НЕ ПОЙМАН, НО…

9 декабря, 1994, 00:00 Распечатать Выпуск №10, 9 декабря-16 декабря

Через несколько недель после состоявшегося в сентябре в Риме чемпионата мира по плаванию в штаб-к...

Через несколько недель после состоявшегося в сентябре в Риме чемпионата мира по плаванию в штаб-квартире ФИНА был оглашен вердикт медицинской комиссии: «Все допинг-пробы, взятые у чемпионов и призеров чемпионата, совершенно чисты». Тем самым комиссия как бы ответила на вопрос, применяют запрещенные препараты китайские спортсменки или их феноменальные результаты - итог кропотливой работы. Однако ответ комиссии лишь подлил масла в огонь.

В пользу первой версии высказывались многие специалисты, в защиту второй - только тренеры китайской команды. В дни чемпионата 18 ведущих тренеров мира направили письмо президенту ФИНА с требованием ужесточить контроль за теми пловцами и федерациями, которые «не чисты». Но в Риме никого не поймали с поличным. Это могло означать: кто не решились на сей раз в открытую «экспериментировать», остались дома. Те же, кто стартовали, прекрасно знали: их пробы будут чисты.

В чем же дело? Почему так много разговоров о применении допинга и так мало уличенных? Да потому, что чем больше внимания к проблеме, тем осторожнее становятся исполнители коварных планов - выиграть любой ценой. Расчет прост: «не пойман - не вор».

Победителей не судят, если нет доказательств обмана.

Уличить сегодня спортсмена в применении допинга крайне сложно, особенно, если за ним стоит грамотный медик, ловят, как правило, лишь тех, кто «занимается самодеятельностью». В чем она заключается? В несогласованных с федерацией, с руководством команды или с врачом и личным тренером действиях. Хочет, к примеру, спортсмен поправить свои финансовые дела, выиграть большой приз на очередном турнире, но, судя по текущим тренировкам, не готов. Что делать? Переждать или рискнуть. Кое-кто рискует. Кое-кто проскакивает, но большинство таких «игр» завершается скандалом. Перечислять имена звезд нет нужды, их все хорошо знают. Пресса старается не пропустить ни одного случая. Напомню только наиболее свежие и громкие: Диего Марадона и теперь уже развенчанная рекордсменка мира по плаванию китаянка Зонг Вейю.

Правда, нарушения выдающегося футболиста следует рассматривать в ином ракурсе, нежели аналогичные проступки легкоатлеток или пловцов. Марадона воспользовался сильнодействующим возбудителем, скорей всего, для более быстрого перемещения по полю, притом лишь в одной игре, которая для него много значила. Было хорошо заметно, как он буквально носился в матче, демонстрируя несоизмеримо возросшие скоростные качества. Что же до самой техники исполнения сложнейших финтов, то благодаря даже самому современному фармакологическому вмешательству научиться владеть мячом, как это делает аргентинец, невозможно. Так что допинг в игровых видах спорта - экстренное средство, дабы выдержать накал борьбы. Каждый раз, принимая его, игрок рискует быть пойманным. Спасает одно: коллективно глотать возбудители практически нельзя, да и всю команду на допинг-контроль не поведут. Так что проблема контроля в игровых видах имеет свою специфику. Если и происходит скандал, то он на совести отдельной личности, хотя страдает в большинстве случаев вся команда.

С представителями циклических видов спорта, а тем более тяжелой атлетики проблем хоть отбавляй. У всех и каждого свой подход к вопросу «как и что» принимать для высоких результатов. Штангисты на моей памяти давно стали «жрать» анаболики в доступных желудку объемах. Какие только скандалы не происходили! На одном из кубков СССР в Рязани целая группа молодых атлетов, не входящих в сборную, «накрутила» кучу рекордов, а через месяц их поголовно дисквалифицировали. «Питаться» таблетками в ту пору, не знаю как сейчас, можно было только с разрешения главного тренера и под строжайшим контролем врача.

Примерно в те же годы блистала талантливая прыгунья в высоту Тамара Быкова. Но на склоне карьеры и она не устояла перед соблазном компенсировать отсутствие необходимой формы приемом запрещенных препаратов. «Оздоровилась» перед очередным турниром, а тут, как назло, контроль «с пристрастием». Есть такой термин в торговой инспекции. Это когда проверяющие информированы, «что» и «где» искать. Поймали чемпионку. Опозорили на весь мир. И как теперь доказать, что все предыдущие результаты были достигнуты в честной борьбе?

Сегодня специалисты по допинг-контролю зашли в тупик и не знают, что именно теперь искать в пробах китайских спортсменок. От хорошо известных препаратов китайские специалисты, естественно, отказались и нашли свой «порох». Опыта не занимать. Наивно предполагать, что в Китае будут под копирку использовать скандально известный вариант подготовки спортсменок в бывшей ГДР. В Китае идут своим путем, и он привел спортсменок к громким результатам. Рекорды мира в легкой атлетике (бег), в штанге, а в плавании на чемпионате мира китаянки завоевали 12 из 16 золотых наград, в трех номерах у них «серебро», и только на дистанции 800 м бегуньям не повезло: остались без медали.

Мне понятна реакция многих специалистов, тренеров и спортсменов на сверхдостижения китаянок. Иные, правда, судят о них чисто визуально. Раз сильны как мужчины, раз накачанные, значит «накормлены» анаболиками. Когда же спортсменка - очаровательная стройная девушка, то чистота ее результатов не вызывает у таких людей сомнения. Я, однако, уверен, что практически все достижения в женском, да и в мужском плавании невозможны без фармакологической помощи. Весь вопрос, насколько цивилизованно это делается. Если медики помогают поднять потолок функциональных возможностей за счет ускорения восстановительных процессов после изнурительных тренировок, это называется «содружеством науки и спорта». За разговорами о пагубном влиянии на организм спортсмена допинга интенсивно ищутся препараты «прикрытия», дабы ускользнуть от бдительных контролеров. Поэтому возмущение многих тренеров китайскими коллегами напоминает мне ситуацию на рынке, когда истошный крик «держи вора!» помогает напарнику «крикуна» обчистить карманы растерявшихся продавцов и покупателей.

Думаю, большая часть читателей представляет допинг как чудодейственный препарат, приняв который непосредственно перед выступлением, можно достигнуть фантастического результата. Такое представление было и у нас лет тридцать назад. Мы часто употребляли это слово, не задумываясь, насколько серьезно его основное значение. Мы могли «намешать» глюкозу с лимоном, могли в чай добавить немного коньяку для резкости. Могли выпить стакан красного вина перед сном накануне старта. Мы ели кровяную вырезку и намазывали черную икру в два слоя. Смесь: грецкие орехи, изюм и мед шла под кодовым названием «допинг». Мы были наивны в своем желании найти продукты, способствующие быстрому восстановлению. Продукты, дающие силу и скорость, сохраняющие выносливость. Это сегодня мы расплачиваемся своим надорванным здоровьем, а тогда килограммы свежего мяса и икры сказывались, и мы сокрушали рекорды.

Мне, к счастью, не пришлось глотать таблетки. Хотя я и был свидетелем их первого появления в Советском Союзе, Началось это, как мне представляется, в конце 60-х, сразу после Олимпийских игр в Мехико. Именно в Мехико-68 олимпийцы столкнулись с контролем, причем с оперативным. До начала соревнований всех познакомили со списком препаратов, запрещенных к применению. Доходило до абсурда. Нельзя было принять капли от простуды, которыми мы пользовались всегда и везде. Мы были напуганы руководителями, а они в свою очередь не знали, что делать. Те из спортсменов, кто «втихую» грешил до Игр, подвели в целом всю сборную СССР. Олимпиада была проиграна в командном зачете команде США. А ехали в Мексику выигрывать, нисколько не предполагая, что там ждет сюрприз в виде черного списка лекарств медицинской комиссии МОК.

В Мехико любознательные тренеры получили исчерпывающую информацию о допинге. Узнав «что» и «как» действует на организм спортсмена, они сильно задумались. Одни над тем, как уберечь учеников от пагубного поветрия; другие, как достать по секрету от коллег такие таблетки, чтобы на внутрисоюзных соревнованиях быть «на коне». У штангистов произошла даже уголовная история. На границе задержали одного чемпиона с чемоданом таблеток. Вез на продажу молодым атлетам. Хороший бизнес. Вот откуда неожиданные рекорды и последующие дисквалификации. Подмочили в схожей истории репутацию и конькобежцы, но это случилось много позже. Однако допинг принимали, принимают и будут принимать. Таблетками торговали и торгуют. Где-то даже наладили фабричное производство.

Приведу пример из собственной практики. Весной 1971 года мне удалось установить несколько рекордов и меня нехотя вернули в сборную. В команду, из которой отчислили в ранге чемпиона, но... за «неперспективность». В столовую на обед я зашел первым. Увидев на своей тарелке несколько таблеток, сгреб их и отправил в карман. Когда все собрались, я поинтересовался у врача: «Где мои витамины? Ответ был короток: «Тебе не положено». Поняв в чем дело, я вскоре попросил своего товарища, биохимика, узнать, что за «витамины» принимают пловцы. Он дал исчерпывающую информацию: «таблетки из числа запрещенных. Курс применения от полутора до двух месяцев, после чего идут функциональные сдвиги. Вывод из организма с помощью мочегонного препарата за 2-3 дня». Пишу по памяти, но основной смысл никогда не забуду. Именно тогда пловцы начали новую систему подготовки. Стали плавать много и монотонно, по 15-20 километров в день. Параллельно шла «подпитка» необходимыми препаратами. Когда курс завершался, спортсмен после короткого отдыха и очистки мог «выстрелить». Таких «выстрелов» в советском плавании было предостаточно. Особенно на таких политизированных состязаниях, как Олимпиада-80 и Дружба-84.

В интервью журналу «Уорлд оф свиминг» 16-летняя чемпионка из Германии Франциска ван Альмзик (в Риме она победила на 200 м вольным стилем с мировым рекордом) простодушно заявила: «Я против допингов. Это худшее, что может быть в спорте. Я рада, что в Германии очень жесткий допинг-контроль. В ноябре прошлого года меня проверяли 12 раз! Конечно, порой это действует на нервы, но это необходимо». Наивная девушка. Да разве есть необходимость проверять 12 раз, чтобы поймать злоумышленника. Достаточно максимум два раза: в начале месяца и в конце. А для чего проверяли Франциску столько раз, - тема уже другой статьи.

Еще более наивен представитель федерации плавания Франции Лоран Ортэ: «Хотелось бы, чтобы в Китае был налажен строжайший антидопинговый контроль, который смог бы убедить мир, что китайский спорт не заслуживает красной карточки». Судя по чемпионату пловцов, «контроль» налажен, и у медицинского комитета сегодня нет практически шансов уличить рекордсменов и чемпионов.

Выход один: изменить систему международного контроля. Дело архидорогое, но необходимое. Как это сделать, хорошо знают в организациях по борьбе с наркобизнесом. В противном случае допинговая лихорадка в ближайшем будущем примет зловещие очертания.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно