ГИБЕЛЬ ЭСКАДРЫ

30 марта, 2001, 00:00 Распечатать

Где-то в конце 60-х нас, то ли шестиклассников, то ли семиклассников, повели в культпоход в театр имени Тараса Шевченко — слушать оперу...

Где-то в конце 60-х нас, то ли шестиклассников, то ли семиклассников, повели в культпоход в театр имени Тараса Шевченко — слушать оперу. Шедевр назывался "Гибель эскадры" и был создан по известной пьесе лучшего драматурга Советской Украины Александра Корнейчука. Зал был полупуст-полузаполнен учениками разных киевских школ. Во время спектакля подростки смеялись, что-то выкрикивали, даже мяукали. Автор этих строк, которого родители с малых лет старались приобщать к прекрасному, с пяти лет как-то трепетно относился к опере. Посему перед представлением пытался доказать юным почитателям "Битлз" и "Роллинг стоунз", что опера — тоже достойный музыкальный жанр. Тем более неприятной была реакция зала. Однако ощущение было каким-то двойственным — хотя поведение сверстников казалось диким, но и сама опера была какой-то не такой, как должна быть. И только ближе к финалу, когда артист на сцене трагическим речитативом произнес: "Слушайте приказ Реввоенсо-ве-е-та. Его подписал сам Ле-е-е-ни-и-ин", я вдруг понял, что это никакая не опера, а всего лишь грубая пародия на нее. И с облегчением начал, несмотря на шиканье учителей, хохотать вместе со всем залом.

О том, что десятилетиями пестованный большевиками миф о гибели Черноморского флота в 1918 году похож на правду не более, чем "опера" "Гибель эскадры" на настоящую оперу, я узнал значительно позже.

Сине-желтые флаги
над Черным морем

 

Февральская революция 1917 года в России, казалось тогда, открыла эру невиданной свободы. Кровавые события гражданской войны и долгие десятилетия большевистской диктатуры затмили потом этот "праздник свободы". Вторично Украина переживала что-то подобное лишь в 1989—91 годах, когда снова казалось, что мы вот-вот распрощаемся с темным прошлым и до свободы, демократии, благосостояния, счастья — всего один шаг...

8 марта 1917 года (по новому стилю) в Петербурге началась Февральская революция, а уже 17 марта в Киеве была основана Украинская Центральная Рада. 22 марта возник и Временный Украинский Военный Совет. Россия продолжала вести войну с Германией, Австро-Венгрией и Турцией. Посему первейшей задачей украинцев было, согласно концепции поручика Николая Михновского, создавать украинскую национальную армию и флот — на первых порах как украинские или "украинизированные" части в составе вооруженных сил революционной России. Впрочем, некоторые украинские патриоты считали, что Украина и в будущем должна оставаться составляющей федеративной России.

После победы Февральской революции украинцы, которых очень много служило во флоте бывшей империи, начали организовываться.

В Петрограде был создан Украинский военно-морской революционный штаб Балтийского флота, который возглавили старший лейтенант Михаил Билинский и лейтенант Святослав Шрамченко. Им удалось "украинизировать", то есть путем обмена личным составом с другими кораблями создать украинские экипажи на крейсере "Светлана", эскадренных миноносцах "Украина" и "Гайдамак", поднявших сине-желтые флаги. Билинский и Шрамченко хотели после войны перевести эту небольшую флотилию с Балтики на Черное море и влить ее в состав украинского флота. Не удалось. Большевики распустили по домам украинские экипажи этих кораблей. Сами же суда остались в Петрограде.

Известно о существовании Украинских советов в Каспийской, Сибирской, Амурской и Северной флотилиях бывшего имперского флота. На Каспии Совет пытался украинизировать несколько кораблей и перевести их в дельту Терека, где у Украины должен был быть свой выход к Каспийскому морю.

Но самые благоприятные условия для украинизации сложились на Черном море. Как свидетельствует тогдашний командующий Черноморским флотом, а в будущем — "омский правитель" адмирал Александр Колчак (кстати, чистокровный украинец родом с Херсонщины): "...офицерство и матросы в Балтийском и Черноморском флотах распределялись главным образом по месту рождения: южане шли на юг, те же, кто был с севера, шли на Балтику". Таким образом, этнические украинцы составляли примерно три четверти матросов и офицеров Черноморского флота (в 1991 году Россия, прошу прощения — СССР, этой ошибки уже не повторила: украинцы служили на Балтике, Северном Ледовитом и Тихом океанах, а на Черном море — преимущественно русские). Естественно, в 1917 году сознательных украинцев было не так уж и много. Большинство ощущало себя "малороссами". Тем не менее в Севастополе еще перед революцией 1905 года возник и существовал украинский кружок "Кобзарь", который возглавлял директор местной женской гимназии Вячеслав Лощенко. В 1917 году активными членами кружка были командир Севастопольского флотского полуэкипажа подполковник адмиралтейства Савченко-Бельский, капитан — корабельный инженер Нехлиевич, матрос Пащенко и учитель Коломиец. Именно они в апреле 1917 года возглавили Совет Украинской Черноморской громады, немедленно создавшей свои структуры на всех кораблях Черноморского флота, в сухопутных и авиационных частях Севастопольской морской крепости.

К тому времени Черноморский флот имел в своем составе: линейных кораблей — 8 (в том числе два суперсовременных дредноута "Императрица Екатерина II" ("Свободная Россия") и "Император Александр III" ("Воля") (третий, и самый лучший, дредноут "Императрица Мария" подорвали 7 октября 1916 года на севастопольском рейде немецкие агенты из числа рабочих революционнейшего петроградского Путиловского завода, производившие на линкоре текущий ремонт); линейных крейсеров — 1; крейсеров — 2; крейсеров-авиаматок — 6; вспомогательных крейсеров — 1; эскадренных миноносцев — 13; миноносцев — 14; подводных лодок — 10.

Это был флот "большого моря". Малый флот береговой обороны, так называемая "Особая флотилия", состоял из устаревшего линкора "Св. Георгий Победоносец", лидера канонерских лодок "Запорожец", пяти канонерок, шести минных заградителей, двадцати сторожевых катеров, транспортно-десантной флотилии, мониторов и кораблей обслуживания. К этому следует добавить многие корабли, строившиеся на стапелях украинских судостроительных заводов. В течение 1917 года в состав флота вошли крейсер "Гетман Богдан Хмельницкий" (его начинали строить как "Адмирал Нахимов"), эсминцы "Незаможник" и "Гайдамак", корабли "Украина" и "Кубанец". Украинские корабельные советы были самыми активными и авторитетными на линкорах "Иоанн Златоуст", "Св. Евстафий", "Ростислав", крейсерах "Память Меркурия" (позже "Гетман Иван Мазепа"), в минной бригаде, Севастопольском флотском полуэкипаже, в котором уже в апреле было заменено старое царское знамя на украинское сине-желтое. Это, безусловно, первое украинское военное знамя начала века — не только на флоте, но и в вооруженных силах вообще.

Знаки отличия Украинского флота в 1918 году

Из кораблей же первым украинский флаг поднял в июле 1917 года миноносец "Завидный". Флот все меньше подчинялся центральным российским властям — Временному правительству. Многочисленные агитаторы, прежде всего русские большевики и анархисты, пытались убедить украинских моряков-черноморцев как в "контрреволюционности" петроградского Временного правительства, так и в "предательстве" украинских социалистов из Центральной Рады, якобы стремящихся противопоставить "малороссов великороссам". Будучи неспособным справиться с анархией, адмирал Колчак в июне 1917 года отказался от командования и, выбросив свой кортик в море, ушел из флота.

Тем временем Черноморский флот бурлил. Над одними кораблями реяли желто-синие флаги, над другими — красные (большевистские), над третьими — черные (анархистские), кое-где оставались еще и андреевские — старого российского флота. При этом едва ли не каждый день эти флаги менялись, в зависимости от того, насколько успешно выступили на очередном митинге перед взбаламученными матросами агитаторы от тех или иных политических сил. Сами же матросы стали мало-помалу разбегаться по домам.

Так прошло полгода. В ноябре 1917-го власть в Петрограде захватили большевики, навязавшие войну Украинской Центральной Раде. Это заставило большинство украинских социалистов наконец-то распрощаться с иллюзиями об "интернациональном социалистическом фронте", об "автономной Украине в составе демократической федеративной России" и тому подобном. Был провозглашен III, а за ним и IV универсал — независимость Украинского государства.

В Севастополе на повестке дня со всей остротой был поднят вопрос — а кому, собственно, Украине или России, будет принадлежать Черноморский флот бывшей империи Романовых?

 

Утопить,
но не отдать Украине!

 

Сразу после Октябрьского переворота из Петрограда в Севастополь прибыли большевистские эмиссары Центробалта и 10 (25) ноября собрали Общечерноморский съезд моряков, высказавшийся в поддержку власти Советов, неделимости России и в поддержку большевиков. Съезд создал Революционно-военный комитет, через месяц разогнавший демократический Совет народных депутатов Севастополя, начал чистить город и флот от "контры". Фактически в Севастополе была установлена советская власть.

Любопытно, что идеалисты из Центральной Рады отказались от каких-либо притязаний на Крым, официально признав суверенным и полностью независимым государством Крымско-татарскую национальную республику, провозглашенную к тому времени в Бахчисарае. Уже в начале января 1918 года слабые отряды крымско-татарской конницы были разгромлены под Севастополем и Симферополем моряками-черноморцами и рабочими отрядами из этих двух городов, а ее лидер Сейдамет бежал из Бахчисарая в Турцию.

В свою очередь большевики провозгласили образование в Крыму Таврической Советской Социалистической Республики на правах автономии в составе РСФСР с центром в Симферополе.

И даже после этого прекраснодушные социалисты из Центральной Рады на мирных переговорах с немцами и австрийцами в Бресте отказались от Крыма, основываясь на лукавом большевистском лозунге "мир без аннексий и контрибуций". "Представители Германии, — вспоминает очевидец, — были обескуражены таким демаршем, убеждали украинских делегатов в жизненной необходимости для Украины иметь Крым с морской базой в Севастополе. Но те решительно отказались..."

Еще 22 декабря 1917 года в Киеве было основано Украинское генеральное секретарство морских дел (позже переименованное в Украинское морское министерство), а 14 января 1918 года Центральная Рада приняла "Временный закон о флоте УНР", впрочем, обнародованный лишь 13 марта.

Вот отдельные выдержки из этого исторического закона:

"Российский Черноморский флот военный и транспортный (то есть торговый) объявляется флотом Украинской Народной Республики и исполняет обязанности охраны побережья на Черном и Азовском морях".

"Украинская Народная Республика берет на себя все обязательства российского правительства относительно Черноморского флота и относительно содержания флота и портов".

"Со времени провозглашения этого закона все российские военные и торговые корабли на Черном и Азовском морях поднимают украинский флаг".

Но была в нем и "ложка дегтя". Закон отменял воинскую повинность для моряков и заменял ее добровольным пополнением флота на основе принципа народной милиции (так как это было сделано в отношении сухопутных войск). Практически это означало демобилизацию флота. В условиях войны!

Сложилась парадоксальная ситуация, чем-то напоминающая нынешнюю, правда, зеркально противоположно. Флот провозгласили украинским, а территорию, на которой он базировался, — нет. Было очевидно, что Крымско-татарская республика не способна оказывать сопротивление российской агрессии. О том же, чтобы Черноморский флот бывшей империи подчинялся татарам, и речи быть не могло.

В феврале 1918 года войска Центральной Рады вместе с союзными отныне немцами и австро-венграми начали освобождение Украины от большевистских войск. Украинское правительство наконец-то осознало всю ошибочность своей политики относительно Крыма, решив занять его теперь и установить контроль над Украинским Черноморским флотом. 10 апреля военный министр полковник Жуковский приказал сформировать из частей Запорожского корпуса полковника Болбачана отдельную группу, которая должна была, опередив немцев, прорваться в Крым и выбить оттуда большевиков. В состав группы вошли 2-й Запорожский полк, конный полк им. Костя Гордиенко, инженерный куринь, конно-горный пушечный дивизион, три полевые и одна гаубичная батареи, дивизион броневиков и два бронепоезда.

21 апреля части Крымской группы Украинской армии заняли Новоалексеевку, последнюю станцию перед Сивашским мостом. Первая сотня 2-го полка под командованием сотника Зелинского на мотодрезинах ночью проехала по заминированному мосту, который большевики не успели подорвать. Сотня бросилась на окопы красногвардейцев, и от неожиданности противник, значительно превосходивший украинцев по численности, не выдержал атаки и стал разбегаться. 22 апреля большевиков выбили из Джанкоя, а еще через три дня запорожцы взяли Симферополь, а гордиенковцы — Бахчисарай.

Что же в это время происходило с флотом? В середине апреля был создан Центрофлот — коллегиальный орган, которому предстояло решать будущее флота. Его возглавили на равных началах два контр-адмирала — русский Михаил Саблин, назначенный командующим флота в декабре 1917 года, и сознательный украинец Михаил Остроградский. Центрофлот решил на случай вступления немцев в Севастополь вывести все боеспособные корабли в Новороссийск, с тем, чтобы они не достались кайзеру Вильгельму II. Тем более что Совнарком РСФСР еще 27 марта отдал Саблину приказ немедленно отправляться в Новороссийск.

Но именно в это время Центрофлот и адмирал Саблин получили заверения немецкого командования, что оно не тронет корабли ЧФ, которые присягнут на верность Украине, и признает их флотом союзного государства. (Следует отметить, что немцы свое слово все-таки сдержали. Более того, месяца через два они даже передали Украинскому государству захваченные ими у большевиков корабли Мозырьской речной флотилии.)

Посему Саблин отказался выполнять приказ Ленина, мотивируя тем, что на кораблях нет необходимых экипажей. Ведь после отмены воинской повинности, которую объявили и правительство Украины, и большевики, на кораблях из 40 тысяч офицеров и матросов осталось всего 7 тысяч добровольцев. Впрочем, можно полагать, что это была лишь формальная причина. Адмирал Саблин знал и понимал также, что Новороссийск не приспособлен для стоянки всего флота. И что немцы достанут его и там. Поэтому поход на Кавказ должен был означать фактическую гибель флота. Тем не менее, если Ленин и прочие большевистские вожди предпочитали, чтобы флот погиб, а не служил "братскому" украинскому народу, то Саблин решил сделать все, чтобы флот сохранить. Трудно сказать, чем руководствовался русский адмирал. Может, он надеялся, что Германия вот-вот проиграет в войне (как и случилось спустя полгода) и флот возвратится к воскресшей, уже небольшевистской России. А может, считал, что вместо уничтожения флота лучше все-таки отдать его украинцам, на чьих судостроительных заводах, чьими руками и на чьи деньги он строился?

Саблин и большинство Центрофлота пришли к общему мнению — в Новороссийск не идти, поднять украинские флаги, присягнуть на верность Украинскому государству.

Вспоминает старший лейтенант Святослав Шрамченко, который тогда уже служил Украине не на Балтике, а на Черном море: "Це було 29 квітня 1918 року. Був чудовий день. Севастопольський рейд вилискував як дзеркало. В год. 16. флягманський корабель Чорноморської фльоти, лінійний корабель "Юрій Побідоносець", з наказу коменданта фльотою підніс сигнал: "Фльоті підняти український прапор!"

Опали червоні плахти. На більшости кораблів почулася команда "Стати до борту". На цю команду по старому, як це було в боєвій Чорноморській фльоті, не розбехтаній ще революцією, стали моряки здовж борту лицем до середини корабля.

"На прапор і гюйс — струнко!"

"Український прапор — піднести!"

І під сурму та свист підстаршин-моряків злетів угору український прапор.

"Розійтись!"

Разом із командою заграли сурмачі. Майже на цілій великій фльоті Чорного Моря залопотіли в повітрі великі жовто-блакитні полотнища.

Для історії української фльоти цей день 29 квітня 1918 р., коли в год. 16. ціла українська фльота виявила свою приналежність до Батьківщини, став найвидатнішим днем української державної фльоти і святом українського моря".

Но все же в тот день поздно вечером под влиянием большевистской агитации эсминец "Керчь" под красным флагом отправился в Новороссийск. На следующий день следом за ним вышли оба мощнейших линкора — "Свободная Россия" и "Воля", вспомогательный крейсер, несколько эсминцев и сторожевиков. В общем на кораблях, избравших путь к "светлому коммунистическому завтра", из Севастополя ушла примерно половина личного состава Черноморского флота, остававшегося к тому времени.

В гавани Севастополя остался Украинский Державный Военно-Морской Черноморский флот.

А беглецы в начале мая вошли в новороссийский рейд. Начались разговоры, митинги, встречи. Но корабли, которые Советская Россия, в нарушение условий мира, украла у Украинского государства, были обречены. Уже в начале мая командующий немецкими войсками в Украине фельдмаршал Эйхгорн направил в Москву ультиматум с требованием немедленно возвратить Украине флот. Большевики ответили согласием. Но вместе с тем Ленин непрерывно слал в Новороссийск тайные приказы с требованием уничтожить флот. 28 мая туда прибыл специальный эмиссар Ленина матрос Вахрамеев. "Ввиду безвыходности положения, доказанной высшими военными авторитетами, флот уничтожить немедленно", — еще раз приказал Ленин.

Как раз в это время большевики вели переговоры о мирном договоре с Украинским государством, обсуждали вопросы границ, виз, раздела царских долгов. Большевики лживо утверждали, что хотят строить отношения с Украиной на основах добрососедства. И при этом делали все, чтобы уничтожить украинский флот. Комментарии излишни.

10—11 июня в Новороссийске проводятся собрания делегатов от кораблей. На повестке дня единственный вопрос — уничтожать флот или нет? Не решились делегаты взять на себя такую ответственность и решили провести референдум среди моряков. На нем только четверть черноморцев высказались в пользу уничтожения своих кораблей. Но большевики шантажом и угрозами заставили моряков согласиться на этот шаг. Только линкор "Воля", вспомогательный крейсер "Троян" и 7 миноносцев, снова подняв украинские флаги, вышли из красного Новороссийска и возвратились в Севастополь.

А 17 июня 1918 года, спустя пять дней после подписания перемирия между Украиной и Россией, по условиям которого правительство РСФСР должно было возвратить Киеву все корабли, большевики топят эсминец "Громкий", на следующий день — дредноут "Свободная Россия", эсминец "Керчь". В общем у берегов Кавказа погибли линкор, десять эсминцев, два миноносца и посыльное судно, а восемь сторожевых катеров были погружены на железнодорожные платформы и перевезены в Царицын, где они стали основой большевистской Волжской флотилии.

Так Владимир Ульянов-Ленин отправил на дно "Свободную Россию".

 

На службе
у Скоропадского

 

29 апреля — в тот самый день, когда черноморцы присягали Украине в Севастополе, немцы в Киеве разогнали Центральную Раду и на смену УНР пришла гетманская Украинская держава.

1 мая 1918 года немцы с музыкой вошли к Севастополь. В порту они немедленно расставили караулы, на кораблях подняли свои флаги, а экипажи пусть и временно, но объявили пленными. Это вызвало напряжение в отношениях Украины с Германией. Серьезный конфликт произошел и между адмиралом Остроградским, назначенным 21 мая главным представителем Украинской державы в Крыму, и немецким генералом фон Кошем. Остроградский попросил отставки. Назначенный вместо него командир дивизии подводных лодок контррадмирал Вячеслав Ключковский постепенно уладил конфликт с немцами. Шаг за шагом весь личный состав флота, находившийся в Крыму, зачислили на украинскую службу, а немцы постепенно возвратили украинскому командованию все военные корабли Черноморского флота. Только крейсер "Прут", одним из первых поднявший украинский флаг и никогда его не опускавший, турки забрали в Стамбул на том основании, что ранее это был их крейсер "Меджидие", затонувший 24 июля 1915 года под Одессой. Русские со временем его подняли, отремонтировали и ввели в состав Черноморского флота.

Полгода на флоте продолжалась обычная учебная работа. Восстанавливались и формировались экипажи, значительно улучшилось снабжение. Ведь Украинское государство было тогда "оазисом средь голода и крови". Ремонтировались корабли. Личный состав морских учреждений постепенно пополнялся хорошими специалистами, среди которых, правда, было много неукраинцев, но подавляющее большинство их честно работали на благо Украинского государства. При Гетманщине было много разных комиссий, вырабатывавших основные правила функционирования военно-морского флота. Был упразднен институт комиссаров, введенный Временным правительством, добровольный принцип службы. Восстановлены должности, штаты, введены новые офицерские звания.

Был утвержден военно-морской флаг Украинского государства, разработанный по аналогии с военно-морскими флагами других государств Геральдической комиссией Морского министерства. Принята присяга на верность Украинскому государству всеми моряками, не принявшими ее 29 апреля.

Сложнее была ситуация с базой флота — Севастополем. Ведь подавляющее большинство сил Украинского Черноморского флота было размещено... за пределами Украины. Немцы не простили Украине грубую ошибку ее делегации в Бресте — в Крыму образовалось Краевое правительство во главе с генералом Сулькевичем. Гетман Скоропадский был очень обеспокоен сложившимся положением. По всем направлениям он прилагал усилия — осуществлял экономическое давление на Крым, обращался к немецкому командованию, вел прямые переговоры с Сулькевичем. Скоропадский считал оптимальным вариантом превращение Крыма в одну из провинций Украины, худшим, но допустимым — предоставление ему автономии в составе своего государства.

Тем не менее Сулькевич 25 июня прямо провозгласил создание в Крыму независимого государства, ввел голубой флаг с гербом Таврической области, начал создавать армию и заявил о возвращении законов империи, пытался сепаратно достигнуть соглашения с немцами, предлагая им восстановить Крымское ханство под протекторатом Турции и в союзе с Германией. Скоропадский ввел экономическую блокаду Крыма, поставляя питьевую воду и продовольствие только немецким войскам.

Сулькевич пошел на переговоры, поставив условием отмену блокады. В конце концов, этот конфликт так и не был решен — революция в Германии и широкое народное восстание против гетмана в Украине прекратили существование обоих правительств. В Крыму на смену Сулькевичу в ноябре пришло проантантовское правительство, объявившее Крым составляющей "единой и неделимой", в Киеве же была возобновлена УНР и установлена власть Директории.

 

Печальный конец

 

В середине ноября 1918 года, после капитуляции Турции, в Черное море вошла армада Антанты — 10 линкоров, 9 крейсеров, 10 миноносцев, контрминоносец и истребитель подводных лодок.

В конце ноября союзники захватили и Новороссийск, и Севастополь. Украинский военно-морской флот, разваленный русской агитацией (как белых, так и красных), не смог противостоять Антанте. Более того, его командующий контр-адмирал Ключковский приказал поднять на кораблях российский андреевский флаг, надеясь, что англичане, французы, итальянцы и греки не тронут "союзников". Но Ключковский просчитался. Интервенты захватили все украинские военные корабли и поделили их между собой как военную добычу. Только один линкор — "Воля", крейсер "Кагул", несколько эсминцев, канонерок и сторожевиков передали генералу Деникину с тем, чтобы он мог частично возродить морскую мощь Российской империи на Черном море.

Интервенты захватили Одессу, Николаев, Херсон, весь юг Украины. И начали бои с полупартизанскими частями Директории. Все попытки украинцев как-то договориться с Антантой о совместной борьбе с большевиками оказались бесплодными — Лондон и Париж в этом вопросе полностью полагались на белогвардейцев, которые и слышать не хотели не то что о независимости, но даже о какой-то автономии Украины.

Крах антантовской интервенции в Причерноморье общеизвестен. При этом войска западных союзников победили не так большевики, как их пропаганда, стойкое нежелание солдат и матросов, прошедших мировую войну, воевать неизвестно за что, опасения правителей пронести в головах своих военных на Запад "московскую заразу".

Прежде чем оставить Черное море, интервенты взорвали пушки севастопольской крепости, машины на боевых кораблях, сожгли в погребах крепости и военно-морского склада порох, потопили 11 подводных лодок (в том числе три недостроенные). Погибла вся вторая бригада линейных кораблей: броненосцы "Евстафий", "Иоанн Златоуст" и "Борец за свободу". Разгромив все, что было возможно, моряки Антанты увели с собой в Мраморное море линкор, два крейсера, шесть эсминцев, три подводные лодки. Это был второй этап трагедии Черноморского флота.

Весной 1919 года большевики захватили Херсон, Николаев, Одессу, Крым. В мае, после двух недель подводных работ они подняли со дна Севастопольской бухты самый современный линкор "Императрица Мария", подорванный немецкой агентурой в 1916 году. "Марийку" отбуксировали в николаевский док. Там же, в Николаеве, большевики срочно достраивали крейсер "Гетман Богдан Хмельницкий", линкор "Соборная Украина", ряд миноносцев. Но воспользоваться всем этим большевики не успели. Вследствие наступления Добровольческой армии генерала Деникина летом 1919 года весь юг (как и восток) Украины был захвачен белогвардейцами.

На севастопольский рейд возвратился линкор "Воля", который теперь уже назывался "Генерал Алексеев", и крейсер "Кагул", переименованный белогвардейцами в "Генерала Корнилова". Продолжалось и восстановление "Императрицы Марии".

Однако на подступах к Москве осенью-зимой 1919 года большевики нанесли сокрушительное поражение деникинским вооруженным силам юга России. Сам Деникин подал в отставку и в апреле 1920 года отправился в Константинополь на британском дредноуте "Мальборо".

Преемник Деникина Врангель пытался удержаться в Крыму и на юге Украины не в последнюю очередь за счет флота — у большевиков тогда на Черном и Азовском морях совершено не было боевых кораблей.

На многие небольшие корабли Врангель направил экипажи из офицеров-добровольцев. Он не доверял мобилизованным матросам-черноморцам Первой мировой войны. И вполне справедливо. Когда по приказу Врангеля кое-как достроенный крейсер "Гетман Богдан Хмельницкий" отправился из Одессы в Севастополь, команда преднамеренно посадила его на мель. По окончании гражданской войны его оттуда сняли и отремонтировали. Крейсер получил имя "Червона Україна" и погиб при обороне Севастополя 12 ноября 1941 года. Аналогичной была участь современнейшего в то время миноносца "Незаможник", который команда тоже посадила на мель. В 1922 году его оттуда сняли, и вместе с "Червоной Україной" он стал зародышем нового, уже советского Черноморского флота.

А остатки старого флота, сперва царского, а потом украинского, Врангель и его покровители из Антанты просто украли.

Только из Севастополя в ноябре 1920 года Врангель увел 2 линкора, 2 крейсера, 10 эсминцев, 8 канонерок, 4 подводные лодки, 12 тральщиков, 16 вспомогательных и 103 торговых корабля. А то, что белогвардейцы украсть не смогли, — безжалостно уничтожили. В Николаеве был взорван док с "Императрицей Марией".

Черноморский флот полностью прекратил существование.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №29, 11 августа-17 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно