ВОСЕМЬ ТАЙН — ВОСЕМЬ ЭТАЖЕЙ «ВЕРВОЛЬФА»

20 июня, 2003, 00:00 Распечатать

Шесть десятилетий история словно кот ученый ходит по цепи кругом истоптанной поляны близ села Стрижавка, километрах в восьми от Винницы...

Дом Можайского в с.Вороновица
Дом Можайского в с.Вороновица

Шесть десятилетий история словно кот ученый ходит по цепи кругом истоптанной поляны близ села Стрижавка, километрах в восьми от Винницы. Пойдет направо — песнь заводит о баснословных сокровищах, награбленных фашистами и якобы упрятанных в глубинах расположенного здесь бункера самого фюрера… Налево — сказки говорит о негативной мистической ауре, оставшейся после шабаша нацистских исчадий ада, а также о том самом таинственном сверхоружии, которым Гитлер стращал противников, однако почему-то не стал применять, а припрятал в подольской земле на манер мины замедленного действия.

Совершенно очевидным представляется факт, что державе, подобной СССР, располагавшей спецслужбами вроде НКВД и КГБ, при желании не понадобились бы десятилетия для установления, что же это за заноза такая сидит в советской земле столь непозволительно долго? Очевидно, что такого желания не было. Как не было у компетентных органов и никаких вопросов. Они все знали. И у них имелись веские причины не делать эти знания достоянием общественности.

Сегодня гриф «Совершенно секретно» стал названием популярного еженедельника. На территории той же Виннитчины были созданы предприятия по утилизации ракет, способных из-под земли нести Западу ядерную смерть. Вот ведь и Винницкая облгосадминистрация объявила открытый свободный тендер на овладение тайнами «Вервольфа». Правда, как уже сообщало «Зеркало недели», энтузиастов, готовых долбить гранитные толщи в районе Стрижавки, пока оказалось немного. Гораздо меньше, чем желающих добраться до подземелий с нацистским золотишком и янтарными комнатами. И это понятно. «Черным следопытам» тендеры ни к чему. Им была бы только ночка потемней. Этим труженикам следует переадресовать пожелания, высказанные известным литературным персонажем, отлитым в бронзе на подходе к Крещатику: «Пилите, Шура, пилите…».

Давайте не станем торопиться с раскопками, просвечиваниями подольской твердыни из космоса и прочими дорогостоящими операциями. Лучше еще раз обратимся к документально подтвержденным сведениям, которые удалось собрать автору более чем за двадцать лет старательских работ...

ЭТАЖ ПЕРВЫЙ. Почему выбор
Гитлера пал именно на Винницу?

Наиболее расхожая версия, усердно переписываемая коллегами на протяжении многих лет, весьма романтична. Якобы ближайший соратник фюрера, наци номер два рейхсмаршал Герман Геринг в годы Первой мировой воевал летчиком на Подолье, влюбился в украинскую красавицу, однако, улетая домой, оставил ее в интересном положении. Что и побудило его присоветовать Гитлеру Винницу как место наилучшей дислокации будущей ставки верховного главнокомандующего. Остается только поверить, что фюрер был именно тем человеком, который способен оценить столь сентиментальный аргумент! Хотя, забегая наперед, заметим, что без Геринга в этом деле действительно не обошлось.

Приблизиться к истине помогут события 1938 года, когда лидеры ведущих держав Европы дружно сочиняли увертюру ко Второй мировой войне.

Четвертого февраля Гитлер объявил себя верховным главнокомандующим вермахта. 12 марта немецкие войска вступили в Австрию. Пять дней спустя СССР направил официальное заявление США, Англии, Франции и Чехословакии с протестом против агрессии и предложением о создании системы коллективного спасения мира. Этот шаг был оставлен без последствий. В мае разразился новый кризис, вынудивший уже чехов приступить к мобилизации сил. Гитлер требовал отдать Судеты, где проживало два с половиной миллиона немцев. Сделать это для чехов было равнозначно самоубийству — они оставались бы голыми среди волков. 750-тысячная чешская армия, 1360 боевых самолетов в полной готовности ждали приказа.

Президент Чехословакии Эдуард Бенеш настойчиво запрашивал советскую сторону: может ли он рассчитывать на помощь, согласно договору. Ответы были однозначно положительными. Еще в мае сам Сталин в беседе с Климентом Готвальдом заявил, что СССР окажет Чехословакии военную помощь. И это были не просто слова. Киевский и Белорусский военные округа возводятся в ранг особых. Сюда стягиваются 40 стрелковых и кавалерийских дивизий, мощнейший танковый кулак, 12 авиационных бригад.

Спрашивается: причем здесь «Вервольф»? Известный английский исследователь этого периода Леонард Мосли, в частности, пишет: «В течение всего лета 1938 года русские строили аэродром под Винницей на Украине, непосредственно у границ с Румынией. В начале сентября 20 русских бомбардировщиков поднялись с этого аэродрома, перелетели через румынскую территорию и сели на ужгородском аэродроме в Чехословакии…».

Гитлер получил весьма красноречивое предостережение: воздушный мост советских бомбардировщиков пролегал над Румынией — единственным поставщиком нефти для третьего рейха. Одним мановением руки Сталин мог лишить гитлеровский блицкриг горючего!

Думается, что уже ни Гитлер, ни Геринг, ни, тем более, абвер во главе с Вильгельмом Канарисом и разведка СД с Рейнхардом Гейдрихом уже не могли забыть этого названия — Винница. Хотя для германских спецслужб еще с 20-х годов не было секретом, что именно здесь, на тогдашней западной границе СССР, находится мощная военно-воздушная база, органично вписывавшаяся в оборонительный комплекс, именуемый линией Сталина. Вполне очевидно, что при реконструкции этой уникальной базы именно летом 1938 года производилось не только расширение взлетных полос и ангаров. Требовался особый командный центр для управления намечаемыми операциями в юго-восточной Европе. А у советских фортификаторов, кроме московского метро, было на счету уже немало многокилометровых подземных сооружений, в том числе и в каменистых толщах.

Впрочем, поднимемся дальше — к следующему этажу «Вервольфа».

ЭТАЖ ВТОРОЙ. Когда возник замысел сооружения восточной ставки Гитлера?

Советско-немецкое тайное сотрудничество 20-х годов оказалось взаимополезным. Оно позволило сторонам создать как мощные вооружения, так и обоюдную хорошо разветвленную шпионскую сеть. Кстати, сам Гитлер признавал, что сталинские «кроты» копают глубже. В частности, внук знаменитого немецкого адмирала фон Тирпица занимал солидный пост в ведомстве Геринга. И одновременно входил в число руководителей агентурной группы, известной под названием «Красной капеллы». В декабре 1940 года состоялось окончательное обсуждение деталей директивы «Операция Барбаросса», в том числе и высказанной Герингом идеи базирования главной полевой ставки Гитлера в районе винницкого авиакомплекса. И уже до наступления 1941 года эта сверхсекретная информация была передана в Москву — Центру.

Тем временем и абвер не дремал. С весны 1939 года базирующаяся близ Будапешта немецкая эскадрилья особого назначения «Ровель» совершала разведывательные полеты над территорией СССР, уделяя пристальное внимание укрепрайонам линии Сталина. А на исходе 1940 года в учебно-тренировочном лагере Нойхамер под Легницей абвер-2 сформировал из украинских эмигрантов и боевиков ОУН спецбатальон «Нахтигаль» («Соловей»), судьбу которого мы проследим детально. Благо, сделать это нам позволяет составленный с исконной немецкой пунктуальностью журнал боевых действий, фиксировавший день за днем диверсионно-разведывательные операции абвера.

18 июня 1941 года батальон «Нахтигаль» выдвигается к советско-германской границе в районе Панталовице. Четыре дня спустя, с началом вторжения, одна его рота вместе со сводной ротой абверовского диверсионного батальона «Бранденбург-800» форсируют реку Сан и вскоре оказываются вблизи Львова. До конца июня эти оба подразделения занимают Львов и берут под контроль важнейшие стратегические объекты и транспортные узлы, оберегая их от разрушения. Здесь «соловейки» долго не задерживаются, и в первой половине июля, переодетые в красноармейскую форму, продвигаются по маршруту Сатанов — Юсвин — Солочев — Тернополь. Наконец, с 15 по 17 июля вместе с первым батальоном «Бранденбург-800» они (цитирую по журналу) «совершают нападение на штаб одной из частей РККА в лесу под Винницей». Нетрудно догадаться, что такой целью для спецподразделений мог быть только наиболее важный стратегический объект. Учитывая, что советская сторона была осведомлена о планах противника, нападение не было неожиданным. Атака захлебнулась с ходу, диверсанты понесли большие потери. Настолько, что остатки «Нахтигаля» пришлось расформировать.

Небезынтересно сопоставить эти события с тем, что происходило в эти же дни на фронте. Для решительного развития успеха начальник немецкого генштаба генерал-полковник Франц Гальдер предлагал направить первую танковую группу на Умань, чтобы окружить как можно большие силы Красной армии и создать условия для взятия Киева с ходу. Казалось бы, главковерх должен был только приветствовать такой сильный стратегический ход. Однако фюрер повел себя странно. Он потребовал резко сузить кольцо окружения противника. Он не пожелал, чтобы танки шли на Киев. Он потребовал, чтобы главные силы были направлены от Бердичева на Винницу. Ошеломленный Гальдер был вынужден исполнять приказ. 18 июля, на 27-й день войны, он записывает в дневнике: «В результате прорыва, достигнутого 17 армией, намечается окружение противника в районе Винницы».

Возникает логичный вопрос: если наступление немцев шло так стремительно, то зачем нужно было буквально в это же время рисковать жизнями специально подготовленных диверсантов? Ответ здесь может быть один: абвер еще до начала вторжения планировал операцию, которая позволила бы фашистам захватить важный объект под Винницей и удержать его в целости и сохранности до подхода основных сил. В чем был лично заинтересован сам фюрер, давший такой непонятный, казалось бы, приказ повернуть танки на Винницу. Судя по всему, немцам удалось предотвратить уничтожение объекта под Винницей и обеспечить плацдарм для будущего «Вервольфа».

ЭТАЖ ТРЕТИЙ.
Что же сооружали немцы в лесу под Винницей?

Воистину вольготно чувствовали себя следопыты, отслеживавшие «Вервольф», пока документы хранились за семью замками в сверхсекретных сейфах! Можно было дать волюшку фантазии! Диапазон авторских придумок огромен — от старонародных причитаний насчет дурного места, нечистой силы, заговоров, табу до новомодных апелляций к Нострадамусу, Ванге, Шамбале и астральным знакам Добра и Зла… «Бункер в совокупности с негативной зоной, расположенной в точке отрицательного источника Водолея, образует адскую машину, действие которой не подвластно теперь уже ничьей воле...». Такие публикации тиражировались широко и с продолжением. Любопытно, однако, что авторы упорно придерживались тезиса о том, что уникальный, поражающий воображение даже гитлеровского окружения бункер все же существовал в реальности.

По одной версии он имел четыре этажа над землей и три — под землей. По другой (подкрепленной даже подробной схемой), все семь этажей были подземными. Причем к третьему этажу подходила железнодорожная ветка, и двери вагонов открывались прямо в бункер, как в метро. Между следопытами развернулось как бы состязание по принципу: «Кто больше?»

Абсолютный рекорд был установлен после того, как в 1989 году прошли поисково-разведочные работы по целевой комплексной программе «Гермес», которыми руководил завкафедрой Московского геолого-разведочного института, доктор технических наук Леонид Бобровников. Производились геофизические работы, зондирование земли по новейшим методикам из космоса. Сам доктор свое уважаемое мнение почему-то так и не обнародовал. Зато имеются многочисленные пересказы. Согласно которым подземный «небоскреб» вырастает уже до 16 этажей. Плюс некое таинственное «помещение № 3», просветить которое не удалось ни с земли, ни с космических высот. Такой себе черный квадрат.

Однако нет ничего тайного, что рано или поздно не стало бы явным. На настойчивые просьбы серьезных исследователей из заветных сейфов выпорхнула официальная справка КГБ, кратко излагающая суть имеющейся документации по «Вервольфу». А еще несколько позже в открытой печати появилась детальнейшая секретная справка о результатах оперативного обследования бывшей ставки Гитлера, проведенного спецгруппой НКГБ по прямому указанию Сталина.

Из документов следовало, что первостроители «Вервольфа» появились в Стрижавке уже в августе 1941 года, через месяц после оккупации Винницы. В сентябре прибыла спецохрана гестапо. На лесном участке, объявленном запретной зоной, развернулось строительство силами немецких и польских специалистов с привлечением на самые тяжелые работы советских военнопленных и местного населения. К апрелю 1942 года первый этап строительства ставки был завершен. Интересная деталь: как показали позднее при опросах местные жители, со стороны зоны они не слышали никаких взрывов. А ведь без буро-взрывных работ проникнуть сколько-нибудь существенно в глубины кремнистого подольского щита невозможно!

Из вышеупомянутой справки следует, что объект представлял собой великолепно охраняемый командный комплекс, в состав которого входило 81 здание и три железобетонных бомбоубежища. Он был обеспечен первоклассными системами водо- и энергоснабжения, канализации с очисткой стоков, сбрасываемых в Южный Буг, связи (бронированный кабель соединял его даже с Берлином!). Однако при всем этом не может не броситься в глаза явно летний, дачный характер военного городка: большинство зданий — деревянные, блочные, барачного типа с креозотной пропиткой древесины. И еще: в справке, где пунктуальнейшим образом указываются все типы, размеры, сечения конструкций, блоков, труб, кабелей — нет даже упоминания о централизованной системе отопления. Правда, на фотографиях, добытых благодаря усилиям одного из самых дотошных исследователей этой проблемы Ивана Загороднего, можно обнаружить печь в помещении финской бани и камин в комнате фюрера. Однако этого вряд ли хватило бы «Вервольфу» — при наших-то морозах!

И, наконец, самое главное и сенсационное открытие, содержащееся в этом документе. Здесь имеется и точное описание подземной части «Вервольфа». Вне центральной зоны располагалось одно большое бомбоубежище, имевшее в плане размеры 7 х 17 метров и, скорее всего, предназначавшееся для охраны. Другое, в зоне, имело размеры 8 х 11. И третье, размещенное там же, — 8,5 х 8,5 ( судя по остаткам паркета и обрывкам ковра, это и было убежище для фюрера!)

Вот и все. Никаких подземных «небоскребов», начиненных золотом, янтарем, полотнами старых мастеров и прочими ценностями. Это, кстати говоря, намного раньше публикации чекистской справки подтверждал такой надежный свидетель, как личный архитектор и любимчик фюрера Альберт Шпеер. В декабре 1954 года во время отсидки он закончил свои мемуары. Дело в том, что зимой 1942 года, за два месяца до окончания строительства ставки под Винницей, ему были переданы Гитлером все полномочия министра вооружений и главного фортификатора третьего райха доктора Тодта, погибшего при странных обстоятельствах в авиационной катастрофе. Так что Шпеер был наверняка посвящен в таинства «Вервольфа». В частности, он вспоминал: «Гитлер перебрался на расположенный неподалеку от украинского города Винницы передовой командный пункт. Так как русские самолеты почти не показывались, а авиация союзников и подавно никак не могла сюда проникнуть, это было ясно даже чрезмерно опасавшемуся за свою жизнь Гитлеру, — то на отведенной под новую ставку территории не стали сооружать мощные железобетонные строения. Военный и гражданский персонал разместили в разбросанных по лесу благоустроенных и весьма приятных на вид деревянных блокгаузах…».

На этом третьем смысловом «этаже» можно было бы и поставить точку: нет бункера — нет проблем! Действительно, если «Вервольф» — это всего лишь временный командный пункт для управления блицкригом против СССР, то и построить его было несложно без особых взрывных работ. И никакого серьезного отопления не требовалось бы. Ведь общеизвестно, что до наступления морозов Гитлер планировал провести триумфальный парад на Красной площади.

Однако вот ведь какая неувязка выходит. Зачем же тогда было разворачивать осенью 1941 года в Стрижавке такое долгосрочное строительство?..

ЭТАЖ ЧЕТВЕРТЫЙ. Зачем Гитлеру понадобился «Вервольф»?

Отдельные исследователи поясняют это тем, что якобы фюрер уже в августе сорок первого смекнул, что блицкриг сорвался. И начал окапываться в Стрижавке. Однако мы уже знаем, что ставка планировалась еще в сороковом году. Кроме того, эту версию опровергает многократно и категорически сам фюрер. Так, 4 июля, на 13-й день войны, он заявил: «Я все время стараюсь поставить себя в положение противника. Практически войну он уже проиграл». Через неделю после этого была прорвана линия Сталина, затем взяты Киев, Смоленск, Великие Луки — открывалась прямая дорога на Москву. Неужели после всего этого у Гитлера поубавилось оптимизма? С какой стати! Скажем, 12 октября он дает войскам указание: «Капитуляция Москвы не должна быть принята, даже если она будет предложена!».

А строительство на поляне близ Стрижавки тем временем шло полным ходом. Причем руководили им виртуозы фортификационного искусства из «Организации Тодта», уже продемонстрировавшие свое мастерство при возведении Западного вала, многочисленных «волчьих лежбищ». Им ли с их опытом не понимать, что закончить такой объект без отрыва от войны и надвигающихся холодов удастся не ранее будущей весны?

Стало быть, по всему выходит, что «Вервольф» и замышлялся, и возводился как объект долговременного пользования, с учетом того, что действовать ему доведется на глубоко враждебной оккупированной территории. Где опасность может исходить не только с неба, но и из-за каждого куста. Впрочем, и небо над ставкой тоже не было таким уж безоблачным, ведь бомбила же советская дальняя авиация даже Берлин! Как же в таком случае могли опростоволоситься маститые фортификаторы: для самого фюрера соорудить убежище, не имеющее запасных подземных ходов, выводивших его обитателей на достаточно безопасном удалении от места возможной бомбежки или диверсии? Даже простые солдатские окопы и блиндажи предусматривают такие лазы на случай прямых попаданий и связанных с этим завалов! А в иных ставках Гитлера такие подземные коммуникации достигали по протяженности нескольких десятков километров!

Похоже, мы все больше приближаемся к какой-то новой версии, качественно новой — которая могла бы снять все эти несостыковки. Однако прежде чем попытаться ее сформулировать, сделаем здесь важную оговорку. Кто сказал, что стрижавской поляной ограничиваются пределы «Вервольфа»? По аналогии с восточно-прусской центральной штаб-квартирой Гитлера правильно было бы исходить из того, что такие комплексы представляют собой сложные многофункциональные системы, расположенные на больших территориях. С учетом этого окинем единым взором все владения ставки как бы с высоты… Она простиралась от Немирова с юга далеко на север, к Житомиру, к полесским болотам. Вся эта территория была покрыта аккуратно сплетенной густой гестаповско-эсэсовско-жандармской сетью-ловушкой. Что ни ячейка этой сети, то жесточайший контроль за каждой хатой, каждым жителем; уничтожение всех подозрительных и неблагонадежных, выселение целых сел и замещение их немецкоязычным населением. Появление всякого постороннего пришельца мгновенно фиксировалось тысячами штатных и нештатных информаторов.

Вовсе не случайно отряд «Победители» и легендарный Николай Кузнецов, заброшенные в Украину для присмотра за «Вервольфом», расположились вдалеке от Винницы и ни разу не сумели приблизиться к этой зоне. Как закономерно и то, что первый показанный на киноэкране герой, прототипом которого был Кузнецов из фильма «Подвиг разведчика», даже находясь в Виннице, почему-то совершенно не интересуется ставкой фюрера, а предпочитает заняться похищением куда менее именитого военачальника… Однако продолжим осмотр самой зоны.

На полпути от Немирова к Виннице, в селе Вороновица, под сводами старинного дворца Можайского размещался аналитико-разведывательный отдел генштаба сухопутных войск «Иностранные армии Востока», которым с весны 42-го года начал командовать будущий «шпион века» Рейнхард Гелен. По-соседству находились коллеги-абверовцы из трех штабов «Валли»; здесь же притаилась и подчинявшаяся Гейдриху, а позднее Шелленбергу секретная супергруппа во главе со знаменитым Отто Скорцени (в мемуарах этот головорез не без юмора напишет, что провел этот период якобы в госпитале с диагнозом «дизентерия»).

Весь этот неограниченный контингент рыцарей плаща и кинжала развернул бурную деятельность по перевербовке, обучению и заброске агентов, созданию национальных формирований из числа бывших советских офицеров, а порой и чекистов. Достаточно напомнить, что именно в Винницу был направлен для «перепрофилирования» в командующие Русской освободительной армии бывший любимец Сталина, заместитель командующего Волховским фронтом генерал-лейтенант Андрей Власов.

Непосредственно в Виннице разместилось главное командование вермахта (ОКВ), сухопутных сил (ОКХ), а также генеральный штаб во главе с генерал-полковником Францем Гальдером. Гитлер же (примем это пока за рабочую гипотезу) проживал в одном из стрижавских бараков. Согласитесь, что уже в таком странном отрыве фюрера от его военачальников заключено немало неудобств. Одно дело Геринг, Гиммлер, Геббельс и прочие бонзы, наезжавшие в ставку по мере надобности. Иное дело, скажем, Кейтель, Йодль, Гальдер, которым приходилось чуть ли не круглосуточно работать с Гитлером, взявшим на себя командование не только вермахтом, но и сухопутными силами.

Обращает на себя внимание, что первые дни своего пребывания в Украине и Гальдер, и Гитлер провели вместе — на окраине Винницы, в прекрасном парково-архитектурном ансамбле, где до войны размещалась психоневрологическая больница. Эти здания предварительно освободили от больных и тщательно отремонтировали. Во всяком случае, Гальдер в день новоселья с восторгом отмечал в дневнике: «Помещения очень неплохо подготовлены. Хорошие возможности для работы всех отделов. Хорошие квартиры…». Спрашивается, зачем же через считанные дни нужно было и фюреру, и свите оставлять этот райский уголок на берегу Южного Буга и перебираться в барачный лесной лагерь, где в воздухе зудят если не вражеские бомбардировщики, то не менее враждебные малярийные комары, которых Гитлер на дух не переносил?

Похоже, что прав был Альберт Шпеер: не строили немцы для «Вервольфа» грандиозных подземелий. Но это не означает, что бункера не существует. Фашисты могли просто использовать готовые укрепления, сооруженные еще летом 1938 года для советского командования, готовившегося поддержать дружественную Чехословакию. В этом случае фортификаторам Тодта оставалось лишь достроить передовой командный пункт в Стрижавке с помощью советских военнопленных. Дополнив этим объектом существовавший комплекс, построенный (не исключено!) силами советских заключенных. Ведь обнаруженные гитлеровцами в Виннице в 1943 году захоронения тысяч жертв, расстрелянных НКВД, по данным медэкспертизы датируются не началом войны, а именно 1938—39 годами!

Если принять такую версию, то снимаются практически все неувязки. Запасной выход (а точнее, парадный вход) бункера окажется на значительном удалении от стрижавского лагеря. Гитлер живет в комфортных для любого времени года условиях, бок о бок со своими генералами и штабистами. Если же ему заблагорассудится летней порой подышать лесным воздухом или возникнет необходимость слетать куда-либо самолетом с калиновского аэродрома — за считанные минуты его доставят под землей на стрижавскую «дачу». Или же в «санаторий», как окрестили объект его строители.

В дополнение имеются документальные данные о существовании загадочной серой автоколонны, с помощью которой могли имитироваться выезды фюрера со свитой из Винницы в Калиновку. Имеются и упоминания о возможном использовании двойников Гитлера, чью заботу о собственной безопасности Шпеер все же недооценивал…

Как быть с такой версией? Думаю, следовало бы при поддержке властей снарядить экспедицию и поставить точку на этом предположении. Однако никак — не на истории «Вервольфа» — она несравненно глубже…

Километрах в 20-ти от Стрижавки на север располагался тот самый огромный аэродром, который попортил столько нервов в 1938 году фашистам. И который до сих пор обеспечивает Виннице звание столицы военно-воздушных сил. Рядом, в Черепашинецком лесу, размещалась ставка Геринга и главный штаб Люфтваффе.

Далее в том же направлении, близ Житомира, функционировало сразу три важных объекта. Это прежде всего резиденция рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера, который всей мощью «черного ордена» и нацистской секретной службы безопасности обеспечивал надежное прикрытие зоны с наиболее опасной стороны.

Здесь же под крылышком «железного Генриха» пристроились райхсминистр и начальник райхсканцелярии Ханс Генрих Ламмерс и глава внешнеполитического ведомства Германии Иоахим фон Риббентроп. Как видим, летом 1942 года эта зона служила как бы полевой столицей третьего райха.

Две главные стратегические задачи, поставленные перед «Вервольфом», были порождены жадным нетерпением Гитлера, который был крайне равнодушен к жизни и смерти миллионов, но в такой же степени мнителен по части собственного драгоценного здоровья. Фюрер боялся не успеть завершить свою «миссию». И потому торопился приступить к колонизации уже захваченных земель. А также к осуществлению своей совместной с Гиммлером и другими подельниками мечты о создании особого государства СС. Первые регионы будущего ордена уже были обозначены: Калинфельд возле Калиновки, Ферстенберг у Коростеня, Хегевальд близ Житомира…

ЭТАЖ ПЯТЫЙ. Почему пребывание Гитлера в Виннице не обеспокоило и не обозлило Сталина?

Вопрос вполне резонный, особенно, если принять версию, что наглый фюрер без спросу вселился в штаб-квартиру, предназначавшуюся для отца народов. Действительно, за всю войну ни одной бомбежки, не говоря уже о диверсии. Где же были сталинские соколы, разведчики, подпольщики, партизаны? Открывшиеся в последние годы документы убеждают, что сведения о земле, горевшей под ногами захватчиков в этой зоне, как говорится, несколько преувеличены. Хотя были и герои, погибшие в гестаповской паутине. И даже были такие, кто сумел выбраться из нее и доставить в Москву точные сведения о вражеской ставке. Главное же объяснение — в странной реплике, которой якобы встретил эти сообщения Сталин: он хитро прищурился, поднес палец к губам и произнес: «Тс-с, главное — не спугнуть!» Похоже, что фюрер был дорог вождю не просто как память о дружеском пакте. Лучшего командующего вражескими войсками, чем этот оптимист и дилетант, трудно было подыскать. Видать, потому и воздерживались и Сталин, и союзники от посягательств на его жизнь. А все покушения, как известно, затевали по этой же причине сами немцы…

ЭТАЖ ШЕСТОЙ. «Какой клад можно сегодня обнаружить на дне «Вервольфа?»

Если копать именно на стрижавской поляне, то, согласно донесениям чекистов, там искателей ждут остатки паркета и обрывки ковра оранжевого цвета… А если принять версию о том, что подземный городок все же существует, пусть и в другом месте? Увы, там тоже не может быть никаких сокровищ! Хотя бы по той простой причине, что еще осенью 1943 года винницкая ставка Гитлера «Вервольф» прекратила свое существование. В начале октября сюда пришел новый хозяин — Эрих фон Левински, известный более под фамилией Манштейн. Свой штаб группы армий фельдмаршал разместил в лесу, а в Винницу отправил тыловые службы и госпитали.

Допускаю, что проницательный читатель заподозрит автора в сознательном утаивании сведений о матценностях тайных подземелий. Разумеется, с корыстными планами на будущее. В свое оправдание приведу красноречивый документ — акт передачи сооружения «Вервольф» от коменданта главной квартиры фюрера подполковника Штреве фельдмаршалу фон Манштейну от 17.09.1943 года. В акте скрупулезно перечисляется все весьма скудное имущество оставляемой ставки — вплоть до биноклей и карманных фонарей.

Последние крохи надежды на обретение сокровищ отметает дословная стенограмма совещания Гитлера с Йодлем и Цейтцлером от 28 декабря того же года. Судя по ней, к этому времени над Винницей, объявленной фюрером городом-крепостью, нависла угроза со стороны стремительно наступавшей 38-й советской армии под командованием генерал-лейтенанта Кирилла Москаленко. Манштейн просит у Гитлера разрешения перебросить сюда от Никополя подкрепление.

«Он сидит в Виннице и трусит! — гневно взрывается фюрер. — Ни к чему ему сидеть в Виннице! Тут ему, к сожалению, делать уже нечего… Считаю необходимым одно: пусть Манштейн немедленно уйдет из Винницы, чтобы сохранить присутствие духа… А в Винницу мы должны послать отряд, чтобы там все сожгли и взорвали…».

«Прежде всего, не оставлять там никакой мебели, — вкрадчиво, с глубоким знанием любимых мозолей фюрера подсказывает его адъютант генерал-лейтенант Шмундт, — А то ее увезут в Москву и сделают выставку…».

После чего раздается категорический приказ-вопль фюрера: «Все сжечь!».

Так и суждено было «Вервольфу» долгие десятилетия просуществовать со взорванными и тщательно закупоренными со стороны стрижавской поляны входами. Если же предположить, что имелись и другие входы, то нет никакой уверенности, что их постигла такая же судьба. Оборонительные сооружения 1938 года рождения, усиленные и дополненные в годы войны бронированной кабельной связью с Берлином, часть которого после победы отошла к ГДР, вполне могли быть использованы теперь уже законными хозяевами. Которым вовсе ни к чему было внимание со стороны журналистов, не говоря уже о красных или черных следопытах. Вот и направляли их всех в Стрижавку — от греха подальше! Нынче при наличии отсутствия и железного занавеса, и ракетного щита, наверное, можно бы уже и не темнить. Я, во всяком случае, делать этого не стану и честно признаюсь: простейшие расчеты позволили мне и моим коллегам вычислить место выхода этих подземелий на поверхность и даже провести кое-какие предварительные видеосъемки. С полным пониманием того, что единственное сокровище, скрываемое под этими сводами, — это память. Добыча которой стоит любых усилий.

А теперь краткий спуск на предпоследний этаж нашего объекта.

ЭТАЖ СЕДЬМОЙ.
Что стоит за именем «Вервольф»?

Намеренно оставил этот вопрос напоследок. Странное дело: более полувека исследователи этой проблемы, за редким исключением, не удосужились поинтересоваться, как же расшифровывается название винницкой ставки. Между тем достаточно было заглянуть в словарь или, лучше того, в «Энциклопедию третьего рейха»… Любой язык имеет омонимы — слова, которые звучат одинаково, но смысл имеют разный. Скажем, коса — это и прическа, и сельхозорудие, и отмель… Вот и немецкое слово «вервольф» имеет два значения. «VERWOLF» — «оборотень» и «VEHRWOLF» — что значит «вооруженный волк», «защита волка»…Ставка Гитлера называлась «VEHRWOLF». Иначе и быть не могло. Прикиньте, тот, кто бы посмел, к примеру, назвать ставку Сталина «Упырь» или «Вампир», долго бы прожил? Вот и фюрер вполне мог обидеться и заявить: «За оборотня ответишь!»

Винницкая ставка вправе вопросить: что в имени тебе моем? На что в двух словах не ответить. Скажу только, что история «VEHRWOLFa» уходит корнями во времена средневековья; ему довелось воскреснуть вновь после Первой мировой войны, благодаря радениям печально знаменитого Общества Туле; это знамя подхватили силы, не смирившиеся с поражением Германии и развернувшие отчаянную борьбу против Версальского договора и красной заразы, исходившей от страны победившего пролетариата и собственной Баварской советской республики; его отряды были первыми охранными подразделениями на митингах и уличных сражениях; они не растворились в черном ордене СС, сыграв свою особую роль в операциях нацистского блиц-крига; они стали последней надеждой фюрера при битве в Арденнах и в намечавшейся операции «Альпийской крепости» и пережили своего кумира. Эту историю еще предстоит написать, без чего неполной будет история прошлого века.

Однако это, равно как и посещение самого нижнего, восьмого, этажа «Вервольфа», отведенного для подлинного оборотня, оборотня обыкновенного (вервольфус вульгарис) — это уже другая тема, требующая также неспешного разговора…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно