«…А МАЛЕНЬКИМ — ЧТО ДЕЛАТЬ БЕЗ ОРУЖЬЯ В МИРЕ ЭТОМ?»

20 февраля, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 7, 20 февраля-27 февраля 2004г.
Отправить
Отправить

Тема легализации оружия для населения не часто является предметом телевизионных ток-шоу, редко освещается в центральной прессе...

Тема легализации оружия для населения не часто является предметом телевизионных ток-шоу, редко освещается в центральной прессе. (К примеру, «ЗН» косвенно касалось этого вопроса всего дважды за последние несколько лет — в № 43 за 2000 год приводилась интересная статистика относительно легализации оружия за границей, в № 23 за 2003 поднималась проблема негосударственной охраны банков.) Данной статьей автор как гражданин Украины и сторонник легализации хочет продолжить дискуссию, начатую в одной из программ «Я так думаю» на «1+1», надеясь, что она вызовет интерес у специалистов. Которые, в свою очередь, смогут аргументировать свои позиции по этому непростому вопросу, что, пожалуй, трудно сделать в формате телепередачи, где легче оперировать эмоциями, а не фактами.

Из-за отсутствия интереса к проблеме можно предположить, что вопрос легализации гражданского оружия самих наших граждан не очень-то и волнует. Что довольно странно, учитывая уровень преступности — организованной и уличной, — очевидно, расходящийся с милицейской статистикой. Зная этот уровень, некоторые наши законотворцы безуспешно пытаются помочь населению защититься от преступности самостоятельно. В частности, на протяжении 1994—2002 годов народные депутаты разных политических взглядов периодически вносили на рассмотрение Верховной Рады проекты закона «Про оружие», однако ни один из проектов законом так и не стал. А ведь не для себя старались — депутат, в отличие от его электората, вооружиться при желании сможет. Возможно, ими двигало желание помочь согражданам реализовать свои дарованные Конституцией права и гарантии? Ведь чётко записано в ней, что «Людина, її життя і здоров’я, честь і гідність, недоторканність і безпека визнаються в Україні найвищою соціальною цінністю» (ст. 3), «Кожна людина має невід’ємне право на життя» (ст. 27), «Кожен має право на повагу до його гідності» (ст. 28), «Кожна людина має право на свободу та особисту недоторканність» (ст. 29), «Кожному гарантується недоторканність житла» (ст.30), «Обов’язок держави — захищати життя людини» (ст.27).

Вряд ли эти положения вызывают возражения даже у сторонников самых радикальных конституционных реформ. Суровая реальность, правда, вносит свои коррективы. В связи с трудностями порядком затянувшегося переходного периода держава наша не всегда гарантирует гражданам соблюдения их конституционных прав. Жильё, достаточный уровень жизни, медицинская помощь, высшее образование — всё это требует материального обеспечения, с которым у государства — увы... Но, с другой стороны, государство не запрещает своим гражданам зарабатывать, строиться, вести здоровый образ жизни и самообразовываться. А вот с самозащитой выходят накладки. Хотя в Конституции и оговорено, что «кожен має право захищати своє життя і здоров’я, життя і здоров’я інших людей від протиправних посягань» (ст.27), но реализовывать это право гражданин Украины может отнюдь не в полном объёме. Даже если в тяжёлый для гражданина момент государство не смогло прийти на помощь, то защищать себя, своих близких или даже незнакомых людей от угрожающих или нападающих злодеев оно разрешит с определёнными ограничениями. Кулаками, топором, лопатой или подобранным булыжником можно. А вот «великий уравнитель», соизмеряющий шансы тренированного уличного бойца и «пересiчного» маленького украинца, последнему практически недоступен. Легально купить кое-какое оружие с большими трудностями простой украинский гражданин ещё может, но уж носить его при себе на всякий случай — никак не имеет права! Не разрешает этого наше законодательство. Потому что за отсутствием нужного закона фактически опирается на основные положения законодательства СССР — со всеми вытекающими последствиями.

Что такое легализация оружия?

Обыватель, мало знакомый с темой, легализацию оружия понимает довольно примитивно и потому мрачно. В его сознании рисуются магазины, в которых «кольты» и «макаровы», «калаши», пулемёты и ракетные установки продаются так же обычно, как дрели и сковородки. На практике таких магазинов нет, пожалуй, нигде в цивилизованном мире. Как невозможно в этом мире купить себе «ствол» без всяких документов и справок. На самом деле сторонники легализации под таковой понимают право совершеннолетнего гражданина (в разных странах вековой ценз различный, обычно это 21 год и выше; украинские законопроекты предлагают установить его в 25 лет), здорового психически (что должно подтверждаться соответствующей экспертизой), не совершавшего ранее уголовных преступлений, обладать и, что очень важно, носить при себе огнестрельное оружие. Особо оговаривается характер оружия — акцент делается на короткоствольном (то есть пистолетах), что и понятно — ружьецо с собой не поносишь. И тут у нашего условного оппонента-обывателя появляется контраргумент. Мол, каждый пройдёт необходимую экспертизу, вооружится и начнёт решать накопившиеся проблемы: со старым обидчиком, должником, а то и с женой и тёщей. Аргумент этот не соответствует действительности и легко побивается статистикой. В поисках фактического подтверждения своего давнего убеждения автор обратился к прессе и безграничным ресурсам Интернета. В ходе процесса выяснилось, что, как и во многом другом, в вопросе права граждан на стрелковое оружие Украина сильно отстаёт от своих восточноевропейских соседей (не говоря уж о западных), достаточно — от бывших соседей по советскому общежитию и немного — от старшей сестры России. Но россияне, в отличие от нас, к проблеме относятся активнее. Там ширится движение в защиту прав граждан обладать оружием, созданы общественные организации типа Российской стрелковой ассоциации и Союза «Гражданское оружие», ратующие за легализацию оружия и даже готовящие референдум «О праве граждан на короткоствольное огнестрельное оружие». Есть единомышленники у этих организаций и в нашей стране, но они о себе пока в полный голос не заявили, предпочтя митинговать преимущественно в виртуальном пространстве UA-нета.

Так вот, к примеру, в ФРГ, по данным немецкой полиции, по состоянию на 1995 год насчитывалось 10 млн. единиц легального и 20 млн. — нелегального оружия. Несмотря на такую вооружённость современных немецких бюргеров (у которых стволов выходит побольше, чем у вермахта с абвером), по тем же данным полиции, 97,5 % жертв насильственных преступлений, в том числе 80% убитых, не являются жертвами применения огнестрельного оружия. Употребление огнестрельного оружия при совершении преступлений с 1971 по 1994 гг. сократилось с 0,8 до 0,3%, при этом количество оружия в стране за этот период увеличилось. Общее число преступлений со стрельбой за тот же период сократилось с 0,5 до 0,1%. То есть вооружённых немцев стало больше, а преступлений меньше. Парадокс? Ничуть. Скорее, закономерность, которую подтверждают и другие статистические данные. Классическим примером страны, где оружие легализовано не то что давно, а всегда, являются США. Что же происходит на Диком Западе, представление о котором у нашего условного обывателя создано под сильнейшим влиянием Голливуда (и которое очень потешает самих американцев, бывающих у нас). Вот факты, предоставляемые ILA NRA (Институт законодательства национальной оружейной ассоциации):

— в США обращается около 200 миллионов единиц огнестрельного оружия, включая 60—70 миллионов единиц короткоствольного. Количество владельцев оружия в стране — 60—65 миллионов, из которых 30—35 миллионов человек владеют короткоствольным оружием;

— свое оружие применяли 11% владельцев. 13% владельцев короткоствольного оружия применяли его в целях самообороны;

— ежегодно участвует в совершении преступлений менее 0,2% всего оружия и менее 0,4 — короткоствольного. То есть 99,8 % оружия, в том числе 99,6 короткоствольного, никогда не будет участвовать в противозаконных действиях.

За последние 50 лет общее количество оружия в руках американцев увеличилось на 140%, в т.ч. короткоствольного на 200%. За это же время количество несчастных случаев с оружием со смертельным исходом сократилось на 67% — благодаря кампаниям этой самой Национальной оружейной ассоциации. Ежегодно в Штатах происходит более двух миллионов случаев применения оружия в целях самообороны. Но не надо пугаться такой высокой цифры. На самом деле в большинстве случаев для самообороны оружию даже не приходится стрелять. Только в 1% случаев вооруженной самообороны преступник оказывается ранен и только в 0,1% случаев — убит. При этом 34% американских преступников были ранены или задержаны вооружёнными, но законопослушными согражданами. Проведенное управлением юстиции США исследование показало, что 40% преступников как минимум один раз отказывались от совершения преступления, опасаясь, что потенциальная жертва окажется вооружена. Известно, что каждый штат США имеет собственное законодательство. В одних из них владение и ношение оружия дозволены, в других — запрещены либо сильно ограничены. NRA приводит сравнение: в штатах, где разрешено скрытое ношение оружия, количество совершаемых преступлений всегда меньше. Количество убийств в штатах, где разрешено ношение оружия, на 30% ниже, чем в штатах, где скрытое ношение оружия запрещено. На более чем 30% меньше там и число разбойных нападений. И хотя телерепортажи часто демонстрируют поистине страшные кадры, в которых горячие подростки и хладнокровные маньяки расстреливают своих сограждан, на самом деле случаев криминальных убийств из легального оружия почти нет. Только 0,007% разрешений на скрытое ношение оружия отзывают правоохранители в связи с совершением правонарушения (не обязательно убийства). И пусть не верит глазам своим наш обыватель, смотря очередной боевик, в котором на улицах Нью-Йорка (Чикаго, Лос-Анджелеса…) плохие и хорошие парни превращают друг друга в горы трупов с помощью стволов с нескончаемым запасом патронов.

По данным Национального центра медицинской статистики США, из более двух миллионов человек, ежегодно уходящих в мир иной, большинство (около 75%) умирают из-за болезней. В несчастных случаях гибнет около 90 тысяч человек ежегодно, в ДТП — около 45 тысяч. 25 тысяч человек (то есть чуть больше 1%) становятся жертвами убийств, из них 60% — в результате применения оружия (причём 70% из них — жертвы разборок между «афроамериканцами». Надо отметить, что в Великобритании, где население тоже достаточно вооружено, число криминальных убийств на душу населения в 20 раз ниже, чем в США). И если кому-то этих фактов покажется недостаточно, мол, у них сознание другое, а мы всё равно друг друга перестреляем, то вот информация от нашего соседа, характер которого принято считать более агрессивным, чем украинский. В Москве в частном владении находится более 432 тысяч единиц официально зарегистрированного оружия. За 2001 год оно использовалось при преступлениях на бытовой почве восемь раз. Т.е. своим правом на владение оружием злоупотребили 0,002 % его владельцев.

Конечно, использование оружия невыявленными психопатами и детьми, возможно, и случается — причём везде. Здесь вина не на оружии, а скорее на тех, кто провоцирует первых (например, ТВ с его постоянным смакованием убийств) и не бережёт оружие от вторых. Но, с другой стороны, маньяки почти всегда убивают своих безоружных жертв ножами и верёвками — никто ведь не станет запрещать ножи и верёвки. А были бы жертвы вооружены?

Кому не выгодно?

Приведённые выше и многие другие факты свидетельствуют об одном. Легализованное оружие ведёт к сокращению тяжких преступлений, граждане чувствуют себя безопаснее, и в массе своей не склонны уничтожать друг друга с его помощью. (Кстати, в дореволюционной России пистолет можно было купить очень просто — и ведь не перестрелялись. Вспомним чеховского «Мстителя», зашедшего в оружейный магазин с целью убить жену, её любовника и себя, а вышедшего с сеткой для ловли перепелов. Воспитание-с. Революцию же сделали при помощи армейских винтовок и пулемётов, силой вложенных в рабоче-крестьянские руки). Отчего же тогда лежат не принятыми законопроекты, молчат СМИ и сами потенциальные оружевладельцы? Полагаю, причин тут много.

Стоит задуматься и над тем, какие режимы не приемлют вооружённых граждан. Много думать не надо — понятно, что тоталитарные и авторитарные. Примеров достаточно. Так, в 1911 году в Турции принимают закон о запрете оружия. Через год начинается армянский холокост. В 1957 году продажу оружия запрещают власти Китая, чтобы потом 20 лет истреблять по миллиону врагов народа ежегодно. В 1971 году оружие изымают у населения Уганды (тотчас убивают 300 тысяч христиан), в 1975-м — в Камбодже (счёт убитых идёт на миллионы). В царской России, как уже упоминалось, оружие было в свободном ходу. Новая власть такого либерализма потерпеть не могла.

«…Селениям, в которых скрывается оружие.., объявлять приговор об изъятии заложников и расстреливать таковых в случае не сдачи оружия. …В случае нахождения спрятанного оружия расстреливать на месте без суда старшего работника в семье…» — из постановления полномочной комиссии ЦИК, 1921, комментарии излишни. А уже при нэпе продажа оружия была вновь разрешена — правда, ненадолго. В узком кругу товарищей сменщик Ленина Сталин заявил: «Оружие запретить. Всех комиссаров перестреляют!» Что за этим последовало — тоже без комментариев.

В период «хрущевской оттепели» был подготовлен законопроект об оружии, согласно которому благонадежным гражданам (в основном членам КПСС) разрешалось бы приобретать огнестрельное оружие, в том числе и нарезное короткоствольное, на правах личной собственности. Но как только Хрущёва «ушли», похоронили и проект — так, на всякий случай. А когда канул в небытие СССР, право на оружие получили граждане некоторых новых государств. Неудивительно, что ими стали те, кто и во всём другом были в передовиках — Эстония, Латвия, Литва. А также примкнувшая к ним недавно Молдова. И, надо заметить, хотя в республиках этих ожидали противостояния с русскоязычным населением (которое тоже получило право на оружие), ничего, обошлось без войны. Так с кем же по фактору «гражданское оружие» наше государство — с прибалтами, немцами, швейцарцами (у тех вообще чуть ли не каждый мужчина — солдат отчизны, и держит дома автомат с полным боекомплектом) или Пол Потом и Лениным—Сталиным?

Не слышно громкого голоса и отечественных оружейников — неужели многомиллионный внутренний рынок их не привлекает? А ведь в США, к примеру, именно оружейное лобби не даёт закрутить гайки вооружённому населению.

Но главное — почти не слышно голоса народа. Неужели так в себя украинцы не верят, что поляков и молдаван серьёзными людьми считают, а за себя боятся? И не хочется им право иметь вместо того, чтобы тварью дрожащей за картонными дверьми прятаться?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК