«МОИ ВЗДОХИ СЛЫШИТ ТОЛЬКО ПУДИНГ...»

17 мая, 1996, 00:00 Распечатать Выпуск №20, 17 мая-24 мая

Бывают хорошие дни. Часов в восемь утра она весело машет рукой, провожая мужа и детей, садится за ст...

Бывают хорошие дни. Часов в восемь утра она весело машет рукой, провожая мужа и детей, садится за стол, с которого еще не убрана посуда от завтрака, спокойно выкуривает сигарету, читает газету и находит свою жизнь вполне приятной.

Но бывают и плохие дни. Тогда она недовольно рассматривает себя в зеркало. Она в халате и еще не приняла душ, потому что ванная была, естественно, занята теми, кому надо куда-то поспеть к сроку. «Я просто ненавижу в такие дни свое семейство»...

Марен Пюплихгуйзен, 38 лет. Она домохозяйка. Одна из шести с половиной миллионов западногерманских женщин, которые на короткий срок или надолго прервали свою профессиональную деятельность, а то и вообще от нее отказались, чтобы от 50 до 70 часов в неделю посвящать заботам о муже и детях. Одна из шести с половиной миллионов тех, кому приходится жить с сознанием, что, будучи «только домохозяйками», они несколько вышли из моды. Стали ископаемыми из доэмансипационного периода...

Министр по делам семьи Клаудиа Нольте может сколько угодно заверять, что общественную роль домашней работы невозможно переоценить. Канцлер Коль может утверждать, что «домашняя работа так же ценна, как профессиональная деятельность», но если домохозяйка выходит в мир, находящийся за пределами ее дома, она должна надевать защитную броню.

Андреа фон Лангсдорф из Мюнхена, в прошлом секретарша, а теперь супруга предпринимателя и мать пятилетнего Арманда, ненавидит непременный вопрос, который ей задают в гостях и на приемах: «А чем вы занимаетесь?» «Каждый раз, когда я отвечаю, что сижу дома с ребенком, слышу равнодушное: «Вот как». И от меня отходят в поисках более интересного собеседника». А ведь если оценить неоплачиваемую деятельность между кухней и кладовой, получится сумма в 1,2 триллиона марок в год, что составляет 38 процентов валового общественного продукта.

А там, где каждый болтает о своих профессиональных буднях, Андреа могла бы рассказать и о своих повседневных делах. Ей приходится, как подсчитали специалисты по вопросам труда, осуществлять 216 видов различной деятельности - от пришивания пуговиц и ухода за больными до воспитания детей.

На помощь приходит супруг

Марен Пюплихгуйзен из Гамбурга многие годы провела в состоянии обороны. Теперь, когда детям исполнилось 13 и 16 лет, у нее больше свободного времени, и, услышав вопрос, чем она занимается, она стала переходить в нападение. Нет, она не рассказывает о своей роли аккумулятора, от которого заряжаются все члены семьи. «Если я в настроении, - говорит она, - то отвечаю на такой вопрос так: «Немного играю в теннис, немного в гольф и вообще устраиваю себе красивую жизнь». Если она в настроении, то спокойно переносит как презрительные комментарии женщин типа «Ну, конечно, если тебе этого достаточно...», так и мужчин. «Я же всегда говорил, что домохозяйки неплохо устроились и за наш счет бездельничают и греются на солнышке». Ее муж Хайнц приходит на помощь, возражая: «А ты поменяйся со своей женой на недельку и тогда увидишь, сколько на это уходит сил».

Еще 20 лет назад Хельга Просс в своей книге «Действительная жизнь домохозяйки» писала: «Иногда можно подумать, что работающие женщины теперь мстят женщинам, у которых нет профессии, обрушивая на них то презрение, от которого в прошлом страдали сами». Если домохозяйка уравновешеннее и спокойнее, чем работающая женщина, о ней говорят, что от готовки и уборки она систематически глупеет. Если домохозяйка, напротив, активна и привлекательна, то работающая женщина говорит: «Ничего удивительного, у нее меньше стрессов и полно свободного времени». Если домохозяйка измучена, работающая женщина говорит: «Я всегда считала, что нет смысла загонять себя ради семьи»...

У домохозяйки, со своей стороны, нашлись бы аргументы в ответ, но ее возможности ограничены. Она может лишь повторять, что проявляет больше чувства ответственности, потому что не отдает потомство в «чужие руки», что ее дом более ухожен (в неделю она тратит на него на 20 часов больше, чем работающая женщина) и что у нее вырастают более благополучные дети. Мать трех детей Штефани фон Лэр в сборнике «Только домохозяйка?» сочувствует детям работающих матерей: «Дети могут серьезно пострадать, если из-за недостатка внимания и воспитания в семье они не умеют себя вести и наталкиваются из-за этого на неприязнь». Такого рода осуждение адресовано матерям, которые идут работать не из-за финансовых трудностей, а движимые стремлением «реализовать себя».

Сестры-враги

Как легко вспыхивают споры между двумя этими группами, часто замечала мюнхенская домохозяйка Гертрауд Буркерт: «Сначала возникает почти враждебное отношение друг к другу, которое выражается в упреках вроде: «Пошла бы ты работать», и в ответ: «Позаботилась бы ты о своих детях!». Через некоторое время выясняется, что неработающие женщины тяжело переживают свою изолированность от внешнего мира и завидуют тем, кто может работать, а у тех часто вообще нет детей или есть, но они им так мало уделяют внимания, что их мучает совесть. Отсюда тоже рождается зависть к тем, кто может быть только домохозяйкой».

Сейчас Гартрауд Буркерт 54 года. В 1968 году она защитила диссертацию по германистике. За год до этого на свет появилась ее дочь, год спустя - сын, позже они с мужем удочерили еще одну девочку. С одной стороны, говорит она, тогда было приятно оставаться с детьми дома. А с другой стороны, «наше поколение воспитали так, что дети не были для нас единственным смыслом жизни». Мы добровольно соглашались с советом: «Когда дети вырастут, вы без проблем снова сможете работать по своей профессии».

Гертрауд Буркерт, будучи членом СДПГ, 20 лет активно работала в окружном комитете партии, на общественных началах три года в школьном отделе Мюнхенского муниципалитета. Когда освободилась должность школьного референта, СДПГ предложила взять на нее Буркерт. Господа из ХДС тут же заявили отвод. Эта женщина, сказал председатель фракции, «в своей жизни еще не работала ни одного часа». Поскольку его слова вызвали бурный протест, он поспешил добавить: «Я, естественно, хочу сказать, что она не работала по своей профессии». «Тут сразу обнаружилось, - говорит Буркерт, - как расходятся славословия по поводу ценности работы в семье и деятельности на общественных началах с реальностью, когда речь заходит о хорошо оплачиваемой должности».

В отличие от Немецкого профсоюза домашних хозяек и Немецкого объединения домохозяек немногие женщины считают свою домашнюю работу профессией. Хотя им и приятно, когда их порой сравнивают с менеджерами, которые привносят порядок в свое маленькое семейное предприятие...

Четверо из десяти опрошенных «Штерном» домохозяек согласились с фразой, которую много лет назад Бетти Фриден написала в своей книге «Безумие женственности»: «Чем больше общество отказывает женщине в занятиях, которые соответствовали бы уровню ее способностей, тем больше она будет концентрироваться на домашней работе и своих обязанностях жены и матери и тем сильнее будет стремиться находить себе новые и новые дела, иначе ее жизнь станет бессмысленной».

Пока есть шанс...

В повседневной жизни все это выглядит так, как описывает Фредерика Йориссен. После перерыва, который она устроила себе ради троих дочерей, Фредерика теперь снова начинает работать по профессии: «Для детей это был вариант лучше некуда. Для меня, чтобы заниматься детьми, тоже. Но постоянно в одиночку тащить на себе это чертово домашнее хозяйство - это совсем не «лучше некуда». Фредерика говорит, что в 33 года у нее еще есть шанс добиться успеха в своей профессии. «А вот если мне стукнет 40 и я все еще буду начинающей, ничего хорошего ожидать не придется».

Если женщина знает, что становится домохозяйкой лишь на какой-то отрезок времени, или если такое решение принято ею совершенно добровольно, она с большей охотой ведет жизнь «только домохозяйки». Но если в идиллию детской и кухни попадаешь неподготовленной и не по собственному желанию, такая идиллия пугает, как смирительная рубашка...

Все подтверждает, что известная доля правды есть в словах американки Эрмы Бомбек (в книге «Мои вздохи слышит только пудинг...»): «Порой мать вдруг осознает, что все ее топчут, вытирают об нее ноги, что никто о ней не думает. Тогда начинается период жалости к себе, которую она лелеет с большим удовольствием».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно