Любовь побеждает войну. Психолог о том, как общаться во время войны

25 июня, 2022, 17:00 Распечатать
Отправить
Отправить

Новое не значит враждебное

Любовь побеждает войну. Психолог о том, как общаться во время войны
© Getty Images

Наверное, в Украине сейчас нет ни одного человека, которого не зацепила бы война. Поэтому бывает очень непросто выстраивать отношения с окружающими. Особенно с теми, чей опыт отличается от нашего, с теми, кто пережил нечто, не до конца нам понятное, что пугает, о чем слышишь, но не до конца веришь в то, что такие события возможны.

Читайте также: «Нет, это сделали вы». Мозаики войны

Общение с окружающими во время войны требует от нас большей чувствительности и осторожности, чем в мирное время. Особенно это актуально, когда взаимодействуешь с теми, кто находился в зоне активных боевых действий (это может касаться как военных, так и гражданских). Поэтому следует знать некоторые особенности общения и учитывать их, контактируя с ними. Ведь иногда именно «заботливое» отношение может провоцировать негативные переживания у людей, и так переживших стрессовые события.

Всегда нужно помнить, что перед вами человек, у которого есть силы, ресурсы, знания и умения, дающие ему возможность выживать. Сам факт, что он — перед вами — свидетельство того, что он «состоятелен». В большинстве случаев человек может сам решать жизненные вопросы, определять будущее движение, принимать решения и нести за них ответственность. Не отбирайте у него способность быть субъектом собственной жизни.

Не делайте выбор за другого. Если человек пережил насилие, ситуацию, в которой был беспомощен, то возможность выбирать из альтернатив возвращает ощущение контроля. Если решили что-то менять в планах, окружении и т.п., — сначала получите согласие. Человек должен быть активным участником своей жизни.

Уважайте границы человека. Он имеет право делать то, что считает нужным, иметь другие ориентиры и ценности, собственное видение ситуации. Попытка «помочь» может восприниматься как насилие. Следует спросить, нужна ли человеку помощь, а уже потом действовать. Также не следует касаться чужого тела без разрешения. Если нам очень хочется обнять — это наше желание, и оно может не совпадать с потребностью другого человека.

Пребывание в зоне боевых действий может сильно влиять на человека, меняя обычные нам поведенческие проявления. Не стоит интерпретировать их самостоятельно, — мы не можем знать все обстоятельства жизни другого. Лучше спросить прямо и объяснить, что именно вас беспокоит.

Не жалейте, а сопереживайте. Жалость лишает другого субъектности, силы. Обычно взрослому мы сочувствуем, сопереживаем. Также не следует говорить о том, что мы понимаем эмоции того, кто пережил ужасный опыт. Мы не знаем, как это было, нас не было рядом. Но история человека вызывает у нас чувства, и мы можем их озвучить.

Беспокоясь о человеке, неплохо создать условия для переживания им положительных эмоций. Но не требуйте от другого, чтобы он чувствовал ту эмоцию, которую вы ожидаете, был радостным и счастливым. Человек, переживший страшные события, вправе чувствовать злость, печаль, горевать и осознавать то, что с ним происходит. Не обесценивайте его эмоции, сравнивая с другими, каждый переживает собственные состояния, и каждому требуется свое время, чтобы пройти этот процесс.

Очень важно уметь выдерживать эмоции другого. Если человеку, вернувшемуся из зоны боевых действий, необходимо выразить переживание, рассказать собственную историю, хорошо будет предоставить ему такую возможность. Определение словами того, что он пережил, способствует заживлению душевных ран. Но об эмоциях мы можем не только говорить, — мы можем о них молчать. Если человек замолкает, просто побудьте с ним рядом. Не обязательно что-то говорить. Это бывает непросто, для этого нужно быть эмоционально стабильным, становиться опорой самому себе.

Читайте также: Война: как справиться с апатией, которая пришла за страхом

Вместе с тем не стоит ожидать от человека, побывавшего в зоне боевых действий, что он будет делиться с вами эмоциями или обсуждать пережитые события. Во-первых, ему, может быть, это просто не нужно. Во-вторых, он может не хотеть обсуждать это именно с вами. Это может происходить по разным причинам — из-за недоверия именно к вам, неготовности вообще затрагивать «болезненные темы», нежелания вносить войну в мирную жизнь, а также стремления защитить вас от того, через что он прошел. Иногда открыться кому-то чужому легче, чем близким.

Довольно часто побратимы становятся для военнослужащих ближе, чем семья. Отнеситесь к этому с пониманием. Пройденный тяжелый путь был разделен с другим, они выжили вместе, у них есть общий опыт, истории и шутки. Боевой товарищ может стать тем, с кем связана жизнь, кто понимает и поддерживает, кто способен разделить переживания и понять без слов. Часто такая взаимная поддержка дает возможность легче адаптироваться к изменившимся условиям.

Сергей Нужненко / Радио Свобода

Порадуйтесь жизни и сами, ваше «кислое» лицо не поддержит окружающих. Иногда наоборот — способно вызвать чувство вины из-за того, что непростое состояние человека влияет на других. На самом деле никому не станет лучше, если вам плохо. Не следует останавливать свою жизнь ради других, военные воюют за то, чтобы страна жила. Странно будет также делать вид, что ничего не произошло, и не обсуждать тему войны. От этого боевые действия не прекратятся. Лучше делать что-то ради победы на своем месте — то, что приносит пользу, дает возможность находить смысл и адаптироваться к новым условиям.

Фразы, которые не должны звучать: «Я тебя понимаю», «Ой, какой ты бедненький!», «Ты должен…», «Все будет хорошо». Они не работают. Мы реально не знаем, что именно человек пережил, как он это сделал, что с ним сейчас. Мы не можем пообещать, что в мире исчезнет зло и станет безопасно жить. Главные фразы в этот момент: «Я рядом», «Ты не сам». И действительно — оставаться вместе и преодолевать жизненные трудности вместе чрезвычайно ценно во время войны.

Не стоит также называть человека «больным», «несчастным», «нуждающимся в лечении». Ненормальность сейчас порождается ситуацией. Все переживания и реакции — нормальны в ненормальной ситуации войны. Каждый будет реагировать в этих обстоятельствах с учетом имеющихся ценностей, идей, знаний, ресурсов, физических и душевных сил. «Нормализация», понимание того, что происходит с человеком, дает возможность уменьшить его напряжение по этому поводу. Психологи предлагают множество брошюр, буклетов, распространяют информацию через СМИ и социальные сети именно ради психологического просвещения населения.

Для каждого человека первоочередным является обеспечение его базовых потребностей. Побеспокойтесь об этом — создайте возможность поесть, выспаться, помыться. Но желание накормить чем-то вкусным не должно превращаться в насилие. Заставлять что-то делать — тоже не лучшая идея. Когда человек переживает сильные эмоции, организм тратит много энергии, и поэтому требует более длительного восстановления. Если у человека появляются новые здоровые привычки, их следует поддержать. Это может стать не только физическим, но и психологическим ресурсом.

Война изменила жизнь всех нас, но в разной степени. Новое часто воспринимается враждебно. Поэтому прежде чем что-то менять, спросите другого, готов ли он к этому. Иногда наиболее ресурсным является что-то обычное, то, что было в мирное время, — выпить чая из любимой чашки, скрип дверей, знакомые запахи и т.п. Поэтому переставить мебель перед возвращением воина домой может оказаться не лучшей идеей. Ему придется адаптироваться еще и к этому. Если это возможно — не меняйте привычных условий быта. Ритуалы, которые были до войны, тоже можно сохранять, — это дает чувство стабильности, контроля над ситуацией.

Вредным может оказаться постоянный поток информации о военных действиях. Человек уже находится в относительно безопасном месте, но именно благодаря телевизору его ситуация продолжается. Иногда следует ненадолго выключать телевизор. Можно предложить просто посмотреть в окно или на вас. Подчеркнуть, что ситуация завершилась и человек сейчас здесь, рядом с вами.

Тело человека также реагирует на пережитый стресс. В то же время реакции могут быть очень разными: изменение пищевых привычек, «забитые» мышцы, боли и даже психосоматические заболевания. Если можно, побеспокойтесь о здоровье человека доступными способами, но не заставляйте его. Полноценное питание и сон, физические упражнения, отдых, массажи и просто теплая ванна могут значительно улучшить качество жизни человека и дать ему возможность восстановить утраченные силы для дальнейшего движения вперед.

Следует также избегать резких громких звуков, они могут напомнить взрыв. Так, сейчас в больницы к детям просят не приносить надувные шарики именно потому, что они громко лопаются и могут испугать. С 2014 года в Украине ведутся споры о целесообразности салюта на праздники. Если мы знаем, что близкие реагируют на резкие звуки, осторожность не помешает и в быту. Сейчас есть множество приспособлений, способствующих снижению шумов, — доводчики на дверцах мебели, унитазах, резиновые стопперы дверей и другие прикольные штуки.

Можно строить определенные планы на совместное будущее, если человек готов принимать в этом участие. Но только при таких условиях. Иначе это может восприниматься как психологическое давление и вызвать сопротивление. Адаптация человека к жизни в мирных условиях может требовать разного времени. Если человек готов, можно привлекать его к взаимодействию с другими, к общественно полезной деятельности. Для многих психологическим спасением стало волонтерство. Но кому-то надо побыть в одиночестве, и в таком случае контакт с большим количеством людей может напрягать.

Животные не только эффективно снимают стресс, но и могут стать частью семьи. Если человек, эвакуируясь, забрал своего любимца, или военнослужащий приехал с мохнатым побратимом, отнеситесь к этому с пониманием. Тепло живого существа согревает не только тело, но и душу человека. Забота о животном может быть частью психологической реабилитации военнослужащих. Наукой доказана эффективность контакта с собаками людей, имеющих посттравматическое стрессовое расстройство (канистерапия — направление психологической работы с людьми при участии специально обученных собак).

Getty Images

Переживание травматического опыта приобретает свою специфику в случае, когда события обусловлены действиями человека, а не природными катастрофами. Перед человеком стоят вопросы морали и этики. Во время военных действий морализаторство относительно поступков военных может оказаться неуместным, — воины защищают свою страну и уничтожают врага. Юмор у них может быть черным и шокирующим, но так психика спасается от ужасов войны. Кстати, у гражданских это явление тоже присутствует.

Перед человеком также могут встать экзистенциальные вопросы. Очень сложно бывает объяснить себе смысл того, что происходит, видеть будущее. Происходит переоценка жизни, своего места и роли. Человек может нуждаться в поддержке, обсуждении собственных мнений с другими, и тогда важно его поддержать. Вместе с тем нежелание идти на контакт в этот период тоже понятно. Стоит серьезно отнестись к заявлениям об утрате смысла жизни или высказываниям о самоубийстве.

При необходимости человек может обратиться к специалисту. Мы можем мотивировать его получить профессиональную помощь, но это должно быть именно его решение. На сегодняшний день в Украине много профессиональных психологов, психотерапевтов, психиатров, имеющих опыт работы с разными группами населения (и с гражданскими, и с военными). Многие специалисты работают как волонтеры, поэтому есть возможность получить помощь бесплатно.

В стране, где проходят военные действия, каждому надо знать, как оказывать первую психологическую помощь в сложных ситуациях (обстрелы, бомбардировки, наблюдение или участие в определенном событии и т.п.). В Израиле, который много лет живет в состоянии возможной опасности, протоколу оказания первой помощи учат еще со школы. Основные его положения:

  1. установить зрительный контакт (назвать себя, привлечь внимание, чтобы человек вас увидел, зафиксировал взгляд);
  2. инициировать действие (дыхательные упражнения, движение, ходьба и т.п.);
  3. предложить сделать выбор (так мы возвращаем человеку способность быть субъектом. Пример: выбрать, что человек будет пить, — воду или чай);
  4. восстановить цепь событий (связать ситуацию в единое целое: что было до, во время и после нее; человек фиксирует, что ситуация уже завершилась).

Таким образом мы восстанавливаем способность к саморегуляции.

После переживания травматических событий человек не возвращается к обычной жизни быстро. Дайте ему время для восстановления. Также нет универсальных правил поддержки, — целесообразно учитывать состояние человека, наши возможности и реальные обстоятельства. Единственное правило — не стоит лезть к человеку со своей помощью — лучше спросить, что действительно ему нужно. Отношения должны усиливать человека, давать ему тыл, удовлетворять потребности. Для этого важно остаться в диалоге друг с другом и уметь слышать.

Опыт войны уже изменил нас. Но он может становиться опорой для наших новых свершений при условии, если будет усвоен и осмыслен.

С учетом этого психологи выделяют понятие «посттравматический рост» как способность личности опираться на пережитый опыт для позитивных перемен, развития в сложных для себя условиях и новых сферах.

Может измениться взгляд на себя, на отношения с окружающими и смыслы человека. Иногда такие изменения бывают очень быстрыми и кардинальными, что заставляет нас беспокоиться.

Поэтому именно терпение, чуткое отношение к ближнему, уважение к нему содействуют заживлению душевных ран.

Любовь побеждает войну.

Related video

Смотрите спецтему: Швейцария будет представлять интересы Украины в России Украинские дипломатические учреждения на территории России отсутствуют. В Мариуполе оккупанты размещали мины на детских площадках Дворы города до сих пор не разминированы На оккупированных территориях Украины залегают полезные ископаемые на 12,4 трлн долларов – WP В издании рассказали, сколько наших месторождений угля, нефти, газа и металлов сейчас находятся под контролем России. Дочери заместителя Шойгу являются гражданками США Жена Алексея Криворучко рожала детей в Майами Focus: В России заговорили о «драматическом» положении армии, воюющей против Украины Советник российского Минобороны признал, что оккупационным войскам не хватает солдат и хорошего современного оружия, в то время как у украинской армии такого оружия становится все больше.
Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК