ИНОСТРАННЫЕ «ПРИНЦЫ», УКРАИНСКИЕ «ЗОЛУШКИ»…

27 сентября, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск № 37, 27 сентября-4 октября 2002г.
Отправить
Отправить

Мечта найти заграничного принца и ускакать за тридевять земель на белом коне отнюдь не нова — вспомните хотя бы русские народные сказки...

Мечта найти заграничного принца и ускакать за тридевять земель на белом коне отнюдь не нова — вспомните хотя бы русские народные сказки. Отечественный жених всегда уступал заграничному, отмеченному слишком высоким знаком качества. Хотя справедливости ради надо отметить, что конкуренту из-за рубежа приходилось в разные времена несладко: ну не любят соперников наши мужики.

…В 1947 году власти специальным постановлением правительства СССР решили запретить браки между советскими гражданами и иностранцами. Этому была вполне резонная причина: многие годы после войны огромный контингент советских войск дислоцировался в странах Восточной Европы. И многие молодые солдаты и офицеры успели завести семьи с местными женщинами, родились дети. А когда войска стали отводить назад в Союз, возник казус: здесь в стране множество одиноких женщин, а мужики оттуда приезжают семейные. Вот правительство и приняло соответствующее постановление: не только запретить браки с иностранцами (иностранками), но и заключенные браки признать недействительными. Таким образом множество сложившихся семей было разбито. Отменили постановление не скоро, лишь в начале 60-х годов…

С позиции постсоветского мужчины браки наших женщин с иностранцами — не что иное как «продажа за бочку варенья и ящик печенья». Международные браки — вполне распространенное в мире явление, но о позорной самопродаже «на вывоз» говорят почему-то только русско-украинские мужчины в отношении русско-украинских же женщин.

Тем не менее, с 1991 года работники ЗАГСов отметили резкое увеличение межнациональных браков. Иностранцы предпочитают регистрироваться на территории Украины в основном по двум причинам: гарантия того, что жена, в отличие от невесты, по приезде в чужую страну сразу не сбежит и, во-вторых, сложные визовые процедуры для выезда украинок за рубеж будет легче преодолеть, когда на руках имеется свидетельство о браке. При этом особенно частыми гостями дворцов бракосочетания оказываются американцы и немцы. Служащие ЗАГСов отмечают еще одну интересную особенность: зачастую у женихов присутствует какой-нибудь незначительный физический изъян: нервный тик, легкая хромота и т.д.

Ах, мой милый Августин, все прошло…

Оксана сама поехала в Германию. Она хотела не столько выйти замуж, сколько остаться там на ПМЖ. Но однажды ей в посольстве сказали: «Хочешь остаться — ищи немецкого мужа»…

«Мы с подругой приехали в Берлин немного «почелночить». Стояли, продавали на рынке всякие мелочи, подошел покупатель — Клаус. Так мы и познакомились. Я еще несколько раз приезжала поторговать, отношения развивались, и в один прекрасный день я осталась в Германии надолго. Сначала было страшновато — одна в чужой стране, с чужим человеком. Боялась, что однажды он приведет с собой друзей и куда-то меня потянет. Так бывает у нас. Но так никогда не бывает у них. Там даже срок за изнасилование очень маленький — от 3 до 5 лет, потому что это случается довольно редко.

Как и большинство наших девушек, у меня была установка на иностранцев, как на богатых заморских принцев на крутых машинах и с кучей денег. Оказалось, такие далеко не все. Там, как и у нас, есть богатые и бедные, но «бедные» — не в нашем понимании этого слова. Клаус считался «средним». У него было небольшое кафе, мы жили не на широкую ногу, но были обеспечены всем необходимым и могли себе позволить отдыхать летом в Турции, не говоря уже про кино, луна-парки, рестораны. Это при том, что я не работала. Вообще, я никогда не слышала там выражения «сводить концы с концами». Такого понятия в Германии просто не существует.

Конечно, поначалу мне было там сложно. Но, если хочешь жить в другой стране, ты должен принимать их менталитет. Там очень жесткий образ жизни, не вписываешься — вылетаешь. Не сможешь адаптироваться — будешь до конца жизни жить в болоте. Надо ломаться, тяжело.

У них тоже есть плохие и хорошие люди. Но все же немецкие мужчины отличаются от наших. Немцы очень скупы как на чувства, так и на подарки. И еще: никогда не стоит жаловаться немцу на свои проблемы. Конечно, ввиду всего этого я чувствовала себя там немного одиноко. Поэтому и рожать приехала сюда.

Сейчас возникли проблемы с возвращением, поскольку большую часть времени в Германии я провела нелегально. Официально мы с Клаусом расписались лишь перед самым отъездом, чтобы меня выпустили из страны. И когда муж пришел в полицию, занимающуюся эмигрантами (есть там такой специальный отдел), ему вытащили огромную папку с моими «грехами» — сплошные депортации. Только поэтому я уже восемь месяцев не могу оформить документы, чтобы уехать обратно. Даже несмотря на то что мой ребенок — гражданин Германии.

Если честно, в Украине жить я не могу. Хочу обратно в Германию, но жить с Клаусом уже не хочу. Ребенок очень сильно изменил меня, а мой муж остался прежним. К тому же Клаус категорически против семейной жизни. Хоть мы и жили вместе, часть его вещей оставалась у мамы. Поругаемся — бежит туда.

Сейчас я уже жалею, что все-таки не осталась рожать в Германии. С ребенком меня бы уже никто не выбросил на улицу, поскольку малышка — немка. Я бы спокойно ждала разрешения на работу».

Восток — дело тонкое

У ливанских и сирийских мужчин при разводе спрашивают: «По какому закону будете разводиться: по французскому или по мусульманскому?» Как правило, все выбирают мусульманский, который полностью на стороне сильного пола. Елена, которая столкнулась с этим непосредственно, признается, что это жутко давит в моральном плане.

«Когда мы познакомились, я была студенткой второго курса, а он — аспирантом. В общежитии института, где он жил, я была председателем студенческого совета. Организовывала различные институтские мероприятия — «круглые столы», на которых присутствовало много преподавателей. Мой будущий муж выделялся политической эрудицией, которая удивляла всех. Потом я поняла, в чем дело: его отец, мой будущий свекор, был видным человеком в политических кругах страны. Эрудицией он меня и взял.

Когда мы приехали в Ливан, Ахмед стал ужасно вредным. Он все старался делать в угоду родителям, не считаясь с моим мнением, хотя они его ни о чем не просили. Мне было ужасно тяжело. Чуть позже муж, конечно, пересмотрел свое поведение, изменился, и все нормализовалось.

Его семья сразу приняла меня. Вопрос веры не возникал, потому что свекор был неверующий, а свекровь не считала это камнем преткновения, она была разумной женщиной. Я прожила в доме свекра и свекрови три года, и все это время мы жили душа в душу. Свекра я называла папой, и после его смерти почувствовала себя в Ливане одиноко.

Права на работу иностранцы там не имеют, я же, как жена гражданина Ливана, работать могла. Но для того чтобы там легализовать диплом, нужно было сдать коллоквиум по медицине, к которому жены-иностранки допускались только после сдачи экзамена по арабскому языку в министерстве просвещения. Я выучила арабский язык.

Оказалось, что мой муж совершенно не приспособлен к жизни. Его мама поступила опрометчиво, приехав и сорвав его из Киева в Бейрут, несмотря на то что он мог устроиться в Украине. В Ливане он понадеялся на отца, а отец не мог использовать свои связи даже для себя.

Никогда не стремилась быть главой семьи, но основные деньги зарабатывала я. Муж же обладал удивительным талантом швырять деньги в никуда. У меня был довольно высокий рейтинг среди пациентов, в городе, я работала с массами, меня уважали, а его это бесило. Он хотел, чтобы меня воспринимали только с его слов, не мог смириться с тем, что я популярна, хотя сам был уважаемым человеком и очень хорошим хирургом.

Сейчас я понимаю, что наш брак был совершенно нелогичен. Я видела в нем старшего, опытного и умного мужчину, который сможет быть мне опорой. Тем более что на Востоке так принято: женщина идет за мужчиной. Но получилось, что опорой для него была я. Еще очень много проблем создавала его ревность.

17 лет я все это терпела. Но последний его безрассудный поступок стал последней каплей. Мы купили хорошую шестикомнатную квартиру — я заботилась о будущем сына. И тут мужу кто-то сказал, что меня держит в Ливане только эта квартира. И он, пока я была в Украине, ее спокойно продал, не подумав о ребенке. Тогда я просто спросила себя: сколько же мы с сыном будем терять? И уехала, ничего не сказав. Вообще, из Ливана жена не имеет права выезжать без разрешения мужа. Поэтому, если бы я сообщила ему, что мы расходимся, он бы меня просто не выпустил.

Сейчас я живу на родине, хотя официально мы еще состоим в браке. Сын живет с мужем, учится в школе. Я не хочу забирать его из Ливана, пока не закончит школу.

Мужчины, наверное, во всем мире одинаковы. Наши абсолютно не отличаются от ливанцев. И у нас есть бестолковые, как мой супруг, и у них есть умные, как мой свекор. Но очень выделяет восточных мужчинах их непоколебимое правило: добыть и принести домой. Это их положительное качество. Например, когда моя свекровь ходила за покупками, с ней всегда шел кто-то из сыновей, чтобы нести сумки.

Но всем имуществом, даже если оно совместно нажито в браке, мужчина распоряжается сам и даже дети принадлежат ему. Правда, сейчас этот закон уже оговаривается комитетом ливанских женщин в парламенте».

* * *

По мнению кандидата психологических наук, ведущего научного сотрудника Украинского НИИ социальной, судебной психиатрии и наркологии Марины Полывяной, причина распада обоих интернациональных браков вовсе не в различии менталитетов.

— Я вижу здесь прежде всего личностные проблемы людей. Индивидуально-личностные особенности и характеристики в данных случаях перекрывают разность менталитетов и разность культур. К тому же, и в том, и в другом случае я не увидела настоящих чувств, о любви никто не говорил. Больше говорилось о трудности и сложности жизни здесь, о том, что там условия лучше, люди друг к другу относятся лучше, и о материальной стороне. Возможно, эти две истории закончились бы удачно, если бы изначально были построены действительно на любви и человеческих отношениях, которые могли бы связать мужчину и женщину разных культур. У нас в Украине есть масса мужчин — семейных тиранов, которые унижают женщин, насилуют, бьют, а женщины молчат, терпят, и считается, что это нормально. Поэтому я категорически не стала бы привязывать семейную тиранию к Востоку или к Украине.

Все изначально зависит от того, на что человек настроен, от его установки. Почему-то наши девушки думают, раз иностранец, значит, обладатель несметных богатств. Сложился стереотип, что за границей безо всяких усилий у тебя будет красивая райская жизнь. Не видя для себя возможностей реализоваться и получить больше от жизни здесь, многие пытаются сделать это в другом месте, в другой стране. Ожидания наших женщин, которые сформировались из фильмов, рекламы, образов богатой заграницы, в реальности не оправдываются.

К сожалению, основные проблемы этих женщин — в них самих. Ведь есть масса счастливых браков между людьми разных национальностей.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК