Кто живет над Эльбой

27 июня, 2008, 13:58 Распечатать Выпуск №24, 27 июня-4 июля

Оглядываюсь вокруг посреди спального района Гамбурга. Улицы затянуло вечерним туманом, погасившим все звуки и спрятавшим силуэты...

Оглядываюсь вокруг посреди спального района Гамбурга. Улицы затянуло вечерним туманом, погасившим все звуки и спрятавшим силуэты. На улице только я и фонари. Позади остались перелет из Киева в Берлин, автобусные пересадки, немецкая железная дорога и гамбургское метро. Так и хочется рухнуть на первую скамейку и не шевелиться... Вдруг из тумана выныривает добрая фрау с собачкой. Выслушав и подбодрив, она принимается искать нужную мне улицу. Женщина заглядывает в каждый переулок, пока наконец не находим нужный. Я счастлива, благодарю и ровно в полночь звоню в квартиру семьи, которая предоставит мне кров на ближайшие две недели. Жду, что выйдет седая госпожа в компании стаи котов. Но дверь открывает эксцентричная рыжая женщина с длинной сигаретой: Willkommen in Hamburg, Liebe!

Гамбург еще не раз превосходил мои ожидания...

Спальный район Отмаршен уже не кажется таким зловещим, как накануне вечером. Наоборот — он походит скорее на мечту для человека, спустившегося с двенадцатого этажа, скажем, Позняков. Все дома не выше трех этажей, возле каждого — зеленая лужайка и небольшая детская площадка. Буйно цветут магнолии, бросаются шишками высокие сосны, а кусты, которые тут вместо заборов, держат ветвями свежую газету.

Нужно ехать в центр города, но моя хозяйка не может объяснить мне городскую транспортную систему — она ездит на авто или на велосипеде, когда нужно сэкономить на горючем. Приходится возле автомата, выдающего билеты на городской поезд (S—Bahn), изучать все премудрости, измерять расстояния и считать деньги. К счастью, какая-то незнакомка нашла нужное мне и нажала на печать. И — ни тебе раздражения, ни облегченного вздоха очереди, все мирно и с пониманием улыбались.

На станциях метро (U-Bahn) и городского поезда нет ни дежурных, ни полиции. Постепенно привыкаешь к предупреждениям, расклеенным в вагонах: безбилетный проезд наказывается не только штрафом, но и занесением в черный список. Но один раз в вагоне таки появляются трое коренастых мужчин в форме и под руки выводят растерянных «зайцев». И пойманным не позавидуешь.

...Андреа из Италии, Столе из Норвегии, Занне из Дании, Росио и Мерсе из Испании, Клифорд из Великобритании, Фабрицио из Эквадора, Оля из Москвы и Ясико из Японии — знакомлюсь со своей группой на языковых курсах в Гете-институте. Нико, рафинированный немецкий интеллигент в очках, учит нас преодолевать — каждого свой — акцент и правильно произносить немецкие звуки. Он восторженно рассказывает о красоте и мощи города. Чтобы мы быстрее привыкли к Гамбургу, Нико предлагает попробовать особые местные блюда matje и alsterwasser, субботним вечером прогуляться по знаменитой улице разврата Reeparbahn, заглянуть на ярмарку в Dom, посетить амбициозные здешние музеи, оценить ландшафтный дизайн парка Plantеn un Blomen... Но прежде всего — нанять баркас и не спеша поплавать по всем каналам портового города: Гамбург расположен на обоих берегах Эльбы, именно там, где в нее впадают реки Альстер и Билле.

Мatje мы решили съесть в одном из портовых кафе. Под загадочным французским названием скрывался обычный бутерброд с селедкой и луком. Тут же приспичило чего-нибудь выпить. Заказав alsterwasser, получила пиво со... спрайтом. На вид напиток был таким же мутным, как вода в речке Альстер. На вкус — просто позор...

— У здешних людей ничего святого! — негодует итальянец Андреа, осматривая центральные улицы города, под завязку забитые многоэтажными бутиками. Даже немногочисленные старинные домики, уцелевшие после Второй мировой войны, оккупировали апологеты фаст-фудов и одежды. Центр города кажется холодным и неуютным — тут почти нет деревьев. Коренных жителей практически не видно, чаще попадаются обвешанные покупками модницы-туристки. Им вслед печально глядит с постамента Генрих Гейне. Славный поэт, оперев тяжелую голову на руку, углубился в раздумья. Слож­но придумать более неподходящее место для памятника мыслителю, чем площадь перед Ратушей в самом центре города... Гейне, кажется, солидарен с нами.

Среди засилья торговых центров и рекламных вывесок не сразу найдешь вход в театр Та­лиа. Это — один из известнейших независимых театров Гамбурга. Не­большой уютный зал полностью заполнен. Сегодня дают «Трамвай желаний» Теннеси Уильямса.

Зрители хлюпают носами, мои соседи вытирают мокрые глаза. Спектакль настолько трогателен, что поглощает полностью и всех. Выйдя на воздух, видим, что Гамбург абсолютно изменился. Стал каким-то тихим и задумчивым. Близким. Зажег огни, спрятал где-то всех туристов, закрыл магазины. Метро зевает оди­нокими лицами пассажиров. За темным мокрым стеклом вагона мерещится трагический образ Бланш, которая так и не смогла пережить крах своего счастья...

В жизни не видела очередей в музеи! И дело не в том, что день субботний и улицу щедро поливает дождь. На входе в Музей искус­ства гамбуржцы и гости города складывают зонты и становятся в кассу за билетом на выставку «Ко­ролевские погребения скифов».

В традиции города устраивать выставки с размахом. В Гамбурге свыше 50 музеев. И каж­дый стремится организовать свое амбициозное событие. Для выставки в Музее искусства собрали около тысячи экспонатов из 17 музеев мира. Сверкают за стеклом предметы быта скифов, захороненные в евразийских степях и найденные археологами на протяжении двух веков. Золотые всадники целятся копьями в невиданных зверей, на женском гребешке совершаются отчаянные военные баталии, грифон с телом льва спустился на золотую пектораль, врос копытами в жезл золотой скифский олень, лезут вверх по деревянным ножкам стола четыре тигра...

Посетители так и застывают перед экспонатами. Заставить себя отойти действительно тяжело. Ты словно вдыхаешь то время, когда каждую вещь создавали руками и с любовью. Со скифами нас разделяют тысячелетия, но каждая мелочь — украшение для плаща воина, серебряный кубок с Пегасом, даже простой кувшин с зерном — до сих пор излучает энергию степей...

Раздвигая черные шторы, попадаю в комнату-холодильник. Детям до 16 лет вход сюда разрешен только под присмотром родителей. Здесь, за марлевой шторой, хранится гордость интернациональной команды археологов — мумия скифа. Ее нашли во льду, неспокойную, с поджатыми ногами, стиснутыми в кулаки руками... Лед сохранил не только кости, но и кожу с цветными татуировками. От этого жуткого и вместе с тем увлекательного зрелища глаз не отвести.

...Как только городской поезд тормозит на станции Reeparbahn, бросаются в глаза красные таблички: выход с оружием запрещен. Это касается всех, кто прячет в кармане газовый баллончик, носит в сумочке пистолет или держит за спиной бейсбольную биту. Сегодня посещение знаменитого района разврата считается вполне безопасным. Но еще совсем недавно здесь устраивали разборки криминальные группировки.

Вряд ли кто-то рискнет гулять тут в одиночку после 21.00. Сама станция остановки поезда уже напоминает дьявольский карнавал. Пятеро огромных полисменов толкают двух подозреваемых в краже мобильного телефона. В двух шагах продает порнографическую литературу лукавый бородач. Разлегся и храпит на скамейке пьяный панк. Безразлично курят сигареты измученные проститутки. Вот поезд привез новую порцию китайских туристов, фиксирующих все на маленькие розовые камеры. Они поднимаются по лестнице, за ними — карлик и парочка трансвеститов.

Какую-то минуту еще сомневаемся, хотим ли выйти на улицу, но любопытство побеждает, и уже через мгновенье мы идем по Reeparbahn.

Народу здесь — полно! (Наконец становится понятно, куда пропадают из центра города все туристы.) По району гуляют компании людей в деловых костюмах, старшеклассницы в белых гольфах и даже семейные пары с маленькими детьми. А в это же время на столах многочисленных баров танцуют стриптизерши, приглашают на сеанс тематические кинозалы, секс-шопы напоминают трехэтажные супермаркеты, куда люди заходят просто так, на экскурсию. На центральном бульваре расположился блошиный рынок. Дуэт немецких певцов в черных смокингах поет хиты минувших лет. Многочисленные почитатели, подпевая музыкантам, устроили импровизированную танцплощадку.

Но мы знаем, что где-то улицею выше, за красными воротами, Reeparbahn прячет свою изюминку — девушек в витринах. Найти эту улицу несложно, она через дорогу от... полицейского отделения. Из окон выглядывают на проституток гамбургские полисмены, но что поделаешь — проституция тут легализирована. Местные смирились с активностью улицы разврата, поскольку она существует чуть ли не с самого основания в Х в. крепости Гаммамбург Карлом Великим. С развитием торговли все больше купцов и моряков охотно останавливались в Гамбурге не только для работы, но и отдыха.

Так же, как и много лет назад, здесь мерзнут проститутки с макияжем, напоминающим карнавальные маски. Они не носят эксцентричной одежды — только кошелек на талии. Выставка девушек заканчивается перед красными воротами. На них выведено печатными буквами: «Вход только для мужчин!». Две туристки проскочили мимо дежурных и уже за воротами натолкнулись на свист и возмущение. На выходе одна из проституток швыряет в чересчур любопытных дам пластиковый стаканчик...

Вода многое расскажет о характере людей, живущих на побережьях. Каждый раз, отправляясь в новое место, ищу выход к океанам, морям, рекам, водопадам, каналам, любым другим водоемам. Это всегда увлекательная встреча. На этот раз искала выход к Эльбе.

Села на городской поезд и доехала до конечной — района Blankenesse. Когда-то Гамбург состоял из отдельных хуторков и поселков, разъединенных болотами, реками и озерцами. Таким он и остался — очень разным. Проводя все время в центре города, никогда не составишь о нем полного впечатления.

А Blankenesse — это что-то удивительное. Небольшой город в городе — уютный уголок, не задетый глобалистами и проститутками. Уютная церковь, мини-пекарни, зеленые ухоженные парки. Вот и знаменитый квартал лестниц. Мне рассказали, что когда-то на склонах реки строили свои хижины местные рыбаки. Теперь в большинстве модерновых домов, смотрящих на Эльбу, живут богатые гамбуржцы.

Прыг да скок — 4800 ступенек ведут вниз к реке. С холма видно, как она греется под вечерними лучами скупого северного солнца. Медленная, задумчивая Эльба. Одинокая фигура незнакомца, несколько парусников на горизонте... Оглянулась на дома, что расселись по склонам, и позавидовала всем тем, кто видит эту красоту каждый день...

Когда возвращалась по ступенькам вверх, во многих домиках зажгли свет. В чужих окнах увидела юношу, игравшего на скрипке, пожилого господина с книгой в кресле под торшером, маленькую художницу, рисовавшую радугу, молодого человека, который, жестикулируя исписанными листами, тренировал какую-то речь, на его окне мурлыкал кот... Кажется, теперь я знаю, кто живет над Эльбой.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно