Христианское искусство и проблема фальшпанели

Поделиться
Христианское искусство и проблема фальшпанели
Существуют пугающие для уха постсоветского интеллигента сочетания слов. Например, «православная цивилизация»...

Существуют пугающие для уха постсоветского интеллигента сочетания слов. Например, «православная цивилизация». Или «православное искусство». Пугают не сами слова, а именно их связь, сочетание. Возникают недолжные ассоциации с той системой идеологических координат, в которой мы все выросли. Искусство? Замечательно. Но почему оно обязательно должно быть православным? И не значит ли такое «смешение понятий», что искусство, к примеру кино или живопись, должно потерять свободу, став частью нового идеологического дискурса современных России и Украины?

Признаюсь, я не принадлежу к той категории граждан, которые считают оправданным повсеместное употребление слова «православный» в качестве синонима «христианский». Мне более по душе словосочетание «христианское искусство». Хотя бы оттого, что оно менее идеологизировано. Но что означает сегодня христианское искусство? Изображение на христианскую тематику или с элементами христианской символики? Роман, где автор рассуждает о ненормальности добрачных половых связей, обильно цитируя Библию? Кинофильм, где главное действующее лицо является священником либо каким-то другим образом связан с церковной тематикой?

Искусство нередко демонстрирует, что ему под силу почти все. И я даже могу представить себе, что подлинный писатель каким-то образом умудрился написать хороший роман, испещренный нравоучениями и библейскими цитатами. Тем не менее, для меня как читателя аннотация вроде «…это роман, где с христианских позиций обсуждается проблема добрачного секса» и т.п. — выглядела бы абсолютно провальной. Дело в том, что искусство и пропаганда — вещи не только разные, но и несовместимые. Кроме того, многие читатели — и я в том числе — предпочитают вопросы.

Совсем без ответов жить, конечно, нельзя. Однако мы должны признать и другое — ответ не может «отменять» сам вопрос. Ведь чаще всего через некоторое время, вспомнив кажущийся нам ранее безупречным ответ, мы понимаем: вопрос все еще актуален, а мы — все еще ждем нового, более достоверного и точного ответа.

Итак, существует ли сегодня христианское искусство? Полагаю, да, существует. Но существует не в качестве некоего конфессионально «лояльного/благословленного» жанра (например, «православного кино»), а как плод творчества христианина: его страданий, сомнений, мыслей, переживаний и пр. И даже не только христианина, но и человека, который не дерзает (либо в силу каких-то причин воздерживается) себя так определять. Достаточно уже самого вопрошания — в чем смысл, в чем сама суть страдания? Смерти? Любви? Сами эти вопросы — правда, если они ставятся умом не из любопытства либо желания самоутверждения — уже роднит человека с христианством. В этом смысле «христианское искусство» является синонимом подлинного и не боящегося страдать творческого поиска.

Существует и два других аспекта, которые мне кажутся важными. Настоящее христианское искусство должно быть скромным и уметь удивлять. Скромно — это не только «без выпендрежа». Как говорила моя бабушка, одно — скромность, а другое — вызывающая скромность. Шокирующая, стилизованная, громыхающая собой. Гордыня в упаковке «скромности». Напротив, подлинная скромность — это сокращенный, прямой путь к сути. Неприметный, не в пример Набокову, слог Гайто Газданова или киностилистика Теодора Дрейера позволяет читателю забыть, что у романа либо фильма есть автор.

Не меньшее затруднение вызывает и «удивление». Удивлять — не означает шокировать. К примеру, шокировать, дабы побудить к социальному действию. Удивление происходит в тех пластах нашего «я», которые «за» психологией. Если шокировать может и ненастоящее (бутафорское, но новое в своем радикализме), то удивить сложнее. Удивить может только настоящее, выстраданное личностью.

Фальшпанель

Впервые этот термин я услышал из уст одного известного медийщика. В ответ на предложение сделать рубрику в его журнале о новых, неизвестных художниках. «Ты не понимаешь, — получил я четкий ответ, — нам это неинтересно. Мы создаем фальшпанель. А то, что не вписывается в ее рамки, для нас несущественно». Простой и точный ответ, объясняющий если не все, но многое о том, как именно устроен современный рынок искусств. Бренд — все, персона и ее жесты — многое, искусство — что-то.

Итак, фальшпанель, ее обитатели и нравы — определенная преграда для настоящего, если это настоящее предстает перед зрителем в своем собственном обличье. Чтобы проникнуть на территорию фальшпанели, ему нужно надеть маску. Стать медийной личностью, персонажем, чьи яркие жесты разнообразия и расцвечивают однотонную жизнь общества. Казалось бы, существует простой и краткий путь, как неизвестное, но настоящее (в том числе и искусство) может стать узнаваемым и востребованным. Настоящее должно стать брендом. И многие художники, политики и даже религиозные организации или деятели выбирают для себя именно этот путь. Барак Обама — это «Барак Обама». Херст — это «Херст», далай-лама — это «Далай-лама».

Тем не менее, не ставя под сомнение подлинность всех вышеперечисленных людей и брендов, нужно заметить, что настоящее испытывает ряд сложностей, проникая на «территорию врага». Чтобы стать узнаваемым, необходимо жертвовать достоверностью. Узнаваемое, бренд — это знак, символ. Но символ, вылитый в бетоне. И подобно тому, как деревянный или кирпичный дом достовернее (ближе к человеку и его правде) бетонного, — неузнаваемое, но оставшееся собой искусство достовернее искусства, превращенного в бренд.

Бренд и христианство

Бренд не удивляет. Приковывая к себе внимание поначалу, он через какое-то время приедается. Поэтому, пытаясь донести свой главный месседж обществу, Церковь сталкивается с определенной проблемой. С одной стороны, необходимо, чтобы месседж (христианское откровение) дошел до адресата (современного человека и человечества в целом). А с другой — нельзя допустить отождествления узнаваемого/бренда и самой сути христианства.

Всего дороже в христианстве Сам Христос, отвечает антихристу старец Иоанн — персонаж «Трех разговоров» Владимира Соловьева. Как бы ни были нам дороги те или иные культурные традиции, мы не имеем права на их абсолютизацию. Христианство не сводится ни к православной цивилизации (которой, по утверждению Христоса Яннараса, сегодня нигде и не существует), ни к православному искусству (которое, нужно думать, таки существует, но не тождественно тому, что у нас часто пытаются за него выдать). Суть — трудноопределима в словах. Но она выражается в личном отношении человека и Бога.

Церковь, христианство — не товар. Стало быть, их рискованно и неоправданно превращать в бренд. И даже христианское искусство — не товар (хотя попавшая из мастерской художника-христианина в галерею картина им и становится). С другой стороны, христианство должно быть узнаваемо в современном, перегруженном информацией обществе, а работы художника, в том числе и христианина, — продаваться. Существует ли выход из этой ситуации? Совместим ли бренд с христианством?

Попадая в информационное поле фальшпанели, настоящее должно оставаться собой. Человек, ставший медиаличностью, — человеком, а не его информационным двойником либо маской. А религиозное искусство либо традиция — собой, то есть способом жизни, а не продуктом, товаром массового потребления.

Фальшпанель страшна не тем, что она есть, а тем, что она, во-первых, склонна выдавать себя за всю полноту действительности (не существующее вне рамок фальшпанели — не существует), а во-вторых, что она навязывает нам свои правила игры. Тем не менее единственный реальный способ решения проблемы — обыграть фальшпанель и ее творцов. Другими словами, проникнуть на ее территорию, как будто принять ее правила и…изменить изнутри.

Неправда и правда: кто добежит до финиша первым?

Война снайперов, когда противника уничтожают на расстоянии, рассматривая его в оптический прицел, — это только одна из возможных моделей сосуществования и взаимодействия настоящего и фальшивого. А ведь в реальной жизни, тем более в искусстве, не бывает абсолютных величин — полной правды и полной фальши. Правда, как правило, выщерблена неправдой. Видимое как фальшь при ближайшем рассмотрении оказывается не только притворным. Более того, «фальшивое» иногда оказывается чревато правдой. Условно «правдивое» и условно «ложное» взаимодействуют. Соприкасаясь с правдивым (или более правдивым), ложное (или более ложное) меняется, оправдывается, превращается в нечто более правдивое.

Конечно же, существует и другая, более опасная возможность: когда правда, попавшая в ситуацию неправды, постепенно и неприметным для себя образом превращается в полуправду (которая, как известно, страшнее лжи). Однако правда и ложь имеют различный жизненный статус. Правда существует, то есть обладает полнотой жизни, а значит, и силой изменять. А ложь — скорее иллюзия, и все, что она может, — это кратковременный обман. В беге на сто метров неправда может оказаться проворнее. Но в марафоне, на длинной дистанции, неправда обязательно выдохнется, а правда придет победителем.

Изменить правила. Навязать фальшпанели бег на длинную дистанцию. Выщербить в неправде ее ложь, исполнив ее правдой. Именно эту коварную тактику и должно применить христианство, взаимодействуя с информационным миром. Бросаться в фальшпанель — дело опасное. Оказавшись на ее дне, можно обнаружить себя с переломанными конечностями. Однако правда, горделиво застывшая в позе праведницы, — зрелище еще более печальное, чем неправда. Необходимо взаимодействие. Преодолев горделивый соблазн замкнуться в себе, настоящее, подлинное может излечить от фальши и тех, кто ею болен.

Поделиться
Заметили ошибку?

Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку

Добавить комментарий
Всего комментариев: 0
Текст содержит недопустимые символы
Осталось символов: 2000
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот комментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК
Оставайтесь в курсе последних событий!
Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Следить в Телеграмме