ФЕЛЬДМАРШАЛ ПАУЛЮС В СТАЛИНГРАДСКОЙ БИТВЕ

12 июля, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск № 26, 12 июля-19 июля 2002г.
Отправить
Отправить

Во время войны никогда не следует стремиться во что бы то ни стало осуществить намеченный план, если обстоятельства и время не благоприятствуют этому...

Во время войны никогда не следует стремиться во что бы то ни стало осуществить намеченный план, если обстоятельства и время не благоприятствуют этому.

Барон Лацарус Швенди. XVI век

С 1935 по 1945 гг. А.Гитлер присвоил звание фельдмаршала девятнадцати армейским военачальникам. Фельдмаршалы составляли элиту нацистской Германии как наиболее авторитетные и уважаемые личности в военной среде. В начале Второй мировой войны они добились ряда впечатляющих побед. Польша, Дания, Норвегия, Бельгия, Люксембург, Франция, Югославия, Греция были завоеваны очень быстро.

В 1941 г. гитлеровские войска оккупировали Украину, Белоруссию, Литву, Латвию, Эстонию и застряли в непосредственной близости от московского Кремля. Но именно на Восточном фронте фельдмаршалы Германии стали терпеть сокрушительные поражения. К их числу относится Сталинградская битва, в ходе которой произошла самая крупная катастрофа в немецкой военной истории. Финал битвы известен всему миру — он стал переломным моментом во Второй мировой войне.

В своих воспоминаниях «Поход на Сталинград» генерал Г.Дерр пишет, что для Германии битва под Сталинградом была тягчайшим поражением в ее истории, для России — ее величайшей победой. Под Полтавой (1709) Россия добилась права называться великой европейской державой. Сталинград явился началом ее превращения в одну из двух величайших мировых держав.

С битвой на Волге навсегда связано имя фельдмаршала Фридриха Вильгельма Эрнста Паулюса, который родился в сентябре 1890 г. Согласно понятиям Третьего рейха, он считался выходцем из народа. Военная карьера Ф. Паулюса началась с февраля 1910 г. в пехотном полку со звания младшего лейтенанта. Участвовал в Первой мировой войне, к концу которой получил звание капитана. Последующая служба была в основном связана со штабными должностями. Снискав себе репутацию специалиста в области моторизованных военных действий, он накануне Второй мировой войны был уже начальником штаба 10-й армии, которая осуществляла вторжение в Польшу, Бельгию и Францию. В сентябре 1940 года его назначают заместителем начальника Генштаба сухопутных сил.

Командующим 6-й армией он был назначен в январе 1942 года, а фельдмаршалом стал на этом же посту в возрасте 52 лет. Парадоксально, но факт: высшее воинское звание получил генерал, армия которого потерпела поражение, да и само звание ему было присвоено за день до ее капитуляции и его пленения (1 февраля 1943 г.). На Волге драматически завершилась его 33-летняя военная карьера.

Оценивая военные действия под Сталинградом, генерал Г.Дерр указывал, что Сталинград должен войти в историю как величайшая ошибка, когда-либо совершенная военным командованием, как величайшее пренебрежение к живому организму своей армии, когда-либо проявленное руководством государства.

Г.Дерр считает, что за период с 24 ноября 1942 г. по 8 января 1943 г. были условия для выхода боеспособной 6-й армии из окружения и тем самым можно было избежать капитуляции. После 8 января 1943 г. таких условий уже не было, ибо армия оказалась небоеспособной.

Анализируя ход боевых действий под Сталинградом осенью 1942 г., согласимся с мнением Г.Дерра, но лишь частично, и уточним, что потенциальная возможность вырваться из окружения у 6-й армии фактически была с 24 ноября по 23 декабря 1942 г. Последняя дата связана с остановкой войсковой группы «Дон» под командованием Э. фон Манштейна, на которую была возложена задача деблокирующего удара с целью прорыва кольца окружения вокруг 6-й армии.

Э. фон Манштейн впоследствии признавал, что начатая 12 декабря попытка выручить 6-ю армию потерпела неудачу. Имелась ли при сложившейся в то время обстановке еще какая-нибудь надежда на повторение этой попытки? На этот вопрос Э. фон Манштейн отвечает отрицательно. Вряд ли приходится сомневаться в выводе лучшего немецкого фельдмаршала Второй мировой войны.

О том, что у Ф. Паулюса, особенно в первые дни окружения и в ходе нанесения деблокирующего удара, была возможность выхода из окружения (при несомненном факте, что его армия потерпела поражение) свидетельствует недооценка противника, которая имела место в действиях советского военного командования. Маршал Советского Союза А.Василевский вспоминает: неверные данные о количестве окруженной вражеской группировки (89 — 90 тыс.) — на самом деле в ней насчитывалось более 300 тыс.; преуменьшенные данные о боевой технике противника, особенно артиллерии и танков; не приняты в расчет попавшие в окружение саперные батальоны, инженерные отряды, части полевой жандармерии, тайной военной полиции и т.д.

Кроме того, 14 декабря советское военное командование приняло решение временно отложить осуществление операции «Кольцо» и сосредоточило все усилия на остановке продвижения войск Э. фон Манштейна и их разгроме, а операция по ликвидации армии Ф.Паулюса была временно отложена.

Естественно возникает вопрос — почему же командующий 6-й армией так и не предпринял попытку выхода из окружения, если такая потенциальная возможность еще сохранялась? Как командующий армией, Паулюс непосредственно подчинялся Верховному Главнокомандующему и должен был исполнять его приказы. А.Гитлер, как известно, хотя и колебался в определенные моменты, но так и не отдал приказ Ф.Паулюсу на прорыв из окружения и более того, не отреагировал на неоднократные просьбы фельдмаршала о представлении свободы действий. И, наконец, А. Гитлер не разрешил Ф.Паулюсу принять капитуляцию ни 8 января, ни 23 января, когда любое сопротивление армии было уже бесполезно. Фюрер с фанатическим упрямством считал, что немецкий солдат не должен сдаваться в плен и даже в критической обстановке обязан умирать гордо со словами: «Да здравствует Великая Германия!»

Анализ событий того времени, воспоминания участников показывают, что по собственной инициативе (без приказа А.Гитлера) Ф.Паулюс не решился бы вывести армию из окружения в силу таких личных черт, как медлительность, нерешительность и безграничная преданность своему фюреру.

В связи с этим интересны служебные характеристики на офицера Ф. Паулюса периода 20-х годов. В них подчеркивалось, что он медлителен, тратит много времени на раздумывания, прежде чем отдать приказ, ему недостает решительности. Чем выше поднимался Ф.Паулюс по служебной лестнице, тем резче проявлялись эти недостатки, особенно в сложной боевой обстановке. Уже в ходе октябрьских боев 1942 г. командующий 4-м воздушным флотом маршал люфтваффе барон В. фон Рихтгофен критически отзывался о том, как Ф.Паулюс ведет сражение. Более того, он докладывал об утрате 6-й армией ее некогда знаменитого боевого духа и призывал заменить Ф.Паулюса на более решительного командующего.

Приведем еще один характерный эпизод в подтверждение нерешительности Ф. Паулюса. Когда шестая армия только попала в окружение, многие ее генералы, оценив ситуацию, настаивали на немедленном выходе из окружения без приказа Гитлера. В ходе совещания генерал Йенеке намекнул, что В. фон Рейхенау наверняка бы отмел в сторону всякие сомнения, на что Ф.Паулюс отозвался репликой: «Я не Рейхенау». Позднее этот же генерал писал, что Ф.Паулюс был слишком робок, чтобы противостоять А.Гитлеру, в чем и заключалась истинная причина его провала.

Даже 28 января 1943 г., когда Ф. Паулюсу был предъявлен второй ультиматум о капитуляции, он радировал фюреру, что над Сталинградом по-прежнему реет знамя со свастикой. «Пусть наша борьба станет для еще не родившихся поколений примером того, как стоять до конца, какими бы безысходными ни казались нам обстоятельства. Германия будет и дальше побеждать! Хайль, мой фюрер!»

В этой радиограмме больше военной бравады, чем здравого смысла командующего армией, которая была обречена.

О том, что Ф.Паулюс был склонен поддаваться чужому влиянию, свидетельствуют также его взаимоотношения с начальником штаба 6-й армии генерал-лейтенантом А.Шмидтом. Касаясь личных отношений этих двух людей, генерал Г.Дерр отмечает, что Паулюс умный, одаренный военачальник, великодушный, но очень чувствительный человек, не был сильной личностью. Начальник его штаба был эстетом, умным и энергичным, настойчивым до упрямства. Такими различными качествами характера они могли бы хорошо дополнять друг друга, но А.Шмидт был более сильной и волевой личностью.

Влияние А.Шмидта сказывалось на всех совещаниях, которые проводил командующий армией. Так, 22 ноября генерал-майор люфтваффе В.Пикерт упорно настаивал на том, что армия должна осуществить прорыв в юго-западном направлении, ибо в условиях русской зимы невозможно осуществить снабжение армии с воздуха в гигантских масштабах. А.Шмидт возразил, что «и тем не менее придется». Ф.Паулюс поддержал начальника штаба армии.

Через пять дней состоялось еще одно совещание на котором все дружно пытались уговорить Ф.Паулюса осуществить прорыв. Однорукий генерал Г.Хубе (командир 14-го танкового корпуса): «прорыв — наш единственный шанс». Генерал Штреккер (командующий 11-м корпусом) просил Ф.Паулюса: «Мы просто не можем остаться здесь и погибнуть». Все командующие корпусами требовали немедленного прорыва, несмотря на приказ биться до конца. «Мы должны подчиниться приказу Гитлера» — упорно стоял на своем А.Шмидт. «И подчинимся», — вторил ему Ф.Паулюс.

И, наконец, последний пример, который приводит фельдмаршал Э. фон Манштейн. Когда 4-я танковая армия из группы «Дон» смогла подойти на расстояние 30 миль от Сталинграда, но затем была остановлена, Э. фон Манштейн настоятельно призывал Ф.Паулюса осуществить прорыв. Однако командующий 6-й армии вновь и вновь медлил. Манштейн писал, что его аргументы «отскакивали, как горох от стены».

В заключение приведем высказывания С.Митчема — автора книги «Фельдмаршалы Гитлера и их битвы». Он пишет, что трудно себе представить генерала, менее соответствующего своему высокому назначению, чем Ф. Паулюс в 1942 г. Никто не станет возражать, что это был основательный, грамотный штабист, но за всю свою карьеру он имел опыт командования разве что моторизованным батальоном. Он был до мозга костей «штабной крысой». Высокий, подтянутый, аккуратный, Ф.Паулюс неизменно носил перчатки, поскольку не мог терпеть грязь. Он дважды в день принимал ванну и переодевался, за что удостоился таких язвительных прозвищ, как «благородный лорд» или «наш самый элегантный джентльмен». Но значительно хуже, что ему недоставало решительности, а в сочетании с верой в непогрешимость военного гения фюрера — это имело фатальные последствия.

В середине июля 1944 г. Ф.Паулюс, находясь в плену, окончательно разочаровался в А.Гитлере. Именно в это время он впервые призвал офицеров группы армии «Север» дезертировать или же не слушать убийственные призывы А.Гитлера: «стоять насмерть и не сдаваться русским». В августе 1944-го он стал членом Национального комитета «Свободная Германия».

В 1946 г. Ф.Паулюс появился в качестве свидетеля на процессе в Нюрнберге, но на свободу был выпущен лишь в 1953 г. Он поселился в Дрездене (Восточная Германия), умер в 1957 г. в возрасте 67 лет в поистине роковой для его судьбы день — 1 февраля.

С момента окружения 6-й армии перед ее командующим встала дилемма: либо оставаться верным воинскому долгу и сопротивляться до последнего, либо исходить из морально-нравственной ответственности за жизнь подчиненных ему солдат и офицеров. Ф.Паулюс остался верен воинскому долгу, что в конечном итоге привело к многочисленным человеческим жертвам и капитуляции.

P.S. У читателя не должно сложиться впечатление, что основной причиной поражения 6-й армии были роковые ошибки военного командования и личностные качества Ф.Паулюса как командующего армии. В действительности имело место и то, и другое. Но это явилось лишь поводом для катастрофы немецкой военной машины в Сталинградской битве. Основные же причины выразим словами двух военачальников самого высокого ранга, которые являлись противниками в Сталинградском сражении.

Фельдмаршал Ф.Паулюс: «Советская стратегия оказалась настолько выше нашей, что я вряд ли мог понадобиться русским, хотя бы для того, чтобы преподавать в школе унтер-офицеров. Лучшее тому доказательство — исход битвы на Волге, в результате которого я оказался в плену, а также то, что все эти господа сидят здесь на скамье подсудимых» (из показаний на Нюрнбергском процессе).

Маршал Советского Союза А.Василевский: «Битва показала высокий уровень советского военного искусства и по существу стала достойным, поучительным уроком истории. В то же время победа под Сталинградом явилась и неопровержимым свидетельством огромной мощи, роста военного мастерства Советских Вооруженных Сил в целом».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК