Следящие за базаром

23 декабря, 2011, 13:52 Распечатать Выпуск №47, 23 декабря-29 декабря

Мы давно и, главное, позорно проигрываем информационную войну и Востоку, и Западу.

© Андрей Товстыженко, ZN.UA

Начиналось все довольно скучно. И как все демонстративно неинтересное предполагало чей-то глубоко спрятанный интерес.

23 ноября президент предложил для рассмот­рения в Верховной Раде законопроект №9494 с мутноватым названием «О внесении изменений в некоторые законы Украины относительно структуры и поряд­ка кадров Службы безопасности Украи­ны», которым предлагалось создать в СБУ подразделение контр­разведывательной защиты интересов государства в сфере информационной безопасности. Профильный ко­митет ВР по вопросам национальной безопасности и обороны «муть» не поддержал и рекомендовал отправить на доработку. Рада проигнорировала рекомендацию и 9 декабря слаженно проголосовала вроде как за информационную контрразведку 263 голосами.

Собственно, казалось бы, вот и весь сказ, вся интрига. Заурядная украинская ситуация, в которой политическая воля уже в который раз берет верх над здравым смыслом. Такое не единожды происходило вокруг Министерства обороны и вообще в силовых структурах, просто подобные темы зачастую слушаются и обсуждаются в закрытом режиме. Здесь это стало достоянием общест­венности.

Но знания о контрразведке общественность черпает в основном из сетевого и киношного политического фольклора. И поэтому все всегда знают, что происходит в ЦРУ, а уж в СБУ — и подавно. Так же как коммунисты всегда точно знают, что происходит в «вашингтонском обкоме», а националисты в курсе самых тайных планов Кремля.

Любая тема, связанная со спецслужбами, страшно возбуждает как просто склонных к мании преследования (в силу их повышенной нервозности), так и тех, кому есть резон что-то скрывать. В Украине отчетливую грань между этими категориями граждан провести, в принципе, невозможно. Горький жизненный опыт поколений показывает, что государству не стоит доверять никакую информацию о себе, включая сам факт существования. Сегодня это законно. А завтра скажут, что, злоупотребляя просчетами существовавшего ранее законодательства, ты родился совершенно нелегально и должен оплатить со всеми годовыми процентами штраф за чересчур громкий первый крик. Верховная Рада и не такое поддерживала в первом чтении.

Но в случае закона 9494 пресса как-то странно дернулась и сразу приумолкла. Неуверенно похвалили инициативу пророссийские блогеры. Привычно ругнули проукраинские. Но тоже негромко. Одно дело — судачить о заурядной «прослушке», которую может организовать любой студент, или там о видеокамерах в саунах. А слово «контрразведка» немного из другой серии. Насколько из другой?

Формальная логика государства понятна. Сегодня нет нужды засылать к нам «шпийона» с кабаньими копытами на руках и ногах через нейтральную полосу, который будет подкупать половозрелых секретарш духами «Красный Октябрь», а инженерно-технических работников — настоящими американскими джинсами. Или обещать дом на Рублевке. Можно правильно зайти на правильный сервер и считанные секунды получить всю полезную информацию, включая, к примеру, места захоронения любимых домашних животных, а также когда дети, жены и секретарши руководителей «оборонки» туда наведываются.

Формальная логика депутатов-экспертов из комитета тоже понятна. Уж им ли не знать, что лучшими намерениями у нас нынче мос­тится дорога преимущественно в Юго-Восточный регион. И что госбюджет лучше всего «пилится» под покровом государственной тайны.

Но любые политические гарантии отстаиваются лишь тогда, когда народу до них есть хоть какое-то дело. Например, когда люди заинтересованы в том, чтобы информация о них не собиралась без их ведома. Или, наоборот, заинтересованы в том, чтобы собиралась.

Известно, что чем дальше на Запад, тем больше принято стучать друг на друга — и фарами вам никто не мигнет, предупреждая о засаде известно кого. Законопослушные граждане ЕС озабочены — а вдруг у любимого Союза не хватает на них информации? До боли знакомые переживания, не правда ли?

За Атлантикой — и вовсе разговор особый. В США сбором и обработкой информации и до «Патриотического Акта» (федеральный закон, принятый в октябре 2001 го­да, который дал спецслужбам широчайшие полно­мочия по надзору за гражданами) официально занималось 14 «контор» — ЦРУ, Разведуправление Министерства обороны (РУМО), Агентство национальной безопасности (АНБ), космическая разведка Пента­гона, разведуправления всех видов вооружен­ных сил, бюро разведки и исследований Госдепартамента, занимающиеся разведывательной деятельностью подразделения министерств юстиции и финансов. И, разумеется, ФБР. А после 9/11 вообще неизвестно сколько их на самом деле и кто за кем следит.

И если вы, например, наберете в Интернете слово «criticom», то, скорее всего, найдете ссылку на старинную компьютерную игру для Playstation. Хотя на самом деле это акроним спецподразделения Агентства национальной безопасности Critical Intelligence Communications.

Похоже, нечто аналогичное пытаются создать и при СБУ, пробив дополнительный бюджет, хотя наверняка в отечественной «конторе» (без разницы, как менялось название) разные технические отделы существовали и существуют еще со времени изобретения лампочки.

У меня вот чисто обывательский вопрос. Нет нужды воровать секреты у такой бедной страны как Украина изощренным хай-тековским способом, если такие богатые соседи как Россия и Евросоюз их могут попросту купить. Да не просто купить, а еще и выбрать из предлагаемого списка. Куча компетентных товарищей потрудоустраивались в спецслужбах соседей, сохранив и личные агентурные сети (без этого они на фиг кому нужны), и знания о коррупционных механизмах. Легальные «шпионы», они же журналисты, политологи и дипломаты, и так все друг друга в лицо и по имени-отчеству знают, на приемы друг к другу ходят, типа чай пить. А то, что раз в год демонстративно ловят и сажают каких-то простофиль, так это просто часть ритуала, дипломатической игры. Зачем создавать подразделение-то?

Хороший аналитик всегда добудет почти любую нужную информацию из открытых источников. Нужен просто большой массив, правильная методология, несколько компьютерных программ и, собственно, мозги. Определяющие, насколько информация полезна. Чушь тоже может быть страшно засекреченной. «Полезность — важнейший критерий ценности разведывательной информации. Назначение информационного документа является критерием для суждения о нем. Специалист может много сделать для того, чтобы информационный документ заслуживал внимания, если в процессе работы над ним он все время будет помнить о цели и назначении документа. Короче говоря, если он будет писать его, думая о тех людях, для которых он предназначается». Это ключевые цитаты из фундаментальной работы бригадного генерала Вашингтона Плэтта, специалиста в области стратегической разведки, написанной сразу после Второй мировой войны.

Последнее предложение как нельзя точно отражает сомнения профильного комитета — об улучшении жизни каких людей уже сегодня, собственно, думали авторы документа и президент? И против кого мы этим документом дружим? «Проти всіх»? Тоже позиция, но хотя бы намекните, народ поддержит!

Или это все же против народа?

Предлагаемый, разумеется, чисто обывательский ответ следующий. Реформирование силовых структур, как и всего украинского общества, происходит в рамках общей страте­гии евроинтеграции, как бы ни пыжился «рус­ский мир». И не потому, что к власти наконец-то пришли истинные европейцы. А потому, что любые следующие транши МВФ будут идти или не идти в зависимости от то­го, насколько Украина выполняет эти условия. Мы должны ЕС денег, как земля — колхозу, то есть немеряно. Если бы не астрономическая сумма долга, который надо обслуживать, может быть, они бы и махнули на нас давно рукой, ограничившись либеральной риторикой. Гарантия отдачи денег — в соз­дании вменяемого государственного механизма отдачи, в который силовые структу­ры входят по определению. Ну хотя бы как за­щитники от форс-мажора. Правда, они обыч­но эти самые «форс-мажоры» и создают.

В формулировке «подразделение контрразведывательной защиты интересов государства» содержится как бы скрытое указание на то, что таких подразделений прежде не существовало, во что верится слабо. Возможно, у государства появились новые интересы, или им пришли руководить люди с какими-то новыми секретами?

Такой тип деятельности, не зависимо от того, кем он инициируется, должен сводить всю добываемую информацию «в один пучок». Иначе от нее, лежащей по разным ведомственным схронам, проку мало. В том же ЦРУ за подобную деятельность отвечает отдел политической поддержки, созданный в 1998 году. По косвенным данным, раньше это был научно-технический директорат, но он «пал жертвой» реорганизации ЦРУ. То есть евроатлантический тип модернизации и реорганизации спецслужб предусматривает придание большего количества политических «мозгов» ранее существовавшим научно-техническим умельцам. И, соответственно, увеличение бюджета.

По аналогиям: главным клиентом отдела политической поддержки ЦРУ является президентская администрация, точнее — президентский штаб аналитического обеспечения, который ежедневно готовит три письменных обзора и разведывательные брифинги для высших должностных лиц США. И если украинский отдел, создаваемый законом 9494, будет выполнять подобные задачи, это означает, что раньше либо приносили «не то», либо межведомственные интриги вообще не давали возможности донести администрации что-либо путное.

По определению: контрразведка должна работать «наружу» страны, а не «вовнутрь». Но кто запретит заподозрить любого из нас в пособничестве внешнему врагу? И не надо ходить далеко, в доисторические бериевские времена. Я помню, как в 70-е украинский литературовед Захар Либман, работавший в Институте литературы АН УССР, одновременно обвинялся в сионизме и украинском буржуазном национализме. Завтра вас могут обвинить в злостной пропаганде Голодомора, навязываемой из-за рубежа. Не публично, просто информацию нужную соберут. Чушь? Нет ответа.

Наше государство нуждается уже не в информационной защите — в информационном спасении. Мы давно и, главное, позорно проигрываем информационную войну и Востоку, и Западу. Нас пичкают более или менее изощренным враньем даже о нас самих. И «пипл» это с вкусом «хавает». Некоторые наши чиновники уже открыто хвастаются предательством национальных интересов Украины. Бизнес становится выгоднее вести даже в России, не говоря о Западе или Грузии.

Ведь если спасения нет, то следующий этап в стратегии выживания людей — немедленная эвакуация из зоны бедствия. Слежение за желающими уехать? Недавно было — в 80-е годы. С печальными результатами: мытарства «отказников», бегства из состава делегаций, фантастические преодоления водных и сухопутных границ… страх-то еще не прошел от всего этого.

Но если государство слишком занято собой, чтобы объяснять гражданам хотя бы в общих чертах свои шпионские намерения, то люди всегда будут предполагать о государстве худшее. Такова человеческая природа, ничего личного. Ах, не нравится? Так огласите бюджет подразделения, подробнее о функциях, без фамилий. Люди сравнят с выделяемым бюджетом на социальные нужды, у них возникнут вопросы. Они эти вопросы делегируют своим специально обученным представителям, из которых, собственно, состоит Комитет по вопросам национальной безопасности и обороны. Мало? Введите парламентскую должность генерального инспектора СБУ, чтобы всегда — от оппозиции (в США для контроля за ЦРУ аналогичная должность есть с 1989 года).

В противном случае при выборе между бестолковым базаром или кладбищенским порядком люди всегда будут за «базар» — это как-то спокойнее. А любая спецслужба ностальгически будет посматривать на кладбище. Поэтому пристально следящих за чужим базаром (во всех смыслах слова) должны назначать и контролировать именно люди.

Иначе дело снова может закончиться кладбищем.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно