Тени забытых поэтов: Маруся Вольвачивна

9 ноября, 2007, 14:57 Распечатать Выпуск №42, 10 ноября-18 ноября

Моим стихам, как драгоценным винам, настанет свой черед. Марина Цветаева Все начиналось, как в сказке или повести Николая Гоголя: приехали в село на Слобожанщину монахи-греки, зашли в дом зажиточного казака...

Моим стихам,

как драгоценным винам,

настанет свой черед.

Марина Цветаева

Все начиналось, как в сказке или повести Николая Гоголя: приехали в село на Слобожанщину монахи-греки, зашли в дом зажиточного казака. Один монах пристально посмотрел на казацкую дочку Марусю и сказал: «Ты такой человек, который хочет все на свете знать... тебя будут люди любить и уважать... Никогда не выйдешь замуж. На твоем пути будет больше горя, чем радости, и потом ты сделаешься писательницей». — «Врете, я же ни читать, ни писать не умею!» — «А будет так!» — ответил.

И поехала девушка в город — учиться. Увидели ее, красавицу и умницу, пан и пани. Поразила их Маруся, и забрали они ее с собой в столицу — Петербург.

Разумеется, на этом сказка кончилась. Что пообещали Марии эти господа, уже забылось, но доподлинно известно, что одним из условий, которые выдвинула она, была возможность ходить в школу.

Столица империи неприветливо встретила дочь украинского казака. «Смотрю, что в Пе­тербурге не так и сочельник отмечают, как у нас. Здесь нет ни кутьи, ни узвара, ни пирогов, ни капусты с опятами, ни гороха, ни рыбы печеной... А как у нас в сей день, так каждая хозяйка готовит блюдо повкуснее... в сей богатый радостный вечер собираются ужинать все вместе в большую хату к хозяину: работник безродный, батрак и батрачка», — писала Мария Вольвач в мемуарах, которые увидели свет под названием «На Вкраїні».

Свежесть и красота сельской девушки, яркая народная одежда и колоритный язык недолго развлекали петербургских господ. Из любимой игрушки ее перевели в горничные, а потом она стала лишней в богатом доме. Конечно, об образовании речь и не шла, тем не менее уроки той «школы» Маруся усвоила навсегда. Горькая судьба женщины стала одной из ведущих тем творчества Марии Вольвач, имя которой долго было неизвестно в литературе. Твор­чество этой писательницы из народа открылось для нас лишь в ХХІ в., еще раз подтвердив истину, что настоящее искусство не умирает и рукописи не горят.

Мария Степановна Вольвач — казачка с деда-прадеда — родилась 17 марта 1841 г. в селе Черемушной Харьковской губернии Валковского уезда в семье зажиточных казаков. Когда девочке исполнилось семь лет, умер ее отец. Братья очень быстро промотали отцовское наследство — большое хозяйство распродали, младшая сестра осталась вообще без каких-либо средств. Именно поэтому и отправилась Маруся в город получить образование или хотя бы какое-то ремесло. По возвращении из Петербурга, где она пробыла полгода, выучилась на портниху. Этот нелегкий труд и кормил ее всю жизнь.

Пошив изысканных нарядов для харьковских барышень был скучной и неинтересной работой по сравнению с тем, что определило ее судьбу. Лите­ратура стала для Марии Вольвач окном в волшебный мир творчества. Когда уже взрослой сама научилась читать и писать, то почувствовала, что жизнь наполняется смыслом. Твор­чество украинских писателей Ивана Котлярев­ского, Тараса Шевченко, Леси Украин­ки, Степана Руданс­кого, Ивана Франко буквально вошло в ее душу.

Пожалуй, действительно нельзя сказать себе: «Буду поэтом!» — и стать им. Похоже, кто-то более мудрый и умный сам выбирает того, кто должен творить. Так случилось и с Марией Вольвач.

К счастью, ее творчеством заинтересовался известный украинский историк Дмитрий Бага­лий. Он первым оценил самобытный литературный талант и способствовал тому, чтобы в харьковском альманахе «Складка» за 1892 г. были опубликованы ее поэзии. Потом увидели свет юмористические рассказы «Кажи жінці правду, та не всю» и «Казка про таємні слова». В 1896 г. вышел сборник поэзий и рассказов «Пісні та розмова валківської селянки Марусі Вольвачівни». Высокую оценку ее творчеству дал Николай Сумцов, а Иван Франко, который в то время был редактором «Літературно-наукового вісника», опубликовал на полосах этого журнала ее поэзии и мемуары.

Поэзия и проза Марии Воль­вач выпадает из общего контекста классической украинской литературы конца ХІХ — начала ХХ в. Это не обычное для нас творчество интеллигентного, рафинированно просвещенного человека, хорошо знакомого с мировым культурным наследием, а яркая народная поэзия, построенная на фольклорной основе.

Стоит сказать еще об одной черте ее творчества — целомудренное благородство. Это нынешние украинские литераторы, прошедшие учебу в Сорбонне, Кембридже или Оксфорде, считают необходимым в прозе и поэзии оголять прежде всего тело, пространно описывая, как, где, с кем, сколько раз и каким способом, и все это с щедрым применением ненормативной лексики. В эпоху постмодернизма и разрушения образной системы искусства это называется «женским дискурсом» или «гендерным мировоззрением». Ду­шев­ность и духовность остаются вне контекста, о них читатель с богатым воображением должен лишь догадываться.

«Валковская крестьянка» относилась к чувствам и слову осторожно и с уважением. Именно поэтому ее произведения, даже те, которые она называла юмористическими, не грешат грубостью. Она лишь тонко намекает на всем известные реалии, иронически описывая своих героев — грубых и необразованных, но искренних и добрых крестьян.

Может, так и остались бы в архивах и старых журналах яркие и самобытные поэзии Ма­рии Вольвач, если бы не ее земляк, литературовед Иван Максимович Лысенко. Он еще с дет­ства слышал от односельчан рассказ о писательнице, которая часто приезжала в Черемушную и читала свои произведения благодарным слушателям.

В фондах Института рукописей Национальной библиотеки Украины, архивах и на страницах старых журналов искал Иван Лысенко стихи, пьесы, прозаические произведения забытой писательницы. И наконец благодаря его усилиям была издана книга. Назвал ее несколько иро­нично «Кажи жінці правду, та не всю». Сомневаюсь, что сама писательница назвала бы так свое, по существу, первое полное издание художественных произведений, мемуаров и писем. Но Марии Вольвач везло на мужчин — поддержали ее творчество выдающиеся украинские культурные деятели начала ХХ в., извлек из тьмы забвения литературовед ХХІ в.

Со вкусом оформленная книга увидела свет благодаря информационно-аналитическому агентству «Наш час». Она стала одним из звеньев проекта «Невідома Україна», преследующего благородную цель — издание научно-популярной литературы, которая бы раскрывала для современников неизвестные страницы украинской истории, культуры, науки и техники.

Презентация книги Маруси Вольвачивны состоялась в музее Гончара, который не только гостеприимно распахнул свои двери для тех, кто интересуется культурой своего народа, но и пригласил на праздник детскую фольклорную аутентичную группу «Дай Боже», ансамбль народной песни «Елегія», юного бандуриста Святослава Силенко и актрису Наталию Водолазко.

Эта презентация стала достойными «крестинами» для книги «писательницы из народа» с ее цветистыми стихами-песнями, тонкой лирикой, искрометным юмором и талантливо выписанными характерами в драматургии. «Екатерина Билокур в литературе», — сказал о Марусе Воль­вачивне писатель Вадим Пепа.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно