Константинополь/Стамбул — «Предмет желаний всего мира»

14 мая, 2010, 14:12 Распечатать

Мне кажется, если другие города смертны, то этот будет существовать до тех пор, пока естьлюди на земле...

Мне кажется, если другие города смертны, то этот будет существовать до тех пор, пока есть
люди на земле.

Пьер Жилль, французский историк и картограф XVI в.

Весна в Стамбуле очень яркая и неповторимая. Апрель и май — время тюльпанов, когда все оказываются в плену удивительной какофонии звуков и цветов. Кто сказал, что только Голландию называют «страной тюльпанов»? В начале XVIII века покровитель ученых и европейски образованный султан Османской империи Ахмед III (1703—1730) решил «догнать и перегнать» Запад. Он отправляет посольства в европейские столицы, дабы привить все более дряхлеющему османскому обществу вкус к преобразованиям. Кроме знаний, опыта и новейших технологий были привезены тюльпаны, которые и стали любимым цветком турок. Мне кажется, потому весной особенно явственно открывается уникальная культурная полифония Города с более чем полуторатысячелетней историей.

Интересно, что именно в апреле и мае в жизни Византийской империи, просуществовавшей на берегах Босфора и Мраморного моря 1123 года и 18 дней, происходили эпохальные события…

В первой части очерка мы расскажем о притягательной силе империи Константина Великого, ее духе, который — я в этом уверен абсолютно — никуда не испарился за почти 507-летнюю историю османского/турецкого правления.

«Свет с Востока»

…11 мая 330 года после Рождества Христова в торжественной обстановке император Константин Великий объявил об основании новой столицы Римской империи. На месте древнего Византия, на перекрестке торговых путей из Европы в Азию, начинается строительство Константинополя, града, нареченного именем басилевса. Рим же на долгие века уходит в тень. Lumen orientale, Свет с Востока, — а именно оттуда пришло христианство и об этом не надо забывать — многие века оставался притягательным для людей Запада. Границы Восточной Римской империи неумолимо приближались к Риму, уже не единожды захваченному и разграбленному варварами. Римские папы, первые среди равных предстоятелей еще единой христианской церкви, дрожат в своих резиденциях в ожидании новых завоевателей. Пропасть между просвещенным, богатым Востоком (который и олицетворял Константинополь) и воинственным, брутальным, вобравшим все варварские привычки Западом в конце I тысячелетия становится настолько огромной, что западноевропейский хронист не считает зазорным слагать дифирамбы Городу-Светочу: «Константинополь — это не только око веры христианской, но и предмет желаний всего мира».

Преклонение перед столицей Византии, неизбывный восторг от ее христианских реликвий, роскоши императорского двора, учености и неповторимой архитектуры («описывать ее не смею, поскольку для таких чудес в природе нашей нет словес» — это тоже западноевропеец писал) приводит к парадоксальному результату. Зависть переходит в алчную ненависть и постепенно у католического Запада формируется комплекс неполноценности. Вскоре он дал импульс «желанию» западных христиан уничтожить эту самую Красоту и Совершенство.

В 1054 году наступил Великий раскол. Вселенское христианство пережило не преодоленное до конца и сейчас разделение на две враждебные друг к другу конфессии. Но бесповоротным фактом раскол стал лишь после захвата Константинополя крестоносцами в 1204 году…

Отправляясь в IV Крестовый поход, чтобы вновь вернуть в руки христиан Иерусалим, захваченный воинами Ислама, алчные западные сеньоры и рыцари попросту «сбиваются с пути», устроив
немыслимую по жестокости экзекуцию «еретикам-схизматикам». 12 апреля 1204 года Пьер Амьенский среди первых крестоносцев, понукаемых алчным и расчетливым венецианским дожем Энрико Дандоло, ворвался в Город-Сад, подвергшийся невиданному разрушению и разграблению. «Сами сарацины более добры и сострадательны по сравнению с этими людьми, которые носят на себе знак креста», — пишет очевидец этих событий, византийский историк Никита Хониат.

Силы оставили византийцев задолго до первого падения их столицы. Из имперских пассионариев они в течение многих десятилетий превращались в безудержных интриганов, подтачивающих основы собственной державы. Что там наемники, они ведь и свои интересы имели в богатом полисе, свергая басилевсов зачастую раз в два-три года. За ученостью и чувством превосходства постепенно был утерян дух воителей – наследников Великого Рима. Ромеи (греки) безуспешно пытались оттянуть конец Истории. Наследники Константина Великого не смирились с потерей столицы, откатились в Никею, где создали империю в изгнании. Они вернутся в Святой город в 1261 году, чтобы изгнать ненавистных латинян. Впереди было почти два века борьбы с неумолимо надвигающейся османской угрозой. Но это была лишь агония. «Империя» постепенно сузилась до карликовых размеров — лишь Константинополь с окрестностями да ряд территорий в Морее (на Пелопоннесе) оставались под защитой византийского орла; да еще и осколок византийского мира — Трапезундская империя продолжала (до 1461 года, когда и на берега Черного моря пришли турки-османы) быть живым напоминанием о греческом мире.

29 мая 1453 года после почти двухмесячной, беспримерной по стойкости ее защитников, осады Город стал добычей воинов ислама. Последний император Константин XI Драгаш не сдался и погиб с оружием в руках, вместе со своей империей. Это была последняя, трагическая глава в истории неповторимой и блистательной Византийской цивилизации. Подробнее см. «Гибель Византии. Вторая смерть Гомера и Платона», «ЗН», №23 —12 июня 2004 г.

Стены — свидетели эпохи

Первое, можно сказать, оглушительное впечатление на прилетевших в Стамбул оказывают стены древней столицы Византийской империи. Они — молчаливые свидетели эпохи, которая, казалось, канула в Лету. Но на самом деле она присутствует в старом Стамбуле буквально на каждом шагу.

Одна из башен Константинополя, парящая над Мраморным морем Фото: Николай Иващенко
Одна из башен Константинополя, парящая над Мраморным морем Фото: Николай Иващенко
Первый пояс укреплений, защищавших новообразованную столицу империи с суши, а также со стороны высокого берега Мраморного моря, построил Константин Великий. В IV — начале V в. надобности в укреплении крепостных стен столицы не было. Но тут вмешалась природа: после двух мощнейших разрушительных землетрясений 447 и 448 гг. после Р.Х. 57 из 394 башен оказались практически разрушенными. Именно в это время полчища «Бича Божьего» Аттилы готовились полакомиться Городом, владевшим неисчислимыми богатствами. Император Феодосий ІІ Младший мобилизовал все возможные людские ресурсы (а уже тогда в Константинополе проживало до 100 тысяч человек) и в течение каких-то двух месяцев полностью восстановил укрепления и башни. Длина стен со стороны суши достигала шести с половиной километров. Это были наиболее мощные фортификационные сооружения города. Почти на восемь километров протянулись стены со стороны Мраморного моря, а со стороны бухты Золотой Рог — на семь километров.

Спустя более чем полтора тысячелетия со дня постройки стен и 507 лет после последнего штурма Города укрепления весьма неплохо сохранились. Не всегда реконструкция точна в деталях, но священный трепет при осмотре многокилометровой череды башен присутствует. Того и гляди, мы увидим на башнях последних защитников Константинополя греков и венецианцев, генуэзцев и каталонцев…

Удивительно, но под самыми укреплениями, в тех рвах, где тысячами лежали убитые турки и их союзники, местные жители умудрились разбить крошечные огороды. Они мирно копошатся в земле, насквозь пропитанной Историей и кровью. Конечно же, им не до сантиментов; даже в громадном мегаполисе каждая сотка — на вес золота. По официальным данным в Стамбуле проживает 14,5 млн. жителей, но говорят о 17 миллионах столичных жителей!

Сухопутная стена Феодосия почти полностью сохранилась, хотя некоторые башни несколько накренились; а вот стены, охранявшие город с моря и со стороны Золотого Рога — лишь фрагментарно. «Как новенькие» выглядят ворота сухопутного пояса обороны. Золотые же еще при Мехмеде II Завоевателе были заложены кирпичом. Султан боялся предсказания, что через эти ворота явится в столицу ее основатель — Константин Великий. Особым почетом у турок пользуются Адрианопольские ворота (у византийцев — ворота Харисия). Именно через них утром 30 мая 1453 года с огромной помпой вступил в поверженный город султан. Это был апофеоз торжества ислама над христианством и один из самых любимых турками образов (тут безусловное первенство за Кемалем Ататюрком — «отцом турок», фундатором современной Турецкой Республики), нашедший беспримерное количество воплощений — в литературе, живописи, графике… Султан хотел подчеркнуть преемственность власти от римских/византийских императоров и перенес свою столицу на место поверженного Города, назвав его Стамбул (Истамбул — произносится как «стин полин», по-гречески «в город»).

«В пурпур и золото одетые…»

В районе Зейтибурну, уже за стенами древнего Константинополя, неподалеку от Мраморного моря есть тихое, особо чарующее место. Вдали от гомонящего стоязыкого центра, где вереницы туристов атакуются настырными и учтивыми, хитрющими и доброжелательными турками, «обслуживающими» пилигримов, расположен греческий монастырь Пресвятой Богородицы «Животворящий источник» — Балыклы. Православные паломники здесь не столь уж частые гости. В этой святой обители, называемой еще «Рыбным храмом», за высоченным — в три метра — забором находится некрополь Константинопольских (Вселенских) патриархов и целительный источник.

Подземная часовня в греческом монастыре Пресвятой Богородицы «Животворящий источник» — Балыклы Фото: Николай Иващенко
Подземная часовня в греческом монастыре Пресвятой Богородицы «Животворящий источник» — Балыклы Фото: Николай Иващенко
Череда могил, их всего двадцать, высших иерархов православной церкви — Первых среди равных. Все окутано благодатью, незримо парящей в воздухе, и на каждом метре будто витают лики первосвященников, бородатых и суровых старцев в высоких черных шапках. Есть намоленные монастыри и церкви, и этот храм, несомненно, в их числе. Что удивило? Напрочь отсутствует дух стяжательства, столь знакомый многим моим соотечественникам, посещающим церкви в Украине (конечно же, нельзя сказать, что это повсеместное явление). Никакой торговли в храме и около него. Свечи белого, почти прозрачного цвета. Помяни близких, помолись за живых в монастырской церкви, ощути благость, коей наслаждались православные еще полтора тысячелетия назад. Поражает богатство убранства и в то же время строгость линий иконостаса XIX века; он просто завораживающий. Особую атмосферу создают шесть колонн в два ряда в древнегреческом стиле.

Спускаемся по крутым ступенькам в подземную часовню и попадаем в царство света. Сторож, он же смотритель, безучастно наливает святую воду из источника в эксклюзивные (Боже, слово-то какое, но святая правда) бутылочки с ликом Богородицы и младенца Иисуса. В воде мирно плещутся рыбки светло-пурпурного цвета. Сам собой выстраивается ассоциативный ряд… Пурпурный оттенок в Византии был исключительной прерогативой, собственностью басилевса. Не могли побаловать себя пурпурными одеждами ни сановники, ни, тем более, простолюдины. Разве что по большой милости императора динаты (элита, про нашу — ни слова!), особо приближенные к императору участники пиршеств, их 12-ть, могли получить царский подарок. Почему двенадцать? Тайная вечеря — Иисус Христос и 12 его учеников… Пурпурные одежды по весу были дороже золота! Не потому ли у Пушкина очередность именно таковая: «в пурпур и золото одетые…»

Могила Константинопольского (Вселенского) патриарха Виктора Зографоса в монастыре Пресвятой Богородицы Фото: Николай Иващенко
Могила Константинопольского (Вселенского) патриарха Виктора Зографоса в монастыре Пресвятой Богородицы Фото: Николай Иващенко
Басилевс старательно следовал этикету, называемому «таксисом». Отсюда и слово сугубо военное — тактика. Так именовались правила этикета в трактатах византийских мудрецов. В Городе-Светоче, в граде земном Константинополе император занимал место, подобающее, равное, можно сказать, Господу в Граде небесном. Власть в Византии божественна по своей природе, и император — наместник Бога на земле. Он считался равным апостолам, имел право входить в алтарь и принимать причастие «под двумя видами святых даров» (т.е. и вином, и хлебом), тогда как простые миряне причащались только хлебом.

«Рыбный храм» был основан императором Львом I Маркеллом (457—474 после Р.Х.) в бытность его еще воеводой. Встретив слепого старца, изнемогающего от жажды, он решил помочь ему. Нежданно услышав голос Богородицы, указавшей на источник и наставлявшей Льва построить на этом месте храм, воевода зачерпнул воды и подал старцу. И, о чудо, он прозрел! Уже став императором, Лев построил у источника храм, приказав нарисовать икону. Насколько почитаем был храм в Средние века, говорит тот факт, что через 75 лет, после 532—537 годов (то есть после подавления восстания «Ника» и восстановления разрушенного во время смуты храма Святой Софии), император Юстиниан I Великий повелел отправить для его перестройки оставшиеся материалы — гранит и кирпич. Вскоре там был открыт мужской монастырь. Задумаемся, что этот маленький храм — ровесник величественной Святой Софии. Кстати, Святая София – это не храм во славу святой, а Святая Премудрость (о нем во второй главе очерка) Христианство лишь через 450 лет на нашей земле пустило свои первые корни.

Рассказали дивную историю. Когда в часовню ворвались язычники (кроме крестоносцев или турок, это могли быть разве что свои же православные — неистовые иконоборцы), монахи успели пожарить рыбу лишь с одной стороны. Да не доставайся ты никому!.. И рыбу бросили в источник. Она поплыла в купели источника как ни в чем не бывало, и непрошеные гости в ужасе бежали...

Миф или же сущая правда? Трудно сказать, но звучит жизнеутверждающе.

***

Мехмеду II Завоевателю приписывают такое изречение: «В мире должна быть только одна империя, одна вера, один император». Возможно, это тоже мифология, хотя свои имперские амбиции султан воплощал вдохновенно и неукоснительно. Что касается свободы вероисповедания, то таковая в Истамбуле в первое столетие османского господства не подвергалась серьезным испытаниям.

Да, большинство христианских храмов стали мечетями. Но православным удалось получить фирман (разрешение) султана на службу в целом ряде церквей (в основном удаленных от исторического центра, в первую очередь — расположенным вдоль берега Мраморного моря). Даже францисканцы в генуэзском предместье Галата сумели на долгие десятилетия сохранить свои монастыри. Для сравнения: испанские католики после завершения Реконкисты в 1492 году обошлись с поверженными мусульманами, а заодно и иудеями-сефардами немилосердно, по принципу «Горе побежденным!». Большинство беглецов из Гранады и Севильи нашли приют именно в Стамбуле…

Но это уже другая история, иная эпоха.

«Новый Константинополь стал блестящим городом — красивым, богатым, многонаселенным и разноплеменным. Однако его красота олицетворяла ныне могущество мировой истории султанов, а не царство Христианского Бога на земле, а его жители были разобщены различными вероисповеданиями.

Константинополь возродился, став на многие века предметом восхищения всех, кто его посещал. Но это уже был Стамбул, а не Византий», — писал в своей работе «Падение Константинополя в 1453 году» выдающийся английский медиевист Стивен Рансимен.

Лучше и не скажешь. Продолжение рассказа о сокровищах архитектуры и культуры Константинополя и Стамбула на следующей странице «Архивариуса». Мы расскажем также об уникальном опыте развития межнационального диалога и тесного общения интеллектуалов, который уже 12 лет олицетворяет Платформа «Евразия», объединившая писателей, журналистов, ученых из многих стран Евразийского континента.

Автор благодарит за помощь в подготовке материала Платформу «Диалог Евразия» (представитель в Украине — профессор Владимир Сергийчук, координатор от Турции — Гекхан Демир), туроператора ANEX TOUR, информационное агентство «Джиган» (Юнус Эрдогду), а также Туристический пресс-клуб Украины (вице-президент Елена Зеленко).

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно