СТРАННАЯ ПАРА

16 августа, 1996, 00:00 Распечатать

В 1876 году в одной из венских газет появилось следующее объявление о найме: «Очень богатый, образов...

В 1876 году в одной из венских газет появилось следующее объявление о найме: «Очень богатый, образованный пожилой господин, проживающий в Париже, ищет даму пожилого возраста, знающую иностранные языки для работы секретарем и также для ведения хозяйства».

Далее события развивались как в типичной венской оперетке. В баронском особняке фон Зуттнеров в Вене сидит мать семейства и читает газету. Но мысли ее заняты судьбой ее младшего сына, красавца Артура. Она хочет, чтобы он женился на богатой и тем самым поправил бы пошатнувшееся материальное благополучие семьи. Но Артур влюблен в Берту Кински, гувернантку своих четырех сестер.

Но такой брак невозможен. Конечно, Берта из благородной семьи, сама графиня, ее отец был фельдмаршалом и погиб еще до рождения дочери, а мать промотала все их состояние. Так что Берта не только нищая, но к тому же старше Артура на семь лет. Как бы удачней их разъединить? -думала баронесса Зуттнер.

И тут взгляд ее падает на объявление. Это же Божье провидение! Кински безупречно воспитана, талантлива, умна, знает английский, французский, немецкий, итальянский языки, очень привлекательна - в общем, для Артура это слишком много. И Париж отсюда далеко.

Баронесса показывает объявление Берте, и та понимает намек баронессы: оставаться более в семье Зуттнеров невозможно. Она отвечает на объявление «пожилого господина» из Парижа. После обмена письмами он предлагает ей должность. Она и Артур, оба с разбитыми сердцами, прощаются в слезах. Стоя на коленях, он целует подол ее платья и говорит: «Твоя любовь дала мне счастье, которого я никогда не забуду. Прощай!»

В Париже Кински обнаружила, что ее работодатель был не так уж стар (всего лишь 43 года), но уже руководил сетью производства динамита по всему миру. Он был родом из Швеции, но настоящим космополитом, много путешествовал, пока не обосновался в Париже, где была его резиденция и лаборатория на Рю Малакофф. Двадцать лет спустя Берта записала свои первые впечатления об Альфреде Нобеле, которые до сих пор являются его лучшим письменным портретом того времени: «Мыслитель, поэт, человек как добрый, так и резкий, несчастливый и легкомысленный, увлекаемый как великолепными взлетами ума, так и низкими подозрениями, страстно влюбленный в далекие горизонты человеческого сознания и глубоко разочарованный в человеческой глупости, все понимающий и ни на что не надеющийся, таким он мне казался. И даже прошедшие 20 лет не изменили его образ».

Покуда готовились апартаменты для Берты Кински, Нобель занимал ее тем, что знакомил с Парижем, разъезжая в экипаже на резиновом ходу -технической новинке, тоже изобретенной им. Он был прекрасный собеседник, им было интересно друг с другом. Нобель был очарован графиней и, возможно, лелеял мечты о ее новом положении, которое бы покончило с его одиночеством. Но все же он почувствовал ее тайную печаль и как-то спросил: «Вы свободны?» Она рассказала ему все, и он посоветовал ей прекратить всякую переписку с Артуром, поскорее забыть его.

Но суждено было произойти иначе. Как-то Альфред Нобель поехал по делам в Швецию. Через несколько дней Берта Кински получила две телеграммы: одна, из Стокгольма, сообщала о благополучном прибытии Нобеля; другая, из Вены, гласила: «Я не могу жить без тебя».

«Моя душа закричала в ответ: «И я без тебя тоже!» - вспоминала впоследствии в своих мемуарах Кински. Поэтому она продала ценный бриллиант, заплатила за гостиницу, купила билет, написала извинительную записку Нобелю и вскоре уже была с Артуром в Вене. Они тайно повенчались и бежали на Кавказ по приглашению одной грузинской княжны, подруги Берты.

Живя в Грузии, Берта фон Зуттнер продолжала писать Нобелю письма. Она также посылала ему свои романы, поскольку за девять лет вынужденного изгнания она и муж стали известными писателями. Когда, наконец, родственники простили их, супруги вернулись в Вену. Писательских гонораров хватило им, чтобы съездить в Париж, где их тепло принял Альфред Нобель.

Это путешествие имело новое следствие. В Париже 1887 года Берта познакомилась с пацифистским движением, имевшим целью прекратить все войны на земле. Она решила посвятить этой цели всю свою дальнейшую карьеру писательницы.

Она создала роман «Бросай оружие!», опубликованный в 1889 году. В нем описывалась история женщины, пережившей одну трагедию за другой в результате войн, происходивших с середины XIX века. Книга стала бестселлером и была переведена на многие иностранные языки. Лев Толстой сравнил ее по силе влияния с «Хижиной дяди Тома» Х.Б.Стоун, повлиявшей на отмену рабства в США.

Сама Зуттнер стала принимать активное участие в антивоенном движении, разъезжая по миру с лекциями, организовывая общества, выступая с речами. Вскоре она стала видной деятельницей движения, что для тех времен считалось престижным достижением для женщины.

Переписка фон Зуттнер с Нобелем продолжалась на трех языках, оказывая все большее влияние с ее стороны. Нобель похвалил книгу, отмечая мужество автора, но шутливо заметил, что сама она активно использует как оружие обаяние своего стиля и величие идеи. «Ваш навеки и более того», - подписывался он в письмах к ней. Все же к пацифистскому движению он относился скептически. «Возможно, мои фабрики скорей положат конец войнам, чем ваши конгрессы: в день, когда армии противников уничтожат себя за секунду, все цивилизованные нации отпрянут в ужасе и распустят войска», - писал Нобель. Вероятно, поэтому он использовал динамит, основу своего богатства, в мирных целях только до 1880 года, когда обратился к созданию оружия на его основе.

«Убедите меня, чтобы я сделал что-нибудь действительно важное для движения», - говорил Нобель фон Зуттнер. И она слала ему поток информации об успехах, а он отвечал ей чеками на крупные суммы денег. Но госпоже фон Зуттнер этого было мало. Она стремилась сделать из фабриканта мощного оружия тех времен активного личного участника борьбы за мир. «Выбросьте мои бумажки в корзину, но прислушайтесь к голосу своего сердца, которое вам подскажет: вот женщина, которая, несмотря на безразличие и сопротивление своего оппонента, верит в него и настойчиво выполняет свою задачу».

Однако Нобель бережно сохранил ее письма, которые хранятся в Королевской библиотеке Стокгольма. Она же не оставила для потомков ответа Нобеля, хотя ее архив находится в Национальной библиотеке Женевы.

Там не менее, составляя в 1883 году первое завещание, Альфред Нобель вносит в него пункт о награждении за достижения в борьбе за мир. В 1895 году он окончательно формулирует условия премии его имени, когда доходы от его наследства должны пойти на присуждение Премии Мира и четырех других в области науки и литературы.

Он намекнул Берте о своих намерениях, но она не знала, что он уже осуществил их, написав завещание. Поэтому она делает последнюю попытку в последнем письме к умирающему Нобелю: «Дайте Международному агентству мира миллион, и оно перевернет весь мир. Вот точка опоры, о которой просил Архимед. Я же умоляю Вас никогда не лишать нас вашей поддержки, никогда - даже на краю могилы, которая ждет каждого из нас».

В своем ответе Нобель выражал удовлетворение успехами пацифистского движения и обещал воздать должное его сторонникам, благодаря той, которая «бесстрашно борется с предрассудками и тьмой». «Преданный Вам», подписал он свое письмо и умер 10 декабря 1896 года.

С тех пор в ознаменование этой даты Нобелевский комитет каждый год присуждает Премию Мира «лицу, внесшему самый большой вклад для единения наций, для запрета или сокращения существующего вооружения, для поддержки и расширения конгрессов мира», как записал Альфред Нобель в своем завещании. Но Комитет решил расширить понятие «единение наций» с целью сделать Нобелевскую премию самой престижной наградой в мире, включив в заслуги перед человечеством борьбу за его права.

Таким образом и в этом случае мир обязан женщине, поэтому известная французская поговорка имеет положительный смысл. Что касается личных притязаний Берты фон Зуттнер, то она, вероятно, была в них настолько скромна, что получила Премию Мира только шестой по счету, а не первой, как ожидал Альфред Нобель. Она умерла накануне первой мировой войны в 1914 году, которую она предвидела, если государственные деятели не послушаются предостережений защитников мира.

Подготовила к публикации Нина Мостовая

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №24-25, 23 июня-6 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно