ВСПОМИНАЯ МАЭСТРО

16 августа, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск №31, 16 августа-23 августа

20 лет назад, 17 августа 1982 года, в расцвете творческих сил ушел из жизни один из выдающихся украинских композиторов ХХ столетия, народный артист Украины, лауреат Национальной премии им...

20 лет назад, 17 августа 1982 года, в расцвете творческих сил ушел из жизни один из выдающихся украинских композиторов ХХ столетия, народный артист Украины, лауреат Национальной премии им. Т.Шевченко Игорь Наумович Шамо. Он родился 21 февраля 1925 года в Киеве. Окончил семь классов Киевской специальной музыкальной школы-десятилетки им. М.Лысенко. После учебы в Высшем военно-медицинском училище был направлен в действующую армию. В составе войск Первого Украинского фронта прошел от Волги до Берлина, был ранен. В 1951 году с отличием окончил Киевскую консерваторию, класс композиции профессора Бориса Лятошинского.

Игорь Шамо творил в различных видах, формах и жанрах. Его прекрасная музыка и песни получили всенародное признание. Они звучат со сцен драматических театров, концертных залов, радио и телевидения. Композитор написал музыку к 40 театральным спектаклям и более чем 40 кино- и телефильмам.

В течение последних лет я собираю воспоминания об Игоре Шамо для будущей книги. Один из старейших актеров Национального академического русского драматического театра имени Леси Украинки, народный артист Украины Евгений Яковлевич Балиев, несмотря на преклонный возраст и неважное самочувствие, в течение нескольких вечеров рассказывал мне об Игоре Наумовиче, отдавая долг памяти композитору.

...Каждый раз, проходя по центральной площади столицы — Майдану Незалежности, слушая бой курантов с музыкальными позывными «Як тебе не любити, Києве мій», я вспоминаю замечательного человека, необыкновенно талантливого композитора Игоря Наумовича Шамо.

Познакомился я с Игорем Шамо летом 1958 года на съемках двухсерийного кинофильма режиссера Виктора Ивченко «ЧП, или Чрезвычайное происшествие». Через два года мы снова встретились на фильме режиссера Алексея Швачко «Вдали от Родины».

Однако наше творческое содружество началось в Киевском государственном академическом русском драматическом театре имени Леси Украинки в работе над спектаклем Бориса Лавренева «Разлом», а затем продолжилось в блестящей комедии Карло Гольдони «Брак по конкурсу», для которых мне предложили написать тексты песен.

Особо хочу рассказать о работе над музыкальным спектаклем «Брак по конкурсу». Мы встретились в фойе театра — режиссер Дмитрий Алексидзе, Игорь Шамо и я. В непринужденной творческой беседе обсудили, как будем работать. Дмитрий Александрович, необыкновенно темпераментный человек, в течение часа, а может, и полутора, излагал свой замысел спектакля, рассказывал, какой должна быть музыка и песни для некоторых персонажей.

В театре уже шли репетиции, пока без музыки, которой артисты ждали с нетерпением. По замыслу режиссера спектакль должен был начаться с музыкального вступления, а затем шел пролог, начинавшийся словами: «Мы сегодня представляем, представляем, представляем интересный и смешной забавный случай…»

Сразу хочу отметить, что работа с такими замечательными мастерами, как Алексидзе и Шамо, была для меня необычайно сложной, ведь я непрофессиональный поэт. В основном я был известен как человек, сочинявший капустники, которые в 50—60-е годы минувшего столетия с успехом исполнялись по вечерам в клубе работников искусств. Это, очевидно, и побудило Дмитрия Алексидзе предложить мне написание стихотворных текстов. А Игорь Шамо до этого имел дело с поэтами-профессионалами.

Я по сей день благодарен Игорю Наумовичу — если бы не он, вряд ли мне удалось бы справиться с такой сложной задачей. Игорь Шамо написал блестящую музыку, а помимо этого он помогал мне — удивительно тонко разбираясь в стихах, часто подсказывал те рифмы, которые я никак не мог найти.

Работа двигалась довольно успешно. Периодически мы собирались втроем и знакомились с тем, что уже сделано. В репетиционный зал Игорь Наумович приносил ноты, я — тексты, а Алексидзе — бутылку прекрасного сухого грузинского вина. Игорь Шамо садился за рояль и начинал наигрывать мелодии, я пристраивался рядом с текстами, а Алексидзе внимательно слушал; иногда делал какие-то замечания, вносил предложения, но чаще всего был удовлетворен. В конце концов дело доходило до бутылки. Мне наливали бокал янтарного красавца-вина, и я по молодости выпивал его залпом, в один-два глотка. Алексидзе смотрел на меня с удивлением: «Как вам не стыдно, Женя? Вы пьете это вино как самогон, как плохую водку. Вино надо пить по-особенному: медленно, красиво, со вкусом», — что он элегантно демонстрировал, приговаривая при этом короткие грузинские восторженные изречения.

Меня привлекали в Игоре Наумовиче не только его высокий профессионализм, тонкое понимание музыки, но и личные человеческие качества. Необычайно обаятельный и общительный человек, он был очень приятным собеседником. Игорь Наумович ценил в людях юмор, ему нравилось, что я знал много различных интересных анекдотов, пусть даже и старых. Довольно часто, встречая меня, маэстро просил для поднятия настроения рассказать какую-либо забавную историю. Надо учесть, что мы работали над «Браком по конкурсу» — очень смешной и остроумной комедией, и Игорь Наумович считал, что веселое настроение должно сопутствовать нашей работе. Особенно он любил анекдоты, связанные с музыкантами. Вот один из них:

«Большой симфонический оркестр должен отправиться на длительные гастроли. За несколько дней до отъезда дирижер собирает оркестр.

— Значит так, дорогие мои! — обращается он к оркестрантам. Отсюда летим в Свердловск, там, говорят, очень плохо обстоит дело с крупой. Везем туда гречку, пшено, рис. Продаем. Оттуда перелетаем в Архангельск. Там плохо дело с мукой, особенно с белой. Везем, продаем. А из Архангельска везем домой вяленую рыбу. Она в нашем городе в большой цене. Продаем.

Поднимается первая скрипка:

— Товарищ дирижер, разрешите вопрос?

— Пожалуйста.

— А как насчет инструментов? Инструменты брать с собой?»

Этот анекдот Игорь Наумович очень любил, и я частенько рассказывал его в разных вариантах. Главное, что он правдив и достоверен. В те времена, о которых шла речь, в стране был постоянный дефицит…

Уважаемый читатель, автору этих воспоминаний уже почти 90. Возможно, я немного наивен, непоследователен, а может, в чем-то изменяет память. Но все, что касается Игоря Наумовича Шамо, я помню достоверно и точно, поскольку такие личности, как он, никогда не исчезают из твоей памяти.

…Игорь Шамо, к сожалению, очень рано ушел из жизни. Но его музыка, его песни будут всегда звучать в лучших концертных залах Украины и за ее пределами. А песню Игоря Шамо о Киеве — этот шедевр песенного искусства, созданный в соавторстве с поэтом Дмитрием Луценко, будут исполнять многие и многие поколения. Потому что она написана сердцем и навечно принадлежит родному городу, в котором он жил, творил и который бесконечно любил.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно