ОТКУДА ЕСТЬ ПОШЕЛ ТРАМВАЙ

1 февраля, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск №4, 1 февраля-8 февраля

Осознать значение для человечества электроэнергии полностью не удастся никому. Даже при временно...

Аполлон Пироцкий
Аполлон Пироцкий

Осознать значение для человечества электроэнергии полностью не удастся никому. Даже при временном отключении из-за стихийных бедствий или за неуплату чувствуется дискомфорт: не работают телевизоры, холодильники, электронагреватели, стиральные машины и насосы, между этажами застревают лифты и останавливаются поезда, выключаются светофоры и замолкают телефоны... И мало кто представляет, что чуть больше ста лет назад во многих странах изобретатели бились над проблемами: как передать «гальваническую» энергию на расстояние в несколько миль, верст, километров, как приспособить ее передвигать и поднимать грузы, а еще и освещать улицы... В славной когорте познающих и укрощающих электричество были и наши соотечественники. Один из них — Аполлон Федорович Пироцкий.

Начало военной карьеры

25 февраля 1845 г. в семье штабс-лекаря помещика Лохвицкого уезда Полтавской губернии Аполлона Пироцкого родился сын Федор.

С дедов-прадедов были Пироцкие вольными казаками или служили в государевом войске, поэтому и 18-летний Федор оказался в специальных классах Константиновского кадетского военного училища. Через два года портупей-юнкер Ф.Пироцкий уже учился в старшем классе Михайловского артиллерийского училища в Петербурге. (Тут необходимо сказать об одной канцелярской ошибке, которая намного позже сыграла роковую роль в его жизни. В училище Пироцкий был «переименован» в Пероцкого и дальше в служебных документах, в том числе в приказах, он проходит как Пероцкий.)

8 августа 1866 года Пероцкий (точнее, Пироцкий) был «выпущен подпоручиком с назначением в Киевскую крепостную артиллерию». Ему завидовали товарищи, получившие направления в отдаленные уголки Российской империи: «Еще бы — будет Федор служить в губернском городе. Есть где разгуляться». Но Пироцкий уже «заразился» электричеством и его волновало только одно — сможет ли он опробовать свои идеи.

Киевская крепость строилась уже больше тридцати лет, и если для саперов здесь было какое-то занятие, то артиллеристам негде было даже проводить стрельбы. Ни углубить знания, полученные в училище, ни удовлетворить интерес к электричеству Пироцкий не мог. Впрочем, в таком же положении оказался и подпоручик саперного батальона Павел Николаевич Яблочков, который тогда приехал в Киев после окончания Николаевского инженерного училища (в Петербурге).

Диалоги на Александровском спуске

Владимирский спуск соединяет Хрещатую долину с Подолом по склону Михайловской горки. В начале XIX в. это была единственная в Киеве мощеная улица, потому и получившая название Мостовой. С 1869 г. спуск стал частью Александровской улицы (Большой Александровской), которая пролегла от Арсенала на Печерске до Контрактовой площади на Подоле. Именно эту прямую трассу к центру города выбирали для прогулок офицеры Печерской крепости, проходя через закрытый для простых обывателей Царский сад. Пироцкий и Яблочков прогуливались, беседовали. Чаще всего их диалоги напоминали тот метод решения задач, который сейчас называют мозговым штурмом:

— Мне кажется, господин поручик, если цивилизация будет развиваться по теперешнему пути, в городах невозможно будет жить. Посмотрите, телег и карет нужно все больше и больше. За лошадьми и сейчас не успевают убирать. С мостовыми проблема — даже гранитное покрытие истирается подковами и железными ободьями.

— Вы правы, господин Пироцкий. К этой мрачной картине могу еще добавить темноту. Хоть факел носи по ночам. Но что вы предлагаете, в чем спасение этой грязной цивилизации?

— Полагаю, спасение в электричестве, точнее, в электрической тяге. Помните лодку Якоби на Неве?

— Слыхал. Но там была гальваническая батарея, надолго ли ее хватило? Да и дорогое удовольствие возить такое сооружение в каждой телеге.

— Телегу я и не предлагаю. Должна быть карета с электрическим мотором того же Якоби, а еще лучше вагон на рельсах, как поезд. Электричество дадут генераторы, что будут вращаться от мельниц водяных, а от них — по проводам к рельсам, а там уже и до мотора близко. Вот фонарь, откуда там газ? По трубе со станции, что где-то вдалеке или рядом. А силу воды тоже можно передать по проводам, чем больше сила, тем толще провод. Ведь работает же проводной телеграф.

— И не только телеграф. Еще до войны Шиллинг занимался гальваническими минами. Капитан Оскар Петрович Патон и его отряд устанавливал мины на Балтике, у Кронштадта и Риги, под водой. К минам, вместо бикфордова шнура, — проводки от батареи. Над миной поплавок — обозначено место. Английская эскадра, что шла на Кронштадт, повернула назад, когда точно под флагманом и еще одним кораблем взорвались эти мины. Понимаете, как только корабль подходил к поплавку, на берегу замыкали цепь. О панике из-за невиданного оружия писал английский адмирал... Впрочем, команду Шиллинга после войны, после падения Севастополя, расформировали — напуганные победители потребовали.

— Но в кабинетах наверняка что-то осталось. И опыты, и мысль невозможно запретить. Проситься надобно в Петербург, с коллегами работать, господин Яблочков.

— Нет, поручик, на армейской службе много не наработаешь. Да и не известно куда пошлют. Согласитесь, для мысли и опытов свобода нужна. В отставку уволюсь — и в Москву. Думаю, что найду там сотоварищей.

— А жить на что будете? Деньги нужны и на эксперименты, и на проживание, — возразил Пироцкий.

— Я думал об этом. Займу в долг, возьму патенты, компанию открою, доход получать буду, — поделился планами Яблочков. — Электричество — дело перспективное.

— А я хочу вернуться в училище. Изучу опыт физиков и возьмусь за собственные поиски. Все-таки должен быть выход — гальванический ток нужно передавать всюду.

П.Яблочкову повезло первому — в декабре 1867 года он вышел в отставку в связи с болезнью и выехал из Киева. (Он поселится в Москве, будет сотрудничать с другими электротехниками, бедствовать, сбежит из долговой тюрьмы в Париж, куда и привезет принципиально новую электродуговую лампу, осветившую многие города Европы, дворец шаха Ирана и короля Камбоджи, с триумфом миллионером вернется в Россию и умрет в нищете. Но это другая история.)

Кадровый артиллерист — изобретатель

Только в 1869 г., после настойчивых хлопот Пироцкого приняли в Михайловское артиллерийское училище (академию) на строевой факультет. Но к этому времени из академии уже ушли почти все выдающиеся ученые-изобретатели в области электротехники, и основное внимание здесь уделяли организационно-технологическим проблемам изготовления. Через два года, после окончания курса, Пироцкого назначили ревизором в Артиллерийское управление. На занятия электричеством оставалось только надеяться.

Но избавиться от стремления к творчеству невозможно. Досконально ознакомившись с состоянием производства пушек, Пироцкий разработал особую систему металлургических печей с тройными стенками, благодаря чему значительно уменьшился расход топлива при плавке металла . Одновременно была предложена и новая система комнатных печей. Предложения артиллериста долго изучали и... отклонили. Однако Пироцкий все-таки вышел на «электрическую тропу». Изучая отчеты артиллерийских полигонов, он обнаружил на плане Белкового поля в Петербурге башню для прожектора, а на расстоянии 83 сажен — простейший генератор тока. Электроэнергия от него передавалась по двум проводам. Впрочем, проку от этого оборудования было мало, так как провода оказались слишком тонкими, а источник слабосильный. Идея же Пироцкого состояла в передаче «силы падающей воды», вращающей колеса, подобные мельничным и соединенные с генератором. Мощный генератор системы Якоби, основанной на принципе притяжения и отталкивания, изобретатель усовершенствовал и начал эксперименты по передаче энергии по достаточно толстому проводу, подвешенному на изоляторах на столбах. Опыты удались. Пироцкий продолжил во внерабочее время совершенствовать систему получения, передачи и превращения электричества в механическую работу, приспособив для исследований заброшенную железнодорожную ветку длиной 3,5 версты вблизи Петербургского порта.

В 1876 г. артиллерист- изобретатель опубликовал результаты опытов в «Инженерном журнале» и разослал его многим физикам и электротехникам. Его наблюдения и идеи подтолкнули коллег к работам в этом направлении, и не только в России. Представитель фирмы «Сименс и Гальске» немедленно отправили статью своему руководству в Германию. И вскоре на Берлинской промышленной выставке демонстрировалась возможность передачи электроэнергии по рельсам для движения вагончиков — ток подводился по специальному среднему рельсу и двум крайним.

Дальнейшие исследования Ф.Пироцкий продолжал вместе с крупным физиком Владимиром Чиколевым. 12 апреля 1880 г. на первой в мире специальной электротехнической выставке в Петербурге Пироцкий демонстрировал свои проекты и сделал доклад «Передача силы на любое расстояние с помощью гальванического тока (проводники — рельсы и провод)», в том числе и для движения поездов. Расчеты выполнил известный физик профессор Дмитрий Лачинов. (Через год с подобным докладом в Париже выступил Д.Депре. Именно на «открытие» Депре обратил внимание Ф.Энгельс, говоря о технических, экономических и социальных последствиях подобных открытий. Интересно, что почти за полвека до того о подобных последствиях изобретений в области транспорта и энергетики написал Т.Шевченко.) Карл Сименс тщательно изучил экспонаты Пироцкого, перечертил схемы и задал ему множество вопросов. Через полгода в Берлине его старший брат Вернер Сименс выступил с докладом «Динамо-электрическая машина и применение ее на железных дорогах». В 1881г. их фирма начала изготавливать вагоны, конструкция которых совпадала с проектом Пироцкого.

А в это время Пироцкий успешно реализовывал свои идеи собственными силами. Все лето 1880 года он переделывал один из вагонов конной железной дороги, подвесив к раме электродвигатель и редуктор, вращение от которых передавалось колесам. Рядом с линией конки была построена небольшая электростанция. 22 августа впервые не только в России, а во всем мире «был двинут» (как писали в газетах) настоящий двухъярусный вагон. Он стал первым в мире моторным трамвайным вагоном. Испытания и одновременно демонстрация вагона, движущегося без упряжки, продолжались почти весь сентябрь, привлекая внимание специалистов и простой публики, вызывая отклики газет и протесты владельцев конок.

Для совершенствования конструкции трамвая у Пироцкого не было средств. Его идеи были подхвачены за рубежом и в России достаточно мощными фирмами и состоятельными предпринимателями. «Электрическая конка» из разряда курьезов переходила в крайне необходимый вид транспорта.

Справедливости ради следует все же сказать, что военное начальство несколько раз брало на себя некоторые расходы на эксперименты с электричеством. В 1881 г. Пироцкий проложил подземную линию, по которой передал электроэнергию от пушечной мастерской до Технической артиллерийской школы. Успех этого проекта подтолкнул власти Петербурга к строительству центральной электростанции. Продолжая работать над другими своими идеями, Пироцкий в начале 1880 г. предложил несколько конструкций усовершенствованных металлургических и домашних печей, а также печей для выпечки хлеба. В развитии телеграфа также есть определенный вклад артиллериста-изобретателя.

Трамваи из Коломны — первые в Киеве
и вообще в России

Транспортная проблема возникла перед Киевской городской управой намного раньше, чем полагал Пироцкий, поднимаясь с Яблочковым по грязной дороге на Печерск. С конца 1860 годов интенсивно развиваются промышленные окраины города, расширяются базары, открываются лавки, магазины, гостиницы. Киев становится большим железнодорожным узлом. Первое предложение проложить конные железные дороги — конки — по улицам города поступило от компании киевских помещиков во главе с Корчак-Сивицким в 1869 году. Но только в 1886 году, когда конки уже действовали в Петербурге, Москве, Одессе, Харькове, Тбилиси, Киевская управа объявила конкурс на строительство конной железной дороги. Победил проект известного инженера и предпринимателя Аманда Струве. Ему, выпускнику Николаевского инженерного училища в Петербурге, не было еще и 30 лет, когда он построил мосты через Москву-реку и Оку в Коломне, затем рядом — в Серпухове, и сразу же — наибольший в Европе железнодорожный мост через Днепр в Киеве.

30 июля 1891 г. было открыто движение по конной железной дороге, которая пролегла по улице Жандармской до Демеевки, а уже в августе эту линию продолжили до начала Крещатика. Продолжая кипучую деятельность в Киеве, Струве уже в следующем году пустил в эксплуатацию новые линии: от Крещатика до Львовской площади, от Крещатика до Кадетского шоссе, по Кирилловской улице. Однако четверки коней и дымящие, грохочущие паровички медленно, с трудом втаскивали на гору вагоны.

Но еще в апреле 1890 года Струве подал в Киевскую управу заявление о необходимости применить для «конки» электрическую тягу. Против этой идеи восстало почтово-телеграфное ведомство, утверждая, что «течение электричества по контактному проводу и рельсам будет мешать работе телеграфа и телефона». Тем временем на своем заводе в Коломне, построенном для изготовления мостовых металлоконструкций, вагонов и паровозов, Струве организовал проектирование и изготовление электрических конок-трамваев. В Киеве же 1891 г. на самом крутом участке Александровской улицы длиной в 1,5 км между Царской и Нижней площадями развернулось строительство трамвайной линии. Точно на той самой тележной тропе, по которой недавно ходил Пироцкий, укладывали рельсы, ставили столбы, строили электростанцию.

2 мая 1892 г. в Киев из Коломны прибыли два моторных вагона; 9 мая газета «Киевлянин» сообщила: «Состоялась пробная поездка электрического вагона на Александровской горе до Нижней площади... Вагон шел вверх и вниз по крутой горе вполне удовлетворительно и мог останавливаться без всяких затруднений в разных пунктах уклона». 2 (14) июня 1892 г. на этой линии было открыто первое в России регулярное трамвайное движение. Все та же газета «Киевлянин» отметила: «Вагоны переполнены публикой, кстати, многие пассажиры ездят по нескольку раз вверх и вниз, интересуясь этой важной для Киева новостью». В 1893 г. трамвайная линия была продолжена до Печерска (улицы Левашовской); в 1894—1898 гг. — по Владимирской и Караваевской улицам и между Лукьяновской и Сырцом; в 1896г. — по Мариинско-Благовещенской улице через Галицкую площадь на Сенную площадь; в 1899 — от Бессарабки до только что открытого Политехнического института. Доходы строителей новых линий и электростанций, эксплуатационников увеличивались. Развивался и Коломенский завод господина Струве. Там, кроме металлоконструкций и паровозов, наладили серийное производство трамваев.

Жизнь в нищете и смерть в безвестности

В 1888 г. Ф.Пироцкий вышел в отставку в чине полковника, прослужив в армии 24 года 6 месяцев и 6 дней с пенсией в половинном размере от оклада — 285 рублей 50 копеек в год. Но еще в 1885 г. он пытается получить наследство дяди в селе Масловке Алешкинского уезда Таврийской губернии. После пятилетних многократных рассмотрений дела в судах Федор Аполлонович вступает во владение поместьем. Однако неожиданно чиновник губернского управления обнаруживает, что в послужном списке наследника записана не та фамилия, что указывается в других бумагах. В 1896г. Пироцкий (он же Пероцкий) был выселен из имения и переехал в город Алешки.

Последнее десятилетие XIX века можно назвать временем «трамвайного бума». Интересно, что в самом Петербурге трамвайная линия была сооружена только зимой 1894-95 годов на льду Невы, так как только на реку не распространялся контракт Акционерного общества конных железных дорог, запрещавших использование электричества. А в это время изобретателю трамвая едва хватило пенсии на пропитание и оплату номера в гостинице. Однако он еще заказывает приборы и химические препараты, продолжая какие-то исследования, выписывает книги и журналы.

28 февраля 1898 года полковника Ф.Пироцкого находят мертвым. А 22 мая в газете «Юг» была напечатана заметка, не нуждающаяся в комментариях: «Никаких денег при нем совсем не нашли, и знакомые устроили ему похороны в кредит, в счет описанного и позднее проданного имущества... На площади с молотка продавались I7 мая разные старые вещи, обозначенные в описании под номерами (под каждым номером один или несколько и даже много однородных предметов) и за все более-менее пригодные вещи стоимостью от 1 коп. до 4 руб. 65 коп. выручено всего 65 рублей. Непроданными осталось 16 номеров никому не нужных вещей, таких как, например, разные книги, бумаги и др. Осталось 5 сундуков, 4 чемодана и 3 ящика: все это наполнено деловыми бумагами, картинами, книгами». После этого сообщения Федор Аполлонович Пироцкий был забыт на многие годы.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно