О настоятельных проблемах диаспоры

19 февраля, 2010, 15:04 Распечатать Выпуск №6, 19 февраля-26 февраля

По своим научным интересам я не политолог и не педагог. Я филолог. Взяться за перо меня побудили пр...

По своим научным интересам я не политолог и не педагог. Я филолог. Взяться за перо меня побудили предыдущие результаты финансированной Украинским и Российским фондами фундаментальных исследований работа «Полевые исследования лексико-семантических процессов в речи носителей русского и украинского языков на территориях позднего заселения», которую выполняет научная группа Горловского государственного педагогического института иностранных языков (под моим руководством) совместно с научной группой Волгоградского государственного университета (руководитель — проф. Н.Тупикова). Цель этого исследования — определить особенности существования и развития украинских говоров в России и российских — в Украине. Однако итогом лингвистических исследований, общения с коллегами, поиска материалов для исследования стал вывод — работа наших государственных учреждений с украинской диаспорой лишена системности. А это приводит, во-первых, к потере авторитета Украины как политико-культурного образования среди своих зарубежных соотечественников, а во-вторых, к чудовищной и быстрой ассимиляции украинцев с автохтонным населением стран, в которых они проживают, прежде всего — стран СНГ.

К сожалению, Украина больше ожидает помощи для себя, чем сама помогает украинцам за рубежом. Ради справедливости отмечу, что у нас есть «Национальная программа работы с зарубежными украинцами на период до 2010 года». Но она, как показывает практика, малоэффективна. В Украине даже нет государственного института, который бы этим занимался. О чем, кстати, говорил председатель Украинского всемирного координационного совета Дмытро Павлычко на парламентских слушаниях по вопросам сотрудничества с зарубежными украинцами. Он, в частности, указал, что «в структуре Кабинета министров нужно создать институт, который занимался бы исключительно делами украинской диаспоры (министерство или комитет — как в других странах мира). Это позволит сосредоточить усилия государства на выполнении Национальной программы работы с зарубежными украинцами в одном ведомстве, повысит политический, профессиональный и методический уровень выполнения задач, стоящих перед Украиной, относительно подъема уровня работы с диаспорой и гражданами Украины, работающими за рубежом».

Целью статьи, предлагаемой для обсуждения научной общественности, является установление методологических основ для активного выхода нашего государства как носителя образовательных услуг на международный образовательный рынок — по крайней мере, в сфере образовательной поддержки своих зарубежных соотечественников. Как известно, украинцы живут не только в Украине, но и в России, где их насчитывается примерно 5 млн., в Казахстане — около 2,5 млн., Соединенных Штатах Америки — почти 2 млн., Канаде — около миллиона, в Польше — примерно 500 тыс., и других странах. В общем, по состоянию на 2004 г., за пределами Украины проживают до 15 млн. украинцев, то есть почти треть нации. Тем не менее начинать нужно, наверное, с тех стран, которые географически и исторически наиболее близки к Украине, прежде всего — с России.

Места компактного расселения украинцев в России известны: это преимущественно Москва, Санкт-Петербург, районы Курска, Воронежа, Саратова, Самары, Астрахани, Владивостока, Кубани (Краснодарский край), реки Дон, от Оренбурга до Тихого океана, Закаспийская область, Зеленый Клин (Амурская область, Приморский и Хабаровский край). Однако точной информации о расселении украинцев в РФ нет. Поэтому ее сбор является для нас сегодня самой актуальной проблемой. Как и информации о современном состоянии языковой и культурной самоидентификации украинцев за рубежом, их языковой компетенции, о сохранении национально-культурных традиций, об истории проживания за рубежом. Нет и лингвоэтнической карты украинских населенных пунктов, карты украинских диалектов России. Последней, на которой такие говоры были обозначены, является, по нашим сведениям, «Опыт диалектологической карты русского языка в Европе с приложением очерка русской диалектологии», изданный еще в 1915 году. Упоминание об украинских диалектах (малороссийских, по терминологии авторов карты) там было возможно лишь потому, что они не отделялись от «великорусского» языкового членения. Очень досадно, но украинистика до сих пор не поставила перед собой задачу создать такую карту. А между тем именно установление реестра украинских говоров России позволит определить, во-первых, географические направления помощи метрополии (Украины) своим диаспорам, а во-вторых, поле исследования особенностей формирования, существования и развития украинских говоров, украинского этноса в России.

Нет у нас и полноценных комплексных лингвистических, исторических, этнографических описаний современного состояния зарубежного украинства. Нам крайне необходима общегосударственная программа, целью которой было бы описание истории формирования зарубежного украинства, территорий его расселения, особенностей современного лингвистического, культурного и этнографического состояния.

Но первым и главнейшим этапом работы является создание именно карты украинских населенных пунктов в России. От этого зависит составление планов и определение географии исторических, этнографических, диалектологических и фольклорных экспедиций. Первыми территориями исследования, как представляется, должны стать Поволжье, Кубань, Башкортостан, Тюменская область. Дальше география будет расширяться. Это должны быть не только территории компактного расположения украинских населенных пунктов, но и изолированные населенные пункты на доминантных автохтонных территориях.

Каким видится реальное воплощение программы? Прежде всего нужно создать Ассоциацию исследователей современного национально-культурного состояния украинства за рубежом и провести ее учредительную конференцию; создать лаборатории анклавной диалектологии, анклавной этнографии, истории украинства зарубежья, анклавной фольклористики на уровне НАН Украины и Министерства образования и науки Украины; создать исследовательские группы в вузах Украины и России для сбора и обработки материалов по анклавной диалектологии, анклавной этнографии, истории украинства зарубежья, анклавной фольклористике; разработать модели сбора и обработки материалов, план проведения экспедиций по анклавной диалектологии, анклавной этнографии, истории украинства зарубежья, анклавной фольклористики. Целесообразно основать научное издание «Украинистика зарубежья» на уровне НАН Украины и Министерства образования и науки Украины совместно с заинтересованными организациями России; создать редколлегии энциклопедий «Украинские поселения на карте России», «Украинский язык в России», «Украинская культура России»; создать интернет-портал Ассоциации исследователей современного национально-культурного состояния украинства за рубежом; систему семинаров на постоянной основе и конференций по анклавной диалектологии, анклавной этнографии, истории украинства зарубежья, анклавной фольклористике.

Разработка программы будет способствовать созданию в России нового образовательного пространства для украинцев в местах их компактного проживания. Возможно, стоит начать с воскресных школ и специальных групп в детских садах в украинских населенных пунктах, поскольку сегодня нет достаточного количества кадров, которые могли бы квалифицированно преподавать украинистику. Здесь, скорее всего, стоит говорить о подготовке учительских кадров. Для этого нужно, с одной стороны, брать на себя бесплатную подготовку украинцев — граждан России на факультетах, так или иначе связанных с украинистикой, в украинских вузах, а с другой — содействовать созданию специализаций цикла «Украинистика» в вузах России. Как известно, такие специализации уже есть в известных научных центрах России — в МГУ, Московском лингвистическом университете и др. Готовы их открыть и другие вузы России. Но процесс ускорится, если мы приложим усилия для создания украинских учебных заведений.

Кстати, есть большое количество филиалов российских вузов в Украине. Возможно, стоит подумать об открытии филиала хотя бы одного украинского вуза в России. Это может быть, например, филиал Киево-Могилянской академии или Киевского национального университета им. Т.Шевченко. И необязательно в Москве. Пусть это будет Кубань или Башкортостан...

Украинцы зарубежья, прежде всего России, находятся сейчас в состоянии языковой ассимиляции. И нельзя обвинять в этом только российское правительство. Мы сами виноваты в том, что не предоставляем российскому украинству образовательной помощи. Например, в с. Мачуха Волгоградской области, которое возникло в XVII веке, жители до сих пор говорят на украинском. Более того, там еще остались пассивные билингвы — они понимают русский язык, но говорят на украинском. Это обычно люди преклонного возраста. Но молодежь, выезжающая из села, язык забывает. Укажем, что это бытовой, диалектный украинский язык с ярко выраженными чертами полтавского диалекта — на литературном почти никто не говорит. Поэтому курс, который нужно первым ввести в школах украинской диаспоры в России, — это литературный украинский язык. Кафедры украинского языка должны разработать методический пакет, языковый портфель для украинской диаспоры, куда должны войти учебники, учебные пособия, методические материалы, аудиозаписи, видеофильмы.

Однако изучение языка не может ограничиваться школьной аудиторией. Нужно содействовать созданию библиотек в украинских селах диаспоры, поступлению туда украинской периодики. Это будет способствовать формированию украинского взгляда не только на сегодняшний день, но и на историю. Последнее очень важно. У людей возникнет возможность сопоставить различные точки зрения на очень болевые вопросы генезиса Украинского государства. Затем вторым курсом в школьной программе должна стать «История Украины». Следует позаботиться и об издании аутентичных украинских периодических изданий в диаспоре, где освещались бы ее образовательные проблемы, печатались объявления об образовательных, научных и культурных мероприятиях в стране ее существования. Такие издания должны способствовать развитию художественной культуры диаспоры.

Чрезвычайно важным информационным источником для украинцев за рубежом является Интернет. Здесь можно создать крупные образовательные порталы для них, возможно, ввести систему дистанционного образования. Проводить онлайн-конференции по поводу важных событий в политической, культурной, спортивной жизни украинства.

Весомым компонентом украинского образования должен стать курс «Культура Украины», в рамках которого школьникам диаспоры предоставлялась бы информация о формировании культуры нашего народа с древних времен до сегодняшнего дня. Нелишними были бы выступления украинских художественных коллективов как из диаспоры, так и из метрополии.

Подводя итог, скажу — работы очень много. Но ее нужно делать, к сожалению, с нуля. И пусть нам поможет Бог.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно