шли сюда работать. А теперь у меня тут две комнатки, и... три внучки.

- Не жалеете, что тут себя «заключили»?

- Никогда не жалела, что судьба свела меня с «Динамо». А когда потеряла сыновей, еще больше к ребятам привязалась. Родные они мне все. Да и сами меня за мать считают. Из заграничных поездок всегда с подарками приходили и даже платья привозили…

- А сейчас вы уже не работаете?

- Работаю на той базе, где и работала. Меня поставили заместителем шеф-повара. На новую базу не хожу, чтобы душу не травить. Там свой директор, свой администратор. Весь основной состав команды- уже там. А тут вторая команда живет и восемь новеньких из первой, к ним Лобановский пока присматривается...

- И большая эта старая база?

- У нас 39 мест. Перед игрой футболисты заезжают, тут живут, выезжают на игру и вновь возвращаются. Вот я смотрю за порядком и чтоб все, что положено, к ребятам попало. С посошком дойду до базы, просмотрю, чтоб все было чисто (там есть и уборщицы, и официантки), чтоб все роздали им как следует. Для меня это удовольствие. Я ведь ребят люблю не меньше, чем свою семью. И вообще, тут такой коллектив, что другого такого, наверное, и нет. Вот вчера вечером зашел ко мне Лобановский с женой. Ехали с дачи и завернули сюда меня поздравить. Он очень хороший, порядочный человек. Когда работал за границей, нас не забывал. Они с женой мне как родные…

Вот такое знакомство с необычной женщиной состоялось у меня в Конче-Заспе. А еще я поняла, что все, кто считает себя динамовцем, и причастен к футболу, - это одна дружная команда. Здесь умеют ценить труд и преданность делу…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК