СТАТУЕ СВОБОДЫ — 110 ЛЕТ

15 ноября, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск №45, 15 ноября-22 ноября

М. Ир. ХАЙЛИСЫ (Сакраменто, Калифорния) Что общего между Статуей Свободы, египетскими пирамидами и Эйфелевой башней?..

М. Ир. ХАЙЛИСЫ (Сакраменто, Калифорния)

Что общего между Статуей Свободы, египетскими пирамидами и Эйфелевой башней?

С пирамидами статую связывает то, что идея создать грандиозный монумент в виде женщины с высоко поднятой рукой появилась у французского скульптора Фредерика Бартольди после посещения им Египта во время строительства Суэцкого канала.

«Не может быть, - думалось ему, - чтобы теперь, во второй половине девятнадцатого века, мы были не в состоянии хотя бы повторить подвиги древних, не говоря уже о том, чтобы превзойти их! Конечно, Суэцкий канал - это грандиозно, но ведь я - скульптор! То ли дело пирамиды или Сфинкс. А еще говорят, что когда-то на маленьком островке близ Александрии находилось одно из семи чудес света: знаменитый маяк. Он простоял тысячу лет. И, наверно, стоял бы поныне, если бы не страшное землетрясение».

Бартольди решился. Он посоревнуется с древними мастерами, создавшими знаменитое александрийское чудо.

Два года ушло у него на разработку проекта гигантского маяка, который должен был выглядеть, как египетская крестьянка, державшая в высоко поднятой руке огромный факел. По замыслу автора, пламя этого светильника освещало бы путь кораблям, направлявшимся на юг через Суэцкий канал.

В 1867 году, к моменту открытия канала, Бартольди вновь отправился в Египет, но на этот раз с готовым проектом в руках. Он надеялся, что тогдашний глава Египта Измаил-паша утвердит его план и обеспечит финансирование нового сооружения.

Но не тут-то было.

- Почему женщина? - удивился знатный египтянин.

- Видите ли, - отвечал скульптор, - положение женщин в мире заслуживает особого внимания. Если хотите знать, история отнеслась к прекрасному полу ужасно несправедливо.

В жилах Бартольди, если судить по фамилии, текла, наверно, горячая итальянская кровь. Он с жаром начал объяснять Измаилу-паше, что даже французам, которые всегда стояли на защите женских интересов, не удалось избежать участи других наций, даже у них женщины были и все еще находятся под игом мужского господства.

- В Париже, в Лувре выставлена скульптура Венеры Милосской, - воскликнул Бартольди. - Взгляните на нее! Это же наглядный укор истории человечества! Словно она, История, нарочно перебила ей руки, и вот Богиня любви и красоты стоит изуродованная, напоказ всему миру, будто ей приказали: стой так, ты ничего лучшего не заслуживаешь. Вот почему я хочу создать скульптуру в образе женщины: высокой, сильной, независимой. Пора наконец восстановить историческую справедливость, пора серьезно подойти к вопросу об эмансипации женщин, и я думаю, что мой проект - первый шаг в этом направлении...

- Вам придется поискать другого спонсора, - перебил его паша, - женская эмансипация меня не интересует.

Обеспокоенный скульптор вернулся домой, очень недовольный собой. Внезапно он вспомнил, что примерно четыре года назад один из его друзей предложил создать нечто вроде группы дружбы между французским и американским народами и в знак этой дружбы подарить американцам что-то внушительное, величественное, ценное.

«Вот оно! - обрадовался своим воспоминаниям Бартольди, - мы подарим американцам мой проект. Им-то он должен быть по душе. Мы у себя во Франции изготовим эту статую и подарим ее Америке. А назову я мою работу так: «Женщина, освещающая мир». Это будет превосходное имя!»

И вновь пустился он в путь, теперь уже в Америку. Не успел еще корабль войти в нью-йоркский порт, как беспокойный француз знал уже наверняка, где будет установлено его новое творение. Вот здесь, в обширной гавани, увидел он небольшой островок, который как нельзя лучше подходил для этой цели. Позже он узнал, что приглянувшийся ему остров, который был немногим более пяти гектаров, назывался как-то бесцветно и скучно: остров Бедлоя.

«Остров, на котором будет стоять моя статуя, Статуя Свободы, должен называться островом Свободы - вот подходящее название», - мечтал Бартольди.

К великому изумлению скульптора, американцы отнеслись к его проекту довольно равнодушно. С еще большим удивлением узнал он о том, что женщины в Америке (в 1875 году) пользуются не большими правами, чем во многих других странах мира.

Некоторые богатые американцы, Морганы, Вандербильды, прямо говорили: «Мало нам профсоюзов с их нескончаемыми требованиями, теперь еще эта Статуя Свободы на нашу голову! Будет она торчать здесь, как бельмо в глазу».

- И это говорится, несмотря на то, что Статуя Свободы должна достаться Америке даром, бесплатно! Ведь это же подарок! Как они не понимают таких простых вещей! - возмущался скульптор.

И Бартольди не сдавался. Он и его сторонники развернули широкую кампанию по разъяснению американской публике, чего их хотят лишить противники свободы. Понемногу его упорство и настойчивость начали приносить первые плоды. В Америке стали создаваться организации, которые считали, что Статуя Свободы окажет Соединенным Штатам огромную пользу. Она станет символом Америки, поднимет ее престиж.

И вот уже городские власти Нью-Йорка объявили, что они не против того, чтобы Статуя Свободы была установлена в гавани, у них нет-де никаких особых планов на остров Бедлоя.

Наконец Конгресс принял новый закон, согласно которому содержание монумента в надлежащем порядке будет финансировано правительством США. Еще через два месяца Конгресс официально разрешил городу Нью-Йорку выделить остров Бедлоя под Статую Свободы. А вскоре сто хорошо известных американцев образовали Американский комитет, призванный собрать средства на строительство пьедестала под монумент.

Окрыленный Бартольди после этого с огромным воодушевлением начал заниматься непосредственной работой над проектом.

Франция горячо поддерживала своего любимого скульптора. Это выражалось не только в том, с какой преданностью трудились над изготовлением отдельных элементов этого грандиозного монумента, но также в том, как оказывали ему финансовую помощь. Ведь одна лишь статуя без пьедестала должна была обойтись в 250 тысяч долларов. Даже сегодня это вполне внушительная сумма, а по тем временам и подавно.

Достаточно сказать, что через сто лет, в 1986 году, один только ремонт статуи стоил 29 миллионов долларов. Если бы подобное сооружение задумали воздвигнуть в наши дни, оно бы обошлось не менее чем в сто миллионов долларов.

И все же, несмотря на весь энтузиазм и всю поддержку, полученную скульптором на родине, работа над статуей во Франции затянулась и продолжалась несколько лет. Не хватало денег, чтобы рассчитываться за работу и материалы.

Все это Бартольди предвидел с самого начала, поэтому разработал особый план добычи средств. Сперва он отдельно изготовил правую руку статуи и факел. Это было одно целое сооружение около 15 метров высоты. Эту часть статуи отправили в Филадельфию и установили там на Выставке Столетия. За довольно высокую плату в 50 центов можно было пройти внутрь и подняться по лестнице, установленной в полости руки и факела, и выйти на круглый балкон на самой верхотуре.

Когда в Филадельфии не стало больше желающих подняться на вершину сооружения и, стоя на узорчатом балконе, помахать зевакам зонтиком, этот своеобразный аттракцион перевезли в Нью-Йорк и установили в центре Манхэттена.

Через два года, в 1878 году, аналогичную операцию произвели в Париже, но теперь уже была выставлена не рука с факелом, которая все еще находилась в Нью-Йорке, а верхняя часть туловища статуи: голова и плечи.

Понадобилось восемь долгих лет, чтобы все детали и узлы статуи были наконец изготовлены. Все эти годы правая рука статуи находилась в Америке, а голова во Франции, они как бы жили отдельной жизнью, собирая средства, чтобы помочь рождению всего тела. Образно говоря, можно смело сказать, что американская Статуя Свободы - это единственная в мире скульптура, которая собственной рукой и собственной головой зарабатывала себе право на существование.

Мы уже почти завершаем наш рассказ, и требовательный читатель вправе спросить: где же связь между Статуей Свободы и Эйфелевой башней, о которой упоминалось в начале очерка?

А дело заключается просто в том, что Бартольди был только скульптором, а его статуя, которая достигала около 50 метров высоты и была полая внутри, должна была держаться на чем-то, ей нужен был «скелет», не то она обвалилась бы от собственного веса, который достигал, кстати говоря, около двухсот тонн.

Вот этот «скелет» статуи, ее внутренний стальной каркас был рассчитан, спроектирован и построен Эйфелем, тем самым блестящим парижским инженером, который создал через несколько лет после этого свое знаменитое ажурное великолепие в столице Франции, названное впоследствии Эйфелевой башней.

Три гения внесли свою лепту в создание Статуи Свободы. Двое из них французы. Это скульптор Фредерик-Август Бартольди и инженер-строитель Александр-Густав Эйфель. Третий - американец, архитектор Ричард Моррис Хант, по проекту которого был построен пьедестал статуи.

В 1884 году рука с факелом вернулась из Нью-Йорка в Париж. Здесь, прямо на улице возле мастерских, в которых по частям изготавливали эту скульптуру, смонтировали каркас Эйфеля и начали сборку статуи. Эта работа продолжалась два года, и после того, как рука с факелом прибыла из Нью-Йорка, монтаж был закончен.

Целый год простояла Статуя Свободы в Париже.

4 июля 1884 года, в День независимости Америки, французское правительство официально подарило этот великолепный монумент Соединенным Штатам. И только после этого в Америке приступили к строительству пьедестала, который был закончен через два года.

За это время в Париже успели разобрать статую, упаковать ее части в 214 ящиков и контейнеров и отправить этот ценный, а еще лучше сказать бесценный груз за океан. В Нью-Йорке эти ящики долго еще лежали нераспакованными в ожидании, когда построят пьедестал.

В апреле 1886 года Бартольди приступил к монтажу статуи на только что законченном пьедестале на острове Бедлоя, который лишь через много лет стал называться так, как об этом когда-то мечталось неутомимому автору монумента: островом Свободы.

В октябре монтаж статуи был завершен. В этот раз уже навсегда.

28 октября 1886 года, т.е. ровно 110 лет назад, состоялось официальное открытие Статуи Свободы. Многотысячная толпа, собравшаяся у подножия монумента, с восторгом встретила президента Америки Кливленда. В своей речи он поблагодарил народ Франции за щедрый подарок и торжественно объявил Статую Свободы собственностью Соединенных Штатов Америки.

Много воды утекло с тех пор, и ныне Статуя Свободы стала символом Америки, которая является приютом для эмигрантов со всего мира.

Американская поэтесса Эмма Лазарус, чьи родители были выходцами из России, написала в 1883 году стихотворение о будущей по тому времени Статуе Свободы. Эмма знала, что Бартольди в ответ на многочисленные просьбы парижан согласился придать лицу Статуи Свободы облик своей матери Шарлотты. Не потому ли поэтесса назвала «Женщину, освещающую мир» матерью всех угнетенных, обездоленных и изгнанных.

В 1903 году, через 16 лет после смерти поэтессы, внутри пьедестала на видном месте была установлена бронзовая плита с выгравированными на ней стихами, ее стихами, названными ею когда-то «Новый Колосс». С этого дня посетители могли легко прочесть их.

В этих стихах заботливая мать всех эмигрантов зовет своих детей, откуда бы они ни были, приехать сюда, в Америку. «Я освещу дорогу для вас», - обещает им она.

И мы все знаем: она хорошо держит и свой светильник, и свое дело.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №27, 13 июля-19 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно