КАМЕННАЯ ЛЕТОПИСЬ ДУХОВНОСТИ

27 декабря, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск № 52, 27 декабря-3 января 1997г.
Отправить
Отправить

Сколько храмов было в старом Киеве? Едва ли кто-то сейчас точно ответит на этот вопрос. Подобная статистика если и велась в древности, то следов от неё почти не осталось...

Сколько храмов было в старом Киеве? Едва ли кто-то сейчас точно ответит на этот вопрос. Подобная статистика если и велась в древности, то следов от неё почти не осталось. Но в старинных летописях, воспоминаниях путешественников, посещавших город, имеются сведения. Например, в Лаврентиевской и Второй Новгородской летописях упоминается, что во время пожара 1124 года в Киеве сгорело около 600 церквей. В книге «Обозрение Киева в отношении к древностям», изданной в 1847 году, губернатор Иван Фундуклей отмечал, что в городе имеются 24 каменных, 12 деревянных церквей, 32 в семи монастырях да ещё 7 домовых и расположенных в разных учреждениях. Тоже впечатляет! Ведь недаром Киев называли златоглавым.

Но дело, конечно, не в статистике. Строительство храмов в Киевской Руси, а затем в Украине - это даже не страницы, а целые тома культурного и духовного развития народа. О культурно-просветительской функции религиозных центров известно немало. Достаточно вспомнить только Киево-Печерскую лавру, где зарождались и развивались иконопись, переписка и переводы книг, создавалась библиотека и т.д. Здесь люди приобщались к культуре и духовности. И среди многих проявлений этой духовности было и такое - оставить по себе материальный след, возвести новый храм.

Древние римляне да и византийцы оставляли после себя помпезные памятники, колонны, дворцы. А у нас - храмы.

Мы более-менее ориентируемся в именах меценатов, сооружавших за собственные деньги больницы, учебные заведения, приюты для бедных. Гораздо менее знакомы нам те, кто оставил для потомков церковь.

Вероятно, первым таким своего рода меценатом можно считать Владимира Великого, волей и усилиями которого была возведена Десятинная церковь - первый каменный православный храм на нашей земле. Хотя первую в Киеве церковь - деревянную - построила ещё Ольга, но нам неизвестно, сделала ли она это за свои личные, выражаясь современным языком, сбережения или воспользовалась государственной казной. Что же касается Владимира, то он определил на храм десятую часть собственных доходов, отчего и возникло название церкви - Десятинная. Хотя, конечно, в его действиях следует усматривать не столько чистое меценатство, сколько государственный расчет - насаждая христианство, он утверждал и свою державу, умножал её мощь.

Но вот новая религия укрепилась, стала повсеместной, и власть предержащим нет острой необходимости использовать её в государственных целях. Тем не менее, среди основателей новых храмов - князья, гетманы, другие высокопоставленные лица. Что же подвигало их на такие поступки? Конечно, в значительной степени собственная высокая духовность, желание приобщить к ней опекаемый ими народ.

Ярослав, который в XI веке заложил собор Святой Софии, не случайно дал ему это название, София по-гречески значит премудрость. Мудрый князь решил сделать храм средоточием просвещения, образования, культуры. И он стал при Ярославе и оставался в более поздние времена именно таким центром. Знаменательно, что исследователи и по сей день не хотят расстаться с надеждой где-нибудь в подвалах храма отыскать богатейшую библиотеку Ярослава, создававшуюся именно здесь.

Особое место в ряду благотворителей храмового строительства принадлежит Петру Могиле. Киевский митрополит, видный учёный, просветитель, он, кажется, успел прикоснуться своим сердцем чуть ли не к каждому собору, к каждой церкви - реконструировал, достраивал, возводил новые. Он принялся даже за такое, казалось бы, неподъёмное дело, как восстановление разрушенной ордами Батыя Десятинной церкви.

Четыре столетия на месте храма лежали руины. Но Могила хорошо понимал, что значит для всего украинского народа Десятинная, возведенная Владимиром-Крестителем. Это был символ и государства, и православия, и, наконец, героизма нашего народа, превратившего церковь в крепость. Защитники предпочли смерть под руинами, чем сдачу врагу.

В середине XVII века Пётр Могила к частично сохранившейся юго-западной части стены, использовав древний материал, пристроил церковь. Это маленькое скромное сооружение имело в длину чуть больше 8 аршин. Во втором ярусе возвели деревянную церковь.

Как далеко было всему этому до роскошного, богатейшего некогда храма. Но Десятинная продолжала жить! Кроме того, во время реконструкции митрополиту удалось собрать значительный археологический материал, позволивший хотя бы мысленно воссоздать первоначальный облик храма. Предпринимавшиеся позже попытки возродить Десятинную уже не ставили целью придерживаться задуманных архитекторами древности форм. Такую попытку уже в прошлом столетии предпринял гвардии поручик А.Анненков. Проект новой Десятинной разработал В.Стасов в типичном русском московском стиле, что, конечно же, не вызвало особого восторга у киевлян.

Воистину бесконечен ряд благотворителей, оставивших потомкам память о себе в виде храмов - больших и малых, скромных и помпезных. Так же отличаются друг от друга и сами благотворители: от гетмана Мазепы до никому не известного киевского мещанина по имени Пётр Железный Грош. Последний в XVII столетии на свои деньги построил на Подоле церковь Николы Притиска. Где простой мещанин взял такую сумму денег - едва ли уже когда-нибудь станет известно. Осталось лишь их воплощение в камне.

Нет, даже бегло охватить хоть часть этих благородных и бескорыстных жертвователей невозможно. Хочется упомянуть только об одной, великой княгине Александре Петровне, о которой большой и интересный материал собрал исследователь киевской старины Виталий Ковалинский.

За целое столетие до появления мексиканских телесериалов великая княгиня доказала, что «богатые тоже плачут». Очень уж несчастливо сложилась её судьба. Брак с великим князем Николаем Николаевичем вскоре расстроился, а вдобавок княгиня ещё перенесла тяжёлую травму, превратившую её фактически в калеку. В пору бы отчаяться...

Но Александра Петровна нашла приложение своим душевным силам, знаниям, таланту. Имея уже опыт организации приютов призрения в Петербурге, она решила устроить на Лукьяновке женский монастырь с благотворительными заведениями. Она приобрела участок земли на Вознесенском откосе, где со временем и вырос монастырский комплекс. Но главное, чем прославился Покровский монастырь, была прекрасно оборудованная больница. Слава о ней распространилась далеко, люди спешили в Киев, чтобы найти помощь в «княгининой больнице», как называли её в народе.

Вместе с храмовым строительством нарождалась славная плеяда отечественных архитекторов и художников. Вспомним хотя бы такие славные имена, как А.Меленский, И.Григорович-Барский, В.Николаев и многие, многие другие. С ними пришёл к нам такой оригинальный, неповторимый стиль, как украинское барокко. Но это уже тема отдельного разговора.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК