Когда завершилась Февральская революция?

2 марта, 2007, 00:00 Распечатать Выпуск №8, 2 марта-7 марта

За исключением Голодомора и проблемы ОУНУПА, исторические сюжеты привлекают внимание только тогда, когда приближается круглая дата...

За исключением Голодомора и проблемы ОУНУПА, исторические сюжеты привлекают внимание только тогда, когда приближается круглая дата. Поэтому воспользуюсь 90летним юбилеем Февральской революции в России, чтобы обратиться к читателям.

В Международный женский день 8 марта (23 февраля по ст.ст.) социалистические партии организовали в Петрограде демонстрацию. В последующие дни забастовки и демонстрации стали массовыми. К бастующим рабочим присоединился 160тысячный гарнизон столицы. Волнения начались в тыловых гарнизонах и на фронте. 15 (2) марта Николай ІІ по совету руководства думских партий и командующих фронтов отрекся от власти.

Ответить на вопрос о конце революции в России не так­то легко. В прошлом ее ограничивали восемью днями, а последующие события рассматривали как перерастание буржуазно­демократической революции в социалистическую. Я же хочу доказать, что Февральская, или Русская, революция закончилась только в январе 1918 года с разгоном Учредительного собрания. Для этого нужно поиному посмотреть на большевистский переворот, так же, как и на будущие события, вовлекшие в свою орбиту и украинские земли.

С обоснованием своей концепции мне уже пришлось выступать в «ЗН». Убежден, однако, что правильное понимание событий 1917 года дает нам в руки ключ для определения причин социальных катастроф в следующие два десятилетия. Поэтому и делаю третью попытку разрушить стереотипы, приобщая новые аргументы.

Миф о «Великой Октябрьской социалистической революции»

Вслед за В.Лениным большевики определили свой приход к власти как переворот. И только в 1927 году этому событию дали торжественное название — Великая Октябрьская социалистическая революция.

Зарубежные ученые не согласились со странным существованием двух различных революций в одном году, но из всех событий их больше всего интересовал большевистский переворот. На Западе издано немало трудов об Октябрьской революции. Однако в двухтомнике американского историка Р.Пайпса «Русская революция» (год издания — 1990-й; русский перевод — 1994 г.) акценты расставлены правильно. Эта книжка до сих пор остается самым подробным исследованием Русской революции.

Несмотря на наличие двух революций в одном году, концепция большевиков парадоксально базировалась на идее непрерывности революционных действий. Для них было важно обосновать поступательное движение революции. Это желание иногда заставляло противников большевистской концепции соглашаться с существованием двух отдельных революций. Рассмотрим эволюцию взглядов чешского диссидента, впоследствии директора Свободного университета в Западном Берлине Михала Реймана. Перед бегством на Запад он издал в Праге книгу «Русская революция 23 февраля — 25 октября 1917 г.» (в 1967 г. вышло издание на чешском языке, 1968 г. — на русском). Однако в статье в журнале «Отечественная история» (1994, №4—5) М.Рейман заявил, что отказывается от мысли о едином революционном процессе. Февральскую революцию, аргументировал он, можно рассматривать как демократическую, но вот Октябрьская заложила основы тоталитарного порядка. Это правильно, но почему мы должны считать революционный процесс управляемым одной политической силой, сначала — демократической, а потом — тоталитарной? Более естественным является взгляд на революцию как на процесс борьбы политических сил.

Реальный ход событий в России в 1917 году оказался слишком запутанным, и в этой путанице не разобрались даже иностранные ученые. Большевики изначально позиционировали себя как партию, реализующую стремление масс. Народную революцию они узурпировали путем отождествления своих противников с контрреволюционерами. В повседневном сознании действия ленинской партии в 1918—1938 гг. тесно переплелись с действиями масс в 1917 году. Это было результатом усилий первого поколения ленинских пропагандистов. Теми, кого не убедили, занялось первое поколение чекистов.

Назвать большевиков контрреволюционерами невозможно. Эта партия в большей степени, нежели любая другая, была способна на революционные действия. Она проявила достаточную волю и изобретательность, чтобы, как выражался Ленин, «совершенно по-новому организовать самые глубокие основы жизни сотен миллионов людей». Но мы не должны вслед за большевиками отождествлять их революцию с той, которую называем Февральской. Не стоит усматривать в октябрьских событиях, в зависимости от отношения к ним, только большевистский переворот или Великую Октябрьскую социалистическую революцию. Нельзя забывать о наличии еще одного участника революционного процесса — советах, свергнувших самодержавный строй без помощи политических партий. Действия советов нужно отличать от действий либеральных и социалистических партий или же партии большевиков. Октябрьский переворот был порождением этих действий, поскольку советы начали уходить от партий эсеро-меньшевистского блока и наполняться большевиками. В конечном итоге Февральская революция состоялась как советская. Но она не имела прямого отношения к коммунистической революции, начавшейся позже и продолжавшейся 20 лет.

Проржавевшие конструкции тоталитарного порядка рухнули на изломе 80—90-х гг. вместе с созданной Лениным и Сталиным империей. Наверное, пришло время осуществить реконструкцию концепта Октябрьской революции и расставить события 90-летней давности в надлежащей последовательности.

Союз либеральной и социалистической демократии

12 марта (27 февраля) 1917 года, на пятый день революции, в резиденции Государственной думы — Таврическом дворце — впервые собрался исполком Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов. Этот орган был сформирован для контроля за действиями солдат и рабочих на улицах имперской столицы. В воззвании, опубликованном в первом номере газеты «Известия», совет сформулировал главный лозунг революции: «Все вместе общими силами будем бороться за полное устранение старого правительства и созыв Учредительного собрания, избранного на основе всеобщего, тайного, прямого и равного избирательного права».

Партийный состав Петросовета определялся в ходе выборов депутатов. Рабочие и солдаты избирали только представителей социалистических партий. Исполком сформировался в составе 29 человек, преобладали в нем социал-демократы (меньшевики) и эсеры. Таким же был партийный состав и других рабочих и солдатских советов, возникавших в стране. Во главе исполкома Петросовета стал лидер меньшевистской фракции в Государственной думе Н.Чхеидзе. Его замом избрали популярного адвоката А.Керенского, принадлежавшего к думской фракции трудовиков и сделавшего политическую карьеру благодаря блестящим речам.

Одновременно с этим органом революционной демократии сформировался орган легитимной власти — Временный комитет Государственной думы. Он состоял из кадетов и других партий либеральной демократии и также сделал своей резиденцией Таврический дворец.

14 (1) марта Петроградский совет рабочих и солдатских депутатов еще полностью не сформировался, а высшая власть в стране формально принадлежала императору. Однако как раз в этот день Временный комитет Думы и исполком Петросовета приняли принципиальные решения о власти. Основополагающее слово принадлежало Петросовету. Члены исполкома провели этот день в дискуссии: нужно ли им ограничиться контролем за деятельностью формирующегося правительства или, наоборот, образовать коалиционное правительство из думских и советских министров. Мало кто хотел стать министром, поскольку думское правительство считалось буржуазным, если использовать тогдашнюю лексику (законсервировавшуюся у нас на три поколения). Кроме того, правительство имело ограниченный срок действия — до созыва Учредительного собрания. В конце концов правительство было не совсем легитимным, поскольку его сформировала Дума, избранная недемократичным путем. Будучи уверенными в завоевании большинства в Учредительном собрании, лидеры партий революционной демократии воздержались от участия в правительстве. Лидеры партий либеральной демократии по собственной инициативе обратились к Чхеидзе и Керенскому с предложением войти в правительство. Первый отказался, а второй согласился быть министром юстиции.

Партии революционной демократии не рассматривали Петросовет и периферийные советы, которые должны были возникнуть, как органы государственной власти. Органом, конструировавшим власть, они считали только Учредительное собрание. Либеральная демократия была согласна с ними. Контроль Петросовета над рабочими и солдатами выглядел как власть, но все понимали: власть толпы является не демократией, а охлократией.

Можно сделать вывод, что в первые месяцы после свержения самодержавия в России наблюдалась невиданная сплоченность политических сил. Страх перед анархией объединил ярых противников — партии либеральной и социалистической демократии. Этот страх заставил и силы контрреволюции поддержать либеральную демократию и ограничить собственную активность.

Союз между партиями революционной и либеральной демократии наглядно проявился во время майского кризиса Временного правительства. Исполком Петросовета позволил тогда социалистам войти в правительство. В первое коалиционное правительство в мае 1917 года вошли шесть «министров-социалистов», а А.Керенский стал военным министром. После второго кризиса в июле Всероссийский центральный исполнительный комитет советов предоставил Временному правительству чрезвычайные полномочия. Во втором коалиционном правительстве во главе с Керенским «министры-социалисты» уже численно превосходили «министров-капиталистов». Под влиянием июльского кризиса Временное правительство впервые определило конкретный срок выборов в Учредительное собрание — 30 сентября. Вскоре по техническим причинам выборы были перенесены на 25 ноября.

Красный конь революции

Те, кто отличает Февральскую революцию от Октябрьской, характеризуют первую как буржуазно-демократическую. Здесь игнорируется то очевидное обстоятельство, что главным участником революции были не партии любого политического спектра, а советы.

Россия весьма запоздала с революцией, и советы как участник революционного процесса возникли именно и только здесь (впервые — в 1905 году). Это были классовые организации народных «низов», видевшие цель своего существования в ликвидации крупных собственников — помещиков и буржуазии. Острота социально-классового противостояния, проявившаяся в появлении советов, усугубилась пагубным влиянием мировой войны. Народные «низы» были возмущены вызванным войной обнищанием и не желали отдавать жизни за империалистические стремления «верхов». Голос самого многочисленного и самого презираемого класса вдруг оказался достаточно весомым: мировая война впервые организовала многомиллионные, но всегда распыленные крестьянские массы в крупные военные подразделения. Бескомпромиссность и экстремизм советов грозили стране гражданской войной, потерей обороноспособности армии, анархией и хаосом.

Потенциал классовой ненависти был исключительно высок. Для участников революции крепостническая пора еще оставалась семейной болью: это их дедов про­давали или проигрывали в карты. Невиданная по масштабам трехлетняя война ощутимо сказалась на каждой семье, повседневно про­дуцируя жестокость. Когда оказалось, что Временное правительст­во откладывает до созыва Учре­дительного собрания решение аграрного вопроса, одетые в солдатские шинели крестьяне начали дезертировать из тыловых гарнизонов и даже с фронта, чтобы поделить землю «по справедливости». Погромное движение на селе изображалось в историографии как организованная конфискация помещичьих имений. Факты нередко свидетельствовали об ином. Вот что увидел в Могилев-Подоль­ском уезде корреспондент газеты «Селянський голос»: «…Просто люди подуріли, б’ють, розбивають, руйнують усе, що попаде під руку. Хто що захопить, тягне до себе. Нищаться ліси, паляться будинки, які пригодились би народу під школу або лікарню. Страшна картина стає перед нами, й здається, що от через кілька часу ми не побачимо перед собою людей, а тільки грабіжників і душогубів».

Советы были стихийным порождением революции и сами по себе не могли действовать координированно. Координация действий обеспечивалась только политическими партиями. Пока партии меньшевиков и эсеров контролировали советы, революционный процесс проходил по демократическому сценарию. Но как долго они могли удерживать ситуацию? Мне кажется, иллюстрация к Февральской революции — написанная еще в 1912 году картина К.Петрова-Водкина «Купание красного коня». Мощный конь, окрашенный солнцем в красный цвет, и на нем — хрупкий мальчик с уздечкой. Удержится ли он на коне? Или коня оседлает кто-то другой?

Третья сила

Антанта, желая сохранить свою союзницу в войне с Германией, не давала согласия на пропуск в Россию политических деятелей с экстремистскими взглядами. В.Ленину пришлось отсиживаться в Швейцарии. Руководствуясь собственными интересами, кайзеровское правительство разрешило проезд российских эмигрантов в Стокгольм по территории Германии. У.Черчилль в 1929 году выразился достаточно образно: немцы, мол, «завезли Ленина из Швейцарии в Россию, как бациллу чумы, в закрытом вагоне».

17 апреля Ленин дважды выступил в Таврическом дворце — на собрании большевиков, а потом перед участниками Всероссийского совещания советов рабочих и солдатских депутатов. Десять тезисов, содержавшихся в двух докладах, 20 апреля были напечатаны в «Правде». Сегодня мы знаем их как «Апрельские тезисы» — один из ключевых документов в истории КПСС.

Первые пять тезисов определяли стратегию завоевания диктаторской власти. Пятью последними Ленин давал понять, зачем ему нужна диктаторская власть. Речь шла: о том, чтобы большевики оставили официальное название своей партии меньшевикам и назва­лись коммунистами; о принятии второй, коммунистической по содержанию, партийной программы; о преобразовании захваченной большевиками страны в «государство-коммуну»; о национализации всех земель, превращении помещичьих имений в советские хозяйства, внедрение контроля советов за общественным производством и распределением, слиянии всех банков в один общенациональный банк; о создании нового, Коммунистического интернационала.

Формулировки первых пяти тезисов были кратки, но понятны. Именно вокруг них развернулась полемика. «Апрельские тезисы» не сразу были одобрены даже пар­тией большевиков. Историки КПСС, подчеркивая «дальновидность ленинского гения», всячески делали акцент на этом обстоятельстве. В свою очередь последние пять тезисов имели настолько завуалированную формулировку, что оппоненты почти не обратили на них внимания.

Суть социализма и коммунизма, а также смысловые соотношения между этими родственными понятиями в разные времена и разными политическими силами определялись неодинаково. Какое содержание вкладывалось в понятие «коммунизм» в «Апрельских тезисах»?

Классическим документом революционного марксизма стал написанный К.Марксом и Ф.Эн­гельсом накануне европейской революции 1848—1849 гг. «Манифест Коммунистической партии». Суть коммунизма сводилась к ликвидации насильственным путем частной собственности на средства производства и замене основанного на товарно-денежных отношениях рыночного хозяйства плановым производством и распределением материальных благ. Маркс не видел отличий между социалистами и коммунистами, но различал низшую фазу коммунизма (коммунизм производства) и высшую (коммунизм потребления). В скором времени низшая фаза коммунизма стала отождествляться (во всяком случае — марксистами) с социализмом.

Европейская революция снизила социальное напряжение в странах, где она состоялась. Социалисты пришли к убеждению, что намного лучше двигаться в направлении демократического согласования интересов труда и капитала, нежели уничтожать капитал, являвшийся равноправным участником производственного процесса. Политика европейских социалистов, избравших демократические методы политической деятельности, нашла обобщенное определение в знаменитом высказывании младшего друга и ближайшего сотрудника Энгельса Э.Бернштейна: «То, что привыкли называть конечной целью социализма, для меня ничто, а движение — это все».

Энгельс поддерживал Берн­штейна, но от догм своих юношеских лет отказываться не намеревался. В этом с ним был солидарен К.Каутский, под влиянием которого немецкая социал-демократия приняла в 1891 году Эрфуртскую программу. Конечной целью партии она считала обобществление средств производства и замену анархии рынка централизованным распределением продукции. Достигнуть этой цели программа требовала реформами, а не революциями.

Большевики и меньшевики вышли из одной партии. Первые взяли на вооружение лозунги «Манифеста Коммунистической партии», вторые оставались социал-демократами по призванию, поскольку отстаивали демократические методы политической борьбы. Пропасть еще большей глубины отделила большевиков от социалистов-революционеров. Эсеры отстаивали интересы крестьянства, тем временем большевики клеймили крестьян как «мелкую буржуазию» и отказывали им в присутствии в том мире, который были намерены построить. Объявив других социалистов сначала соглашателями, а потом контрреволюционерами, Ленин намеревался вытеснить их из советов, чтобы потом на их плечах прорваться к власти. Диктаторская власть требовалась ему для немедленного воплощения в жизнь лозунгов революционного марксизма образца 1848 года.

Кто победил 7 ноября 1917 года?

С весны 1917 г. большевики развернули борьбу за влияние на массы, избрав удобное положение оппозиционеров, тогда как социалисты отвечали за деятельность правительства, становившуюся все более провальной. Они обладали преимуществом перед остальными социалистами, так как в унисон с советами требовали уничтожить помещиков и капиталистов. В конце концов они развернули невиданную по масштабам информационную войну с партиями либеральной и социалистической демократии. Самым большим вниманием пользовались фронт и тыловые гарнизоны. Ежедневно в подразделения 12-миллионной армии поступало до 100 тыс. экземпляров газет.

Историки КПСС не могли указать, кто финансировал организационную и пропагандистскую деятельность большевиков в масштабах, несравнимых с деятельностью всех остальных партий вместе взятых. Западные историки разобрались в преднамеренно запутанных схемах передачи денег и установили их немецкое происхождение. Р.Пайпс оценивал общую сумму финансирования эквивалентом в 9 тонн золота. Передавая деньги, кайзеровское правительство не требовало от Ленина ничего конкретного. Для кайзера было важно, чтобы за линией фронта не прекращалась революция.

Но влияние большевиков в советах распространялось слишком медленно. В июле Ленин попытался взять власть вооруженным восстанием, но своевременно отступил, чтобы предотвратить поражение. В августе он решил временно отказаться от собственных лозунгов, взяв на вооружение лозунги советов, то есть слиться с ними. Вместо призыва превратить войну империалистическую в войну гражданскую вождь большевиков взял на вооружение народное требование немедленно прекратить войну. Вместо преобразования помещичьих имений в совхозы и проведения коллективизации села большевики согласились на крестьянский призыв по уравнительному распределению земель. Ленин отказался от намерения строить централизованное государство и начал пропагандировать превращение России в союз свободных республик.

Смена лозунгов резко увеличила влияние большевиков в массах и советах. В сентябре Петроградский, Московский и Киевский советы впервые приняли большевистские резолюции о власти. Председателем Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов стал Л.Троцкий. Опираясь на Петросовет и игнорируя Центральный исполнительный комитет, еще пребывавший под контролем партий революционной демократии, большевики начали готовить ІІ Всероссийский съезд советов. Провинциальные советы тоже игнорировались или получали меньше мандатов, нежели полагалось по регламенту.

ІІ Всероссийский съезд советов принял декреты о мире и земле. Он формально передал власть (уже захваченную большевиками путем вооруженного восстания) ленинскому Совнаркому. Но нельзя забывать, что большевики проскользнули к власти в чужом платье, под присвоенными на определенное время лозунгами. 7 ноября в Русской революции верх взяли советы. Если бы мы преследовали цель выделить этот этап революционного процесса в отдельную революцию, то ее пришлось бы назвать советской.

Показательно, что свою диктатуру партия Ленина назвала советской властью. Определение «советский» она присвоила всему: государству, строю, людям, экономике, культуре, образу жизни. Но октябрьский переворот большевики никогда не называли советским. Они назвали его социалистической революцией. И не случайно...

Социалистическая революция

В первые несколько месяцев после октябрьского переворота большевики укрепляли обретенную власть. Во-первых, они распространяли ее с помощью заранее созданных отрядов красногвардейцев на всю периферию (этот процесс в учебниках назвали «триумфальным шествием Советской власти»). Во-вторых, они создавали отряды чекистов и начали устранять «контрреволюционеров». Из советов выкидывали всех, кто не сочувствовал ленинской партии, а потому за короткий срок необъезженный мустанг революции превратился в смирного мерина. В-третьих, В.Ленин довольно нестандартно справился с основной задачей Февральской революции — организацией демократической власти. Совнарком организовал в назначенный срок свободные выборы (большевики получили на них 25% мандатов) и позволил начать работу Учредительному собранию в полдень 18 (5) января 1918 года. Однако в 5 утра 19 января к председателю Собрания подошел начальник охраны Таврического дворца А.Железняков. Он сказал, что караул устал, и потому все присутствующие должны покинуть здание. На этой унизительно-бытовой ноте Февральская революция окончательно угасла.

С весны 1918 года большевики начали собственную «революцию сверху». Социально-экономические преобразования осуществлялись согласно Эрфуртской программе немецкой социал-демократии и закончились в начале 1921 года громким провалом. Чтобы замаскировать провал, В.Ленин задним числом назвал проводимую в течение трех лет политику военным (то есть навязанным условиями войны) коммунизмом и объявил переход к новой экономической политике. Но в 1929 году
И.Сталин покончил с нэпом и снова начал насаждать коммунизм под лозунгами социалистического строительства. Термин «коммунизм» пропагандисты оставили для будущего общества всеобщего благоденствия. С помощью массированного террора и обманной пропаганды сталинской команде в Кремле удалось поставить под контроль партии, слившейся с государством, производство и распределение всей общественной продукции.

P.S. Готовя статью, перечитал книгу профессора Стэнфордского университета (США) Анджея Валицкого «Марксизм и прыжок в царство свободы». Поразила фраза: «С 1845 года все тексты Маркса и Энгельса представляют марксизм. Это — источник большевистского представления о коммунизме от Ленина до Хрущева».

Берем в руки второй том «Произведений» К.Маркса и Ф.Энгельса. Там напечатаны «Эльберфельдские речи» Энгельса, где впервые изложена доктрина «научного» коммунизма. Потом она вошла в «Манифест Коммунистической партии», Эрфуртскую программу, программу РКП(б) в 1919 году.

Вдумайтесь только: 24летний экзальтированный юноша, смотревший на окружающий мир из теплого родительского гнездышка, рассказывает своим слушателям в Эльберфельде, как будет хорошо при коммунизме. А потом — Февральская революция в России, «Апрельские тезисы», кайзеровское золото и тысячи подобных Энгельсу экзальтированных юношей с горящими глазами и маузерами в руках. Десятки миллионов жертв. Громкий распад искусственного порядка, после чего приходится вприпрыжку бежать за благополучной Европой, в свое время не попавшейся на крючок...

Будем откровенны — за такими юношами стояли и стоят взрослые дяди. Они прекрасно понимали и понимают преимущества экспроприации частной собственности, централизованного производства и распределения материальных благ. При условии, конечно, что только они будут экспроприировать и распределять.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18, 18 мая-24 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно