Славянское эхо Второй мировой

2 сентября, 2011, 13:53 Распечатать Выпуск №31, 2 сентября-9 сентября

Уже семьдесят лет прошло с того времени, как фашистская Германия вероломно напала на Советский Союз.

Так случилось, что 2011 год богат на разного рода юбилейные даты. 50 лет первому полету человека в Космос, 26 апреля все человечество отметило 25-ю годовщину аварии на ЧАЭС, в июне постсоветские государства отмечали 70 лет со дня нападения Германии на СССР

Сентябрь 1944 г. Польские солдаты Армии Крайовой на первом этапе Варшавского восстания достигли значительных успехов…Действительно, уже семьдесят лет прошло с того времени, как, если верить советским учебникам, фашистская Германия вероломно напала на Советский Союз. Начался, таким образом, отсчет Великой Оте­чественной войне. На самом деле не было ни фашистской Германии, ни вероломного нападения, ни Великой Отечественной войны, по крайней мере, для украинского народа. За 20 лет независимости (кстати, также юбилейная дата) украинскому обществу так и не удалось дистанцироваться от абсурдной марксистской терминологии, хотя целая когорта украинских и, частично, западных историков делала такие попытки.

Как правило, попытки эти не выходили за пределы семинаров, конференций и учебников истории, которые в течение 20 лет неоднократно приобретали тот или иной политический оттенок. Если взять условно «оранжевые» и «синие» учебники, то и там, и там мы увидим, по большому счету, похожую трактовку истории, отличающееся только определенными ракурсами и объемом освещения того или иного события, связанного со Второй мировой войной в частности. Где-то ученический или студенческий глаз находил больше информации о рейдах красных партизан, порой — больше об операциях УПА, о блокадном Ленинграде или националистическом подполье в Крыму. Но в этих учебниках практически не освещаются не менее важные события Второй мировой войны вне границ Советского Союза. И речь идет не только о Шарле де Голле или высадке союзников в Нормандии, а о масштабном движении сопротивления в славянских странах, даже тех, которые были союзниками Третьего рейха в войне — Болгарии и Слова­кии. Украинцы, конечно же, так или иначе слышали об Армии Крайовой, Йосипе Броз Тито или Георгии Димитрове, но, к сожалению, и сегодня нашему читателю практически не известны многие страницы из истории Второй мировой войны, в том числе и о Движении сопротивления Герма­нии и ее союзникам. Поэтому попробуем рассказать о малоизвестных фактах, связанных с самым кровавым и масштабным военным противостоянием в истории человечества, без какой-либо идео­логической ретуши и политического подтекста. И которые дадут возможность как можно лучше сравнить события, происходившие в других славянских странах в 1939—1945 годах.

Итак, Вторая мировая война и славянский мир...

Бытует мнение, что Вторая мировая война началась 1 сентяб­ря 1939 года нападением Германии на Польшу. Конечно же, это не совсем правильное утверждение, потому что была еще брутальная оккупация Подкарпатс­кой Руси (Закарпатья) сателлитом Герма­нии Венгрией в марте 1939 года. Но именно агрессия Гитлера против Польши вызвала, наконец какую-то реакцию у западных государств. До тех пор нацизм фактически беспрепятственно перекраивал карту Европы. Так, еще до сентябрьских событий 1939 года мишенью Гитлера стала Чехословакия. Ее оккупации предшествовал целый ряд дипломатических и политических событий, описывать которые можно бесконечно долго, поэтому остановимся лишь на самых важных.

15 марта 1939 года немецкие части по плану «Грюн» перешли немецко-чехословацкую границу. Чехословакия за считанные часы перестала существовать, но оккупирована она была не вся. Еще до вышеупомянутых событий 17 октября 1938 года «наци номер два» Герман Геринг принял словацкую делегацию, состоящую из нескольких членов правительства и лидера немецкого меньшинства в Словакии Франца Кармазина. Во время переговоров было достигнуто соглашение о том, что словацкое правительство должно поддержать оккупацию чешских земель в обмен на гарантирование со стороны Германии провозглашения словацкого государства. В свою очередь Геринг убедил Гитлера, что независимая Слова­кия крайне необходима Германии, поскольку, гарантируя ее независимость, можно использовать ресурсный потенциал этой страны, ее территорию для размещения авиабаз…

После введения частей вермахта в Прагу и другие чешские города парламент в Братиславе принял решение о выходе из федерации с Чехией и провозгласил независимость Словакии. Правда, новорожденному пасынку Гит­лера надо было поделиться своими территориями с союзником Германии Венгрией — южными районами, где проживали в основном венгры, и Закарпатьем.

Собственно Чехию, или, как она потом стала называться по воле Гитлера, Протекторат Боге­мии и Моравии, постигла не такая условно «щадящая», как Словакию, судьба. Почти сразу после образования протектората любые признаки автономии и суверенитета были уничтожены, а управление возложено на имперского протектора, назначаемого в Берлине. Конечно фактическая оккупация вызвала протесты в чешском обществе, заложив основы создания организованного Движения сопротивления. Наибо­лее активно немцам противостояла молодежь, в частности, студенчество.

Украинским студентам, которые, как правило, с размахом празднуют День студента 17 ноября, интересно будет узнать, что именно в этот день 1939 года чешские студенты вышли на акции протеста против немецкой оккупации. Наци отреагировали на эти выступления крайне жестко. В тот день были убиты десять студентов и арестовано свыше тысячи студентов и преподавателей. Жестокое подавление молодежного выступления вызвало еще более сильное противодействие. Антинацистские демонстрации состоялись в годовщину сож­жения Яна Гуса и во время перезахоронения в Праге чешского поэта Карела Гинека Махи. Забас­товки и выступления на протяжении всего периода немецкой оккупации Чехии проходили на многочисленных предприятиях, приисках, железной дороге и т.п., а к открытому вооруженному противостоянию немецкому господству прибегли разнополярные политические течения — как национал-демократы, так и коммунисты.

Конечно, репрессивная машина отреагировала мгновенно и крайне жестоко, проводя карательные мероприятия и операции. Одна из самых массовых по количеству арестованных акция «тюремная решетка» проводилась в мае 1939 года, когда было арестовано 4639 человек.

Но самым жестоким актом все же было уничтожение чешского села Лидице вместе со всеми его жителями. Так нацисты отомстили за убийство 29 мая 1942 года имперского протектора Рейнхарда Гейдриха чешскими патриотами Яном Кубишем и Йозефом Габчиком, посланными лондонским эмигрантским правительством Чехословакии.

Движение сопротивления в Словакии в основном имело общие черты с чешским. Правда, не на первом этапе Второй мировой войны, поскольку в первый год существования независимой Словакии большинство населения все же поддерживало новую власть, в частности и потому, что влиятельная, политизированная католическая церковь (70% словаков исповедуют католицизм) прямо задекларировала свою поддержку лидеру Словакии Йозефу Тисо. Поэтому Словакию 1939—1945 гг. смело можно назвать националистически-клерикальным государством. Впрочем, уже к концу 1940 года в Словакии наблюдалось разочарование новой властью, в частности из-за всестороннего экономического, политического и военного давления Германии, преобразования Словакии в сырьевой придаток, а словацкой армии — в пушечное мясо для немецких военных кампаний.

С 1943 года Движение сопротивления в Словакии уже представляло собой разнообразную политическую и организационную палитру. Как и в Чехии, в нем принимали участие коммунисты, демократы и националисты, рабочие и молодежь. Кульминацией этой борьбы большинство историков считают Словацкое национальное восстание 1944 года, подготовленное, в основном, коммунистами при содействии Кремля. Слабая поддержка населения, недостаточная подготовка восстания и превосходство сил вермахта позволили немцам достичь пирровой победы. Словакия оказалась под полной оккупацией Германии, впрочем, — ненадолго.

Довольно похожей была ситуация и у Болгарии — главного союзника Третьего рейха на Балканах. Накануне событий Второй мировой там во главе с царем Борисом ІІІ господствовал консервативно-монархический режим, который советская историография называет не иначе, как «монархо-фашистским».

Этот «монархо-фашизм», правда, в преддверие войны еще решал, к кому напроситься в союзники. Рассматривался, в том числе, и вариант сотрудничества с СССР. Но, взвесив все «за» и «против», и фактически узурпировав власть путем роспуска парламента и кабинета Георгия Кесейванова, царь Борис ІІІ решил остановиться на Германии. Именно она была единственным генератором тех тенденций в европейской политике, от реализации которых Болгария объективно могла ожидать осуществления своих ревизионистских стремлений: возврат Румынией южной части Добруджи, Грецией — выхода к Эгейскому морю и Сербией — Вардарской Македонии.

Поскольку царя поддерживали только национал-консервативные силы, оппозиция его режиму состояла из нескольких организаций различной идеологической направленности: левой Болгарс­кой рабочей партии, Болгарского земледельческого народного союза, левых социалистов и деятелей политической партии «Звено». На первых порах действия этих политических сил сводились к саботажу, антиправительственной пропаганде и т.п. Коммунисты же в лице БРП действовали, практически как пятая колонна Кремля — собирали и посылали в Москву шифры генерального штаба Болгарии, карты укреплений, военных баз… 17 июля 1942 года нелегальная радиостанция имени Христо Ботева передала заявление о создании Отечественного фронта (ОФ) — своеобразного альянса ряда политических группировок Болгарии. Вскоре большинство партизанских и подпольных формирований были объединены вокруг ОФ в единую силу — Народно-осво­бо­дительную повстанческую армию (НОПА). Она значительно активизировалась летом 1943 го­да, проводя диверсии в городах, на железных дорогах, других стратегических объектах. Усилило деятельность НОПА и массовое недовольство болгар войной. Хотя, следует отметить, против СССР Болгария не воевала: болгары лишь выполняли полицейские функции в Македонии и северо-восточной Греции. Еще больше заострила ситуацию в государстве внезапная смерть царя Бориса ІІІ в августе 1943 года. Болгария погрузилась в глубокий политический кризис.

Соседняя с нами Польша сполна ощутила на себе все «прелести» нацистского «нового порядка». Конечно, и реакция поляков на оккупацию их родины была адекватной. Украинцам так или иначе знакомы названия главных польских повстанческих формирований — Армии Крайо­вой и Армии Людовой, поэтому, обращаясь к характеристике Дви­жения сопротивления в Поль­ше, следует остановиться на тех военно-политических формированиях и организациях, которые, к сожалению, мало освещены в оте­чественной историографии.

Польша была едва ли не единственной страной, в которой в годы войны действовало ярко выраженное крестьянское освободительное движение. Так, приблизительно с середины 1940 года в сельской местности начали формироваться «Батальоны хлопски» (БХ). В них вступало преимущественно сельское население, в больших городах боевых единиц БХ не было. До 1944 года в рядах БХ насчитывалось около 160 тысяч членов, что делало БХ второй по величине польской подпольной организацией после АК. Основная цель БХ – защита польского сельского населения от террора оккупантов и экономической эксплуатации. К наиболее значительным акциям БХ принадлежит борьба против пацификации Замостского восстания в 1942—1943 гг., битвы под Войдой и Заборечным под командованием Францишека Бартломовича.

Еще следует остановиться на армии Владислава Андерса, или же II Польском корпусе. Армия формировалась из польских военнопленных на территории СССР в 1941—1942 гг. после подписания договора между советским и польским эмиграционным правительством. По замыслу Кремля, она должна была насчитывать до 100 тысяч человек (шесть дивизий), дислоцироваться в Средней Азии и быть использованной как пушечное мясо на восточном фронте. Польское же правительство в изгнании во главе с В.Сикорским видело в ней костяк будущей польской армии. Но ни планам Сикорского, ни планам Сталина не суждено было осуществиться. Армия Андерса, чтобы угодить Черчиллю, была переведена из Средней Азии в Иран — защищать британские неф­тяные месторождения. Эти части стали фактически подразделением британской армии. Они защищали ее интересы на Ближ­нем Востоке, в Италии (известна битва за Монтекассино), так и не приняв участие в освобождении своей родины.

Останавливаясь на Югосла­вии, заметим, что она была миниатюрной копией СССР, на территории которой Гитлер проводил свой эксперимент, чтобы потом попытаться воплотить его на территориях Советского Союза и на народах, его населявших. Речь идет о той общественно-политической ситуации, которая воцарилась в Югославии. Королевство было разделено на зоны влияния, отдельным ее народам была предоставлена марионеточная независимость (о которой подумывал, но так и не воплотил в жизнь Гитлер относительно Украины).

В отличие от Болгарии, где царь сумел сконцентрировать в своих руках всю власть и единолично принимал решения, в частности, относительно участия страны в войне и в выборе союзников, в Югославии такая попытка консервативных кругов во главе с регентом Павлом потерпела крах. 27 марта 1941 г. группа офицеров совершила переворот. Новая власть во главе с королем Петром ІІ отказалась от сотрудничества с Гитлером и видела своим союзником Лондон. Гитлер не терял времени, понимая, что даже нейтральная Югославия будет бочкой с порохом под боком у стран «оси». За считанные дни в начале апреля страна была оккупирована и разделена на зоны влияния. Уже 10 апреля, планируя заручиться поддержкой народов Югославии и разыгрывая карту «оккупанта Сербии», нацисты, с легкой руки Гитлера, при­ветствовали создание Не­зависимого государства Хорва­тия (НГХ). Властный олимп в НГХ заняли хорватские националисты — усташи во главе с Анте Павеличем. Они задекларировали поддержку национал-социалистической Германии и присоединились к Антикомин­терновскому пакту.

В планах Гитлера было создание и других национальных государств на руинах бывшей Юго­славии, в том числе и Сербии, но этим планам помешала социальная нестабильность в регионе: почти сразу со вступлением частей вермахта и его союзников на земли королевства на всей без исключения территории Югославии развернулось массовое Движение сопротивления. Балканы превратились в сплошную этническую мясорубку. Усташи устроили настоящую охоту на этнических сербов и мусульман на территориях НГХ, в свою очередь четники (сербские националисты) осуществляли террор против хорватского населения. В Черногории действовало собственное националистическое подполье — билаши, которые, иногда сотрудничали даже с противоестественными союзниками — коммунистами.

Партизанское движение в Югославии в течение 1941— 1944 гг. приобрело такой размах, что какое-то время (осенью 1941 года) партизанские отряды, в основном ориентированные на Коммунистическую партию Югославии (КПЮ), контролировали целые районы в оккупированной Сербии и сумели провозгласить там Ужицкую республику.

Коммунистическое движение сопротивления в Югославии было представлено уже упоминавшейся КПЮ и ее народно-освободительными комитетами, а также Народно-осво­бодительной армией. Коммунисты в определенный период прибегали к сотрудничеству и с националистическими формированиями, и с демократическим лагерем. По инициативе КПЮ 27 ноября 1942 года был создан аналог временного коммунистического правительства Юго­славии — Анти­фа­шистское вече народного освобождения Югославии (АВНОЮ). Вскоре АВНОЮ провозгласило курс на социалистическое будущее поствоенной Югославии и ее федеративное устройство. Это не устраивало ни югославское правительство в эмиграции, ни национал-демократический лагерь в самой Югославии. Впро­чем, как мы видим на примере других славянских стран, коммунисты, заручившись поддержкой СССР на Тегеранской конференции, смогли занять видное место в общественно-политической жизни Югославии.

Интересная тенденция начала складываться приблизительно со второй половины 1944 года, когда страны «оси» стали терпеть поражение за поражением. Происходила рокировка оккупантов — на смену нацистам приходили советские войска и их марионеточные правительства во главе с коммунистами.

Едва ли не первой такая судьба постигла Польшу. 21 июля 1944 года по воле Сталина и, естественно, без согласия союзников и тем более эмигрантского правительства Польши в городе Хелм (Холм) был создан Польский комитет национального освобождения из представителей левых партий. В дальнейшем этот комитет по месту дислокации получил название Люблинского и стал исполнять функции временного правительства Польши. Лондонс­кое правительство в эмиграции во главе со Станиславом Мико­лайчиком понимало всю критичность ситуации. Вашингтон и Лондон фактически умывали руки, и поэтому оно попробовало пойти ва-банк: Делегатуре правительства и всем его военным формированиям, которые вели борьбу за независимость Польши, прежде всего Армии Крайовой, приказывалось с приближением советских частей к стратегическим и крупным населенным пунктам опережать части Красной Армии, освобождать эти объекты и как можно скорее устанавливать на этих территориях польскую власть, полностью лояльную правительству в изгнании. Но СССР не был бы империей зла, если бы не сумел надежно зажать постоккупационную Польшу в свои тоталитарные тиски. Дело в том, что когда АК начала бои за Варшаву, а подконтрольное Делегатуре подполье — восстание в столице Польши, Сталин неожиданно дал приказ прекратить наступление на Варшаву. Кремль занял выжидательную позицию во время развертывания Варшавского восстания. По данным генштаба СССР, поляки значительно переоценили свои возможности, и в разгар военных действий за Варшаву уже было ясно, что польская сторона потерпит поражение, что, собственно, и случилось. После этого, в середине октября, советские войска двинулись в сторону Варшавы и 14 октября завладели ее пригородом — Прагой. Дальше ситуация разворачивалась по советскому сценарию — подконт­рольная левым Армия Людова вместе с Войском Польским и советскими частями до конца января 1945 года освободили от нацистов всю территорию Польши (в границах до 1939 года), и над Вислой снова стало развеваться бело-красное знамя, но уже с коммунистическим оттенком.

В Чехии и Словакии, которые после войны снова сшили коммунистическими нитками, до подхода советской армии уже разворачивалось мощное антинацистское движение сопротивления. В основном в нем принимали участие боевые отряды коммунистических партий Словакии и Чехосло­вакии — «Сталин», «Ян Гус» и другие. В начале 1945 года вследст­вие наступления Красной Армии большая часть территории Словакии была освобождена. А вот территория Чехии была очищена от нацистов лишь в середине мая, то есть уже после официальной капитуляции Германии.

Болгария избежала прямой советской интервенции, но ей не удалось выбраться из трясины коммунизма и оков будущего социалистического лагеря. Хаос, господствующий в государстве, вызванный внезапной и загадочной смертью Бориса ІІІ, был подогрет еще левыми радикалами из Отечественного фронта. Восполь­зовавшись бездеятельностью либералов и раздором в рядах правых, Болгарская рабочая партия, ориентируясь на Кремль, начала формировать свое собственное правительство. 24 августа 1944 го­да ее делегация встретилась с главой правительства И.Багря­новым и предложила ему немедленно передать власть Отечественному фронту. Багрянов нашел в себе силы отказать коммунистам, но их не хватило для ареста левой делегации. Он понял, что арест делегации приведет к революции в Болгарии. Но было уже поздно.

С конца августа активизировались партизанские отряды, а в городах проходили бурные демонстрации, перерастающие в беспорядки и столкновения с полицией. Масла в огонь подбрасывали систематические бомбардировки страны авиацией союзников, а последним гвоздем в гроб национальной власти в Болгарии стало объявление СССР войны Болга­рии 5 сентября 1944 года. Части советской армии подошли к румыно-болгарской границе. 8 сентября правящие круги Болгарии вынуждены были передать власть Отечественному фронту, тем более что восстание в Софии не оставляло им другого выбора. Утром 9 сентября новый премьер Кимон Георгиев по радио объявил, что народное восстание победило, и власть перешла к Отечественному фронту.

Подводя итоги, сделаем некоторые выводы. Движение сопротивления на территориях славянского мира в течение Второй мировой войны представляет собой габаритный исторический багаж, полный интересных и малоизвестных фактов, событий, персоналий, которых мы не встретим в обычном учебнике истории — не имеет значения школьном или университетском (относительно последнего можно сказать — практически не встретим). Это время богато событиями, которые стали бы неплохой основой для ряда документальных и художественных фильмов о Второй мировой, но оставим этот хлеб научным сотрудникам, диссертантам, учителям и режиссерам.

Следовательно, как видим, Движение сопротивления в славянских странах, с одной стороны, имело общие корни, методы и задачи, а с другой — довольно сильно отличалось. Например, оппозиция против режима И.Тисо в Словакии или против царя Бориса ІІІ в Болгарии не ставили своей целью объявление этими государствами войны Третьему рейху и сотрудничество с Антигитлеровской коалицией, а только настаивали на нейтралитете этих государств.

Проведя компаративистский анализ Движения сопротивления в славянских странах, можно проследить и очень похожие моменты в украинской истории того периода и провести исторические параллели: например: четники — УПА, усташи — АК, проект «независимая Словакия» — неудачный проект «бандеровская Украина»...

Впрочем, выводы из прочитанного каждый сделает сам, ведь целью этой статьи было не изменить взгляды читателя, а только представить незаангажированную иллюстрацию действительного положения, которое было на территориях Центральной и Юго-Восточной Европы в 1939—1945 годах.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно