Призывные звуки серебряных труб, или Украинские СМИ во время кризиса

13 марта, 2009, 14:07 Распечатать

Люди не только верят в обман, когда он доставляет им мимолетные удовольствия. Они хотят обмана, на который сами охотно соглашаются...

Люди не только верят в обман, когда он доставляет им мимолетные удовольствия. Они хотят обмана, на который сами охотно соглашаются.

Теодор Адорно. «Критика культуры и общество»

Сначала о «голом короле». Украинское общество — не в состоянии кризиса. В нем — экономика, банковский сектор и управленческая вертикаль. Ленинская мечта о кухарках, дорвавшихся до управления государством, сбылась, но весьма парадоксальным образом.

А находится наше общество в состоянии прогрессирующей массовой истерии. Поскольку государство от общества давно сбежало, то вполне справедливые народные сетования, преломляемые в украинских СМИ, очень напоминают жалобы оставленных без ханского внимания наложниц. (Истеричность не следует путать со стервозностью, это все же неосознанное болезненное состояние. Но на практике никому от этого не легче.)

Время наше напоминает чем-то горбачевскую перестройку. Тогда ретивые комсомольцы и комсомолки делали вид, что борются с привилегиями аппаратчиков, на самом деле воруя у них деньги, создавая на эти деньги банки и фарцуя друг с другом отнятыми привилегиями. А глупые идеалисты в это время создавали общественные движения и бегали по митингам и демонстрациям.

Почему уместно говорить об истерии общества?

Во-первых, этимология слова «гистер» говорит о синдроме дефицита, так сказать, активного внимания. И когда государство рабочих и крестьян принуждало свое общество к сношению с ним, обществу это не нравилось. А вот забило на него государство, потому что само стало частью обществ рублевской России, куршавельской Европы и долларовых США… Тут Украина огорчилась. «Балованная ваша Галя», наверное?

Во-вторых, истерия, как любят повторять врачи, великая притворщица. Любой симптом от стигматов до поноса может изобразить. Причем — при полном отсутствии святости и геморроя.

В-третьих и в главных. Прессе все это очень по-мазохистски нравится. Она все чаще тиражирует обвинения о нарушении СМИ правовых и этических норм. И демократически множит призывы об ужесточении контроля над собой. Может, именно ТВ и пресса являются источником нравственных, социально-экономических проблем Украины?

В сложившихся кризисных украинских реалиях ни одно СМИ уже не в состоянии быть экономически независимым. А значит, не в состоянии быть независимым в какой-либо иной форме.

В странах открытой экономики соотношение объема рекламы (в деньгах) в печатных и электронных (ТВ и радио) СМИ составляет от 0,5:1 до 1,2:1. Вряд ли кто-то в состоянии всерьез проанализировать объем рекламного рынка в Украине с цифрами и именами без ущерба для собственного здоровья. В условиях экономического кризиса эта ниша закроется от любопытных еще больше. Остается принимать скрытые дотации в обмен на лояльность, публиковать «сливы» и компроматы или заниматься вымогательством. Вот отсюда и берет начало процесс нравственного разложения и падения украинского ТВ и прессы в следующих аспектах — экономическом, политическом, моральном и профессиональном. Об этом наши СМИ много и с удовольствием писали. Разумеется, никогда не подразумевая свое собственное издание.

Истериками легче манипулировать. Они гораздо более внушаемы, о чем всегда знали факиры, эстрадные гипнотизеры и политики. Сегодня истерическому украинскому обществу представителями государства навязывается очень опасное представление о роли и месте прессы. Она рассматривается как исключительно коварный инструмент манипулирования, профанации и черного пиара. Происходит это потому, что рынок влияния политиков наконец-то начал сдуваться.

Есть классическая работа Мейера «Модель влияния и газетный бизнес». Пресса производит два разных типа влияния: социальное (не должно быть предметом продажи) и коммерческое (которое продается через рекламу). Схема для СМИ: качественная журналистика увеличивает социальную влиятельность, что привлекает больше читателей-зрителей и/или увеличивает доверие, а это привлекает рекламодателей.

Но если под угрозой сама возможность влиять, если рушится модель влияния? В Украине происходит именно это. Пресса выставила свое социальное влияние, состоящее из морального капитала, накопленного в 2004—2008 годах на продажу. Общественная реакция в виде отказа в доверии не замедлила сказаться. Этот показатель снизился.

А другой возрос. Массовое сознание почти достигло порога насыщения информационными раздражителями. Но вместо ожидаемого политиками общественного сомнамбулизма, то есть поведения лунатиков, получаем либо острый реактивный психоз (физическую агрессию, бунт), либо каталепсию (восковую безвольную податливость). Основная роль здесь принадлежит ТВ, претендующему на то, чтобы стать основным социальным институтом общества.

Влияние ТВ (а за ним и остальных СМИ) состоит не столько в передаче специфических установок и мнений, сколько в их культивации. Эта концепция была разработана и экспериментально подтверждена Дж.Герб­нером в средине 70-х годов. Прак­тический вывод для нас — благодаря истероидным СМИ люди воспринимают окружающий мир гораздо более угрожающим, чем он есть на самом деле. Позднейшие исследователи эффекта культивации (Микель, 2002) установили, что основные эмоции, которые возникают у получателя информации от таких СМИ, — презрение, ярость и отвращение.

Украинские СМИ, безусловно, несут значительную часть ответственности за возникновение и поддержку состояния массовой истерии в обществе. Редкие исключения, вроде «Территории позитива» на «плюсах», скорее говорят о гетто добрых намерений, чем об экспансии доброжелательности. Это в то время, как СМИ по определению (Фейшбах, 2000) рассчитывают на объединение наблюдателя с наблюдаемым, выработку общего чувства субъекта и объекта при социальном взаимодействии (эмпатию)…

Но отвлечемся от скучной науки в пользу веселой метафоры гарема. Чем примечательны были евнухи, кроме общеизвестных изменений в массе тела и тональности вокала? Да тем, что все остальные физиологические функции у них присутствовали к тихой радости обездоленных роксолан. Султаны об этом то ли не догадывались, то ли закрывали глаза. Некоторые спохватывались. И тогда евнухам приходилось носить в складках тюрбана специальную серебряную трубочку для отправления малой нужды. Но зато это были уж очень доверенные евнухи, вхожие во все кабинеты и секретариаты.

Конечно, они многое знали. И в отсутствие султана и визиря становились источником будоражащей воображение, но бесполезной информации. Поэтому интерес к ним, как и уровень доверия, падал.

От этого тоже есть несомненная польза. Когда наложницы не могут больше тупо положиться на мнение или рекомендацию безяйцевых «смотрящих», их мозг наконец-то просыпается. Но это в том случае, если у них осталось чувст­во собственного достоинства.

В противном случае все когнитивные процессы украинское общество превратит в обыкновенное информационное потреблядство, которое описал немецкий философ Адорно: «Они судорожно закрывают глаза и одобряют, унижая себя, то что с ними происходит, и о чем они знают, зачем это показывают. Не сознаваясь себе в этом, они считают, что их жизнь станет невыносимой, если они перестанут цепляться за удовольст­вия, которые на самом деле удовольст­виями не являются».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно