КОМБИНАТЫ СМЕРТИ

27 января, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №4, 27 января-3 февраля

Есть на карте Европы населенные пункты, от одного лишь названия которых мороз продирает по коже и в жилах стынет кровь...

Есть на карте Европы населенные пункты, от одного лишь названия которых мороз продирает по коже и в жилах стынет кровь. А у всего, что совершил или создал человек, есть своя география. Есть такая география и у геноцида, холокоста, катастрофы европейского еврейства. Вспомним эту географию, освежим свою память во имя памяти сотен тысяч невинных жертв, умерщвленных немецкими фашистами и их пособниками других национальностей, назовем эти географические пункты Европы: Треблинка, Хелмно, Собибор, Майданек, Бельжец, Освенцим (Аушвиц).

Освенцим - кто знает, может быть этому небольшому городишке, затерявшемуся на юго-западе польской Силезии, так бы и пришлось пребывать в безвестности, если бы в канун второй мировой войны Гитлер и Гиммлер - две самые зловещие фигуры в истории человечества не пришли к мысли об окончательном решении «еврейского вопроса».

Освенцим, в дальнейшем ставший одним из самых крупных в мировой истории «комбинатов смерти», был задуман и создан как крупнейший нацистский концентрационный лагерь и лагерь смерти, как центральное звено созданного гитлеровской Германией механизма уничтожения неугодных режиму лиц и групп, в основном европейских евреев.

С поистине дьявольской предусмотрительностью гитлеровцы учли все необходимое для осуществления такого злодейства - отдаленность от крупных населенных пунктов с целью строжайшей секретности массового уничтожения людей и наличие поблизости железнодорожных коммуникаций для бесперебойной доставки своих жертв.

Создание Освенцима по приказу Гиммлера началось в апреле 1940 года на месте бывшей польской армейской базы. Первоначально он строился трудом 300 согнанных туда евреев г.Освенцим и его окрестностей и поначалу имел относительно небольшие масштабы - в нем содержалось около 10000 узников. Масштабы строительства стали интенсивно расти по мере приближения намеченной Гитлером даты нападения на Советский Союз, когда по планам гитлеровцев в Освенциме надо было содержать (фактически это означало физическое уничтожение) сотни тысяч людей: евреев, военнопленных и других. И тогда началось строительство филиала, так называемого Освенцима II - Биркенау, в 3 километрах от первого, на территории близлежащего села Бзежинка,а затем, поскольку масштабы массовых убийств начали расширяться, приступили и к строительству Освенцима III на территории села Монвиц.

«Дело» было поставлено на индустриальную основу - ведь впервые в мире надо было разработать, создать и запустить «в производство» доселе невиданное средство массового уничтожения людей.

Тот, кто читал роман Гроссмана «Жизнь и судьба», помнит, по всей вероятности, леденящее душу описание истории создания этого одного из страшнейших «производств» на Земле. Кто не читал роман, пусть прочтет и пропустит через свою душу все то, что изложено на его страницах, а также посмотрит и пропустит через себя фильм Стивена Спильберга «Список Шиндлера».

Имперское управление государственной безопасности - зловещее ведомство Гиммлера - заключило контракты с крупнейшими германскими строительными фирмами о постройке четырех огромных крематориев с гигантскими газовыми камерами, а с компанией «Топф и сыновья» из Эрфурта - о поставке высокопроизводительного оборудования. Были задействованы всемирно известные германские фирмы «ИГ Фарбениндустри», Крупп, Сименс-Шуккерт и другие.

Руководство рейха не жалело денег и средств для быстрейшего пуска этого важнейшего государственного «производственного объекта». И 3 сентября 1941 года состоялось первое испытание: в сравнительно небольшой камере в Освенциме I в одночасье было умерщвлено 600 советских военнопленных и 250 других узников, среди которых были в основном больные и ослабленные люди.

Вскоре в Берлин был отправлен обстоятельный доклад, в котором администрация лагеря с гордостью сообщала, что впервые «научно» удалось установить потребности в газе «Циклон-Б» для быстрейшего и экономичного уничтожения «унтерменшей», загоняемых в камеры.

В результате четкой реализации всех технических и организационных мероприятий Освенцим вскоре превратился в гигантский с безукоризненно налаженным производством «комбинат смерти». Из шести упомянутых лагерей он выделялся не только размерами (около 5 квадратных километров сам лагерь, а с прилегающей и используемой для его нужд территорией - 40 квадратных километров), но и применением самого современного оборудования, специально разработанного для него видными немецкими учеными и инженерами и беспрецедентных «достижений наук» массового уничтожения людей и утилизации их останков.

Вот некоторые технические данные этой человеческой бойни - предмета особой гордости ведомства Гиммлера: мощность четырех крематориев с газовыми камерами позволяла в течение пяти часов уничтожить в них до 12 тысяч человек. В «рекордный день», 28 июня 1944 года, когда «производство» было выведено, так сказать, на проектную мощность, через камеры и крематории пропустили 24 тысячи венгерских евреев.

Машина массовых убийств в Освенциме, запущенная на полные обороты в январе 1942 года, когда туда прибыли первые эшелоны с евреями (так называемые транспорты Главного имперского управления безопасности (позднее эсэсовцы называли их «транспортами Эйхмана»), работала затем со все возрастающей нагрузкой.

Тщательно продуманным и неукоснительно соблюдаемым был весь процесс уничтожения прибывших очередным эшелоном жертв. У высаживаемых из вагонов евреев тут же отбирали и отправляли на склады (на лагерном жаргоне их называли «Канада») багаж, после разделения мужчин и женщин начиналась «селекция» - вновь прибывшие проходили мимо врачей-эсэсовцев, которые визуально выделяли из их числа работоспособных (в среднем около 10%). Их регистрировали, давали лагерные номера и отправляли в бараки. Остальных ждала одна судьба - в крематорий, зловещая труба которого денно и нощно извергала черный жирный дым, полный бывших человеческих жизней.

Число же узников Освенцима, которые использовались как временная рабочая сила, как потом было установлено, составило около 400 тысяч человек. Из них к моменту освобождения выжило примерно 60 тысяч и лишь немногие из них дожили до сегодняшнего дня. Есть и другая статистика: из 20 тысяч советских военнопленных, прошедших через кровавые жернова Освенцима, уцелело 96 человек.

Что же касается уничтоженных евреев, то здесь четкая статистика отсутствует, так как огромное большинство из них отправлялось в камеры без всякой регистрации. Согласно последним оценкам историков катастрофы, общее число уничтоженных (задушенных газами, расстрелянных, убитых иными способами, заморенных голодом и непосильным трудом, погибших в результате проводимых над ними бесчеловечных «научных» экспериментов) составляет около одного миллиона пятисот тысяч человек, из которых не менее 85% или около одного миллиона трехсот тысяч - евреи. Мрачная статистика бесстрастным (бесстрастным ли?) языком цифр свидетельствует, что около 20% уничтоженных немецким фашизмом евреев Европы было умерщвлено в одном лишь Освенциме.

На Нюрнбергском процессе бывший комендант лагеря Освенцим Рудольф Франц Фердинанд Гесс показал: «Мне 46 лет. Я постоянно сотрудничал в концентрационных лагерях с 1934 года: до 1938-го в Дахау, с 1938-го по 1940-й в Заксенхаузене, затем по 1943-й - в Освенциме. Примерно 2 млн. 500 тыс. жертв было умерщвлено в газовых камерах и печах и еще около полумиллиона погибло от истощения и болезней, всего около 3 миллионов человек. Это составляет 70 - 80% всех узников Освенцима, оставшиеся 20 - 30% были отобраны для работы на предприятиях лагеря. Среди уничтоженных было 100 тысяч немецких евреев и огромное число мирных жителей, почти исключительно евреев, из Голландии, Франции, Бельгии, Польши, Венгрии, Чехословакии, Греции и других стран. Только одних венгерских евреев мы уничтожили около 400 тысяч летом 1944 года...»

Писатель, переводчик, публицист Лев Гинзбург в одной из своих книг, посвященных разоблачению бесчеловечности фашизма, - «Цена пепла» писал, что чувство непередаваемого ужаса в нем вызывали не только масштабы массовых убийств в фашистских лагерях смерти, но, может быть, в первую очередь то, с какой холодной и поистине дьявольской расчетливостью осуществлялась и велась в них «бухгалтерия смерти» с педантично прагматичным использованием «побочных продуктов».

Пепел и размолотые кости удушенных и сожженных шли на удобрения, женские волосы на матрасы для моряков немецкого подводного флота, золотые зубы и коронки пополняли подвалы Рейхсбанка. Превращение лагеря Освенцим в прибыльное предприятие составляло предмет особой гордости лагерного начальства. Особенно значительную прибыль давала превращенная в средство медленного убийства эксплуатация рабского труда узников из так называемых подсобных лагерей, которых при Освенциме III было создано около 45. Помимо самого лагеря доходы получала госказна Третьего рейха, куда из этого источника в 1943 году ежемесячно поступало около двух миллионов марок. Крупные капиталы зарабатывали на этом и генеральные подрядчики Освенцима, те же «ИГ Фарбениндустри», Крупп, Сименс - Шуккерт, вышедшие в послевоенное время сухими из воды и оправданные по решению Нюрнбергского трибунала.

Ощутимую выгоду получало и население Третьего рейха, среди которого распределялись одежда, обувь и другие личные вещи жертв концлагерей.

С чувством горького недоумения узнаешь теперь о фактическом безучастии и равнодушии стран-союзниц антигитлеровской коалиции к судьбам миллионов людей. Весной и летом 1942 года в Лондон и Вашингтон поступила информация о массовых убийствах евреев в лагерях смерти. Представители Всемирного еврейского конгресса в Швейцарии передали об этом сведения, полученные от немецкого промышленника Эдуарда Шульте. Благодаря связям с нацистской верхушкой он имел возможность ознакомиться с планом уничтожения европейских евреев. Секретарь американского казначейства Генри Моргенау писал в своих мемуарах: «С августа 1942 года мы знали о намерениях нацистов стереть всех европейских евреев с лица земли. Несмотря на это, в течение 18 месяцев госдепартамент не предпринял никаких шагов в отношении этого чудовищного плана...»

В апреле 1943 года под давлением мировой общественности Британия и США созвали Бермудскую конференцию по проблемам беженцев. Она открылась в дни восстания в Варшавском гетто. Результаты ее работы явились еще одним проявлением апатии и безразличия необъяснимых с точки зрения человеколюбия и гуманности. Гора, что называется, родила мышь. Англия и США милостиво разрешили 20 тысячам беженцев, четвертую часть которых составляли евреи, переправиться из Испании в Северную Африку. Один из лидеров польского еврейства Самюэль Зигельбойм, прибывший в Лондон из Варшавы, в знак протеста против бездействия Бермудской конференции покончил жизнь самоубийством через две недели после ее закрытия. В его прощальном письме были такие слова: «Своей смертью я хочу выразить протест против равнодушия, с которым мир наблюдает за гибелью еврейского народа». Как созвучны его слова с сегодняшним временем по отношению к другим народам мира!

Когда в Освенцим пошли составы с сотнями тысяч венгерских евреев, поступили требования, чтобы ВВС США разбомбили газовые камеры и крематории. Американцы возразили, что Освенцим не является военным объектом и поэтому не может подвергнуться бомбардировке. Советский Союз со своей стороны заявил, что наилучшим способом спасения евреев будет полный разгром нацистской Германии. Таким образом, за всю войну союзники не сделали и шага, направленного на непосредственное спасение гибнущих евреев. Да, они сражались с Германией (из них почти два года Советский Союз один на один) и приближали победу. Но миллионы евреев в оккупированной Европе не могли ждать и не имели времени ждать до победы. Их истребляли ежедневно, и они были обречены на смерть до победоносного конца войны.

До своего бесславного конца нацисты успели уничтожить шесть миллионов евреев Европы.

Сопротивление самих жертв катастрофы было во многом ослаблено в связи со строжайшей секретностью, которой была окружена «деятельность всей сети лагерей смерти, в том числе и Освенцима. Даже по официальной переписке администрации лагерей из-за применявшихся условных обозначений и кодов трудно было судить о происходившем, а прибывавшие жертвы до последней минуты не подозревали о своей участи.

И все же имеются сведения, что в условиях лагерей существовало сопротивление дьявольской машине террора. Так, в лагере смерти Собибор группой советских военнопленных, возглавляемой офицером Красной Армии Александром Ароновичем Печерским, в сентябре 1943 года было убито 12 офицеров из лагерной охраны. Узникам удалось захватить их оружие и уничтожить еще 38 эсэсовцев.

Прорвав ограждение, с территории лагеря бежало около 400 человек. Но лишь небольшая группа под командованием Печерского добралась до расположения брестских партизан. В Освенциме были также зафиксированы случаи сопротивления. Евреи входили в подпольные группы, созданные узниками различных национальностей, готовивших, в частности, побеги. Из отчета двух спасшихся во время побега 7 апреля 1944 года евреев А.Вецлера и В.Розенберга правительства и общественность западных стран впервые получили достоверную информацию обо всем происходившем в лагере Освенцим. В начале сентября 1944 года группа греческих евреев подожгла один из крематориев и бросила в пламя двух находившихся рядом эсэсовцев. Восставшим удалось перерезать колючую проволоку и выбраться за пределы лагеря, однако его многочисленный эсэсовский персонал, приведенный в действие командованием, опасавшимся всеобщего восстания (историки не отрицают возможности существования такого плана), сумел уничтожить почти всех бежавших узников.

По мере того, как война катилась на Запад, ведомство Гиммлера - Эйхмана в предчувствии неминуемого возмездия начало заметать следы.

Нарушился привычный ритм «работы» Освенцима. Быстрое наступление Красной Армии, ускоренное по просьбе обратившегося к Сталину У.Черчилля в связи с захлебнувшимся наступлением союзников под Арденами, застало немцев врасплох и спутало все их планы по ликвидации узников и самого Освенцима. Тысячи узников погнали пешком в Германию. Эти колонны получили название «маршей смерти». Сам лагерь нацистское руководство намеревалось уничтожить полностью, сравняв его с землей. Провидению было угодно сохранить это одно из самых страшных на Земле «производств», эту невиданную по масштабам человеческую бойню. Ворвавшиеся 27 января 1945 года в Освенцим части I-го Украинского фронта застали там 7650 изможденных и больных узников, сохранившиеся крематории, часть бараков и многочисленную лагерную документацию.

В последующие годы на так называемых освенцимских процессах, начавшихся с 1947 года, заслуженное наказание постигло лишь небольшую часть лагерных палачей высших и низших рангов. Из нескольких сотен представших перед судом около нескольких десятков были приговорены к смертной казни и повешены. В числе их были комендант лагеря Р. Гесс и руководитель строительства крематориев Б.Теш.

Через пятнадцать лет после освобождения уцелевших узников Освенцима в мае 1960 года сотрудниками спецслужб Израиля был схвачен скрывавшийся на территории Аргентины под именем Рикардо Клемент обер-палач еврейского народа Адольф Эйхман.

В понедельник 23 мая 1960 года в 4 часа дня все скамьи израильского парламента - кнессета были заполнены до отказа: разнесся слух, что премьер-министр Бен-Гурион сделает важное сообщение.

Ровно в 4 часа дня спикер открыл заседание кнессета и предоставил слово Бен-Гуриону, который заявил:

- Недавно был обнаружен один из главнейших военных преступников Адольф Эйхман, ответственный за «окончательное решение еврейского вопроса», то есть уничтожение 6 миллионов евреев в Европе... Этот нацист арестован, находится в Израиле и в соответствии с законом скоро предстанет перед судом.

Несколько секунд царила тишина. И вдруг грянули овации. Члены парламента ликовали. Убийца их народа найден. Его будут судить. Как? Где? Когда? Эти вопросы они зададут потом, а в эту минуту торжествовала вера в справедливость.

Эйхман предстал перед судом по закону о нацистах и сотрудничавших с нацистами, принятом кнессетом 1 августа 1950 года.

Через два года свершился акт возмездия - Эйхман закончил свою жизнь в петле.

И по прошествии многих лет вновь и вновь задаешься проклятым вопросом, что же такое «Освенцим» в общечеловеческом плане? Ответ на этот вопрос я лично для себя нахожу в книге уже упомянутого Льва Гинзбурга «Разбилось лишь сердце мое», где он пишет:

«В Польшу я приехал, чтобы посетить Освенцим. Уже были написаны мои книги о зверствах нацистов - «Цена пепла», «Бездна», «Потусторонние встречи»; много раз бывал я в Бухенвальде, бывал в Заксенхаузе, Равенсбюрке, Дахау, видел балки смерти, рвы смерти, ямы смерти, мемориалы на месте казненных деревень, перевел пьесу Петера Вайса о процессе над палачами Освенцима «Судебное разбирательство» («Дознание»), а в самом Освенциме почему-то так и не был, хотя Освенцим и есть наивысший символ страданий, конечная станция, на которую привезли человечество».

И уже для выводов каждому из нас: из той же книги: «Есть выражение «до костра». То есть я готов сопротивляться злу, но до костра. Если будут угрожать костром, я пасую. Но поставим вопрос иначе: пасуй, но до костра. То есть, если тебя заставят вести на костер человека, ты этого сделать не сможешь».

Так может быть стоит над этим задуматься?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно