Человеческий фактор и профилактика сиротства

26 октября, 2012, 13:12 Распечатать Выпуск №38, 26 октября-2 ноября

Ежегодно в Украине около восьми тысяч детей остаются без родительской опеки, в частности из-за безответственного отношения родителей к своим обязанностям и жестокому обращению с детьми, родительского алкоголизма и наркомании.

На 1 января 2012 года в Украине насчитывается 95 956 детей-сирот и детей, лишенных родительской опеки. Почти 80% из них — сироты при живых родителях. В интернатных учреждениях разных типов воспитывается более 85 тыс. детей, 16 тыс. из которых — дети-сироты, направленные в интернаты по заявлению родителей, оказавшихся в сложных жизненных обстоятельствах и не могущих обеспечить своих детей. Ежегодно в Украине около восьми тысяч детей остаются без родительской опеки, в частности из-за безответственного отношения родителей к своим обязанностям и жестокому обращению с детьми, родительского алкоголизма и наркомании. 

Запомним эти цифры. Потому что к 2015-му (первый этап реализации «Национальной стратегии профилактики социального сиротства»), как обещает Ю.Павленко, количество детей-сирот должно уменьшиться как минимум на 10 тыс. А «до 2020 года, — утверждает министр Минсоцполитики С.Тигипко, — мы должны забыть о том, что такое сиротство — дети должны воспитываться в семьях».

Еще в августе прошлого года, назначив Юрия Павленко на должность уполномоченного президента Украины по правам ребенка, В.Янукович поручил ему в ближайшее время создать национальную программу защиты прав ребенка. «Ближайшее время» растянулось более чем на год. И вот 22 октября, за несколько дней до выборов, указом президента №609/2012 наконец-то была утверждена «Национальная стратегия профилактики социального сиротства на период до 2020 года». Эта прекрасная философия действий по отношению к ребенку, утверждающая стандарты по-настоящему развитого общества, была разработана Минсоцполитики совместно с ЮНИСЕФ, профильными общественными организациями и детским омбудсменом. 

Отличие нынешней стратегии от предыдущих подобных заключено уже в самом названии, содержащем слово «профилактика». То есть ее приоритет — не преодоление последствий сиротства, а своевременное выявление кризисных семей и помощь им, причем, по словам Ю.Павленко, не только материальная, но и «психологическая, юридическая и другие виды помощи». 

Среди семей, которые должны находиться под особым вниманием местных властей и получать широкий спектр различных видов помощи, стратегия определяет такие:

— родители по определенным причинам не могут обеспечить надлежащего содержания и ухода за детьми;

— в которых дети воспитываются в интернатных заведениях — для подготовки этих семей к возвращению детей;

— семьи, где есть лица с особыми потребностями;

— семьи трудовых мигрантов;

— родители уклоняются от выполнения своих обязанностей;

— семьи, в которых ребенок или несколько детей отобраны у родителей по решению суда (без и с лишением родительских прав) и которые имеют намерение обратиться в суд с иском о восстановлении этих прав;

— в которых родители нарушают права ребенка, в частности через насилие;

— в которых идет процесс развода родителей или же решается спор между матерью и отцом относительно раздела имущества и места проживания детей;

— семьи с детьми и одинокие матери, которые могут оставить ребенка в роддоме или другом учреждении здравоохранения и т.д. 

На семьи трудовых мигрантов, к примеру, государство обращает внимание едва ли не впервые. То же касается и поддержки семей, в которых родители находятся в состоянии развода. И хотя украинские отцы не слишком часто оспаривают у матерей право на совместное проживание и воспитание своих детей (чаще — на имущество), такое все же случается (см. «Отчуждение сына, или О реальных правах отцов в Украине», «ЗН» №9, 12 марта 2005). 

Объем необходимых для реализации стратегии средств пока не определен. Конкретный план мер поручено утвердить Кабмину, а внедрить новые социальные технологии — Минсоцполитики. В тексте стратегии скупой строкой значится: «Финансовое обеспечение реализации стратегии осуществляется за счет средств государственного и местных бюджетов, других не запрещенных законодательством источников». 

«Перед местными органами власти, социальными службами поставлена задача осуществить анализ каждой украинской семьи, определить их потребности и проблемы. Акцент ставится не только на тех семьях, которые уже оказались в кризисе, а на раннем выявлении таких семей», — заявил Ю.Павленко. 

В частности, для этого армию социальных работников уже увеличили на 12 тыс. человек. Однако механизм, при помощи которого будет проводиться такой анализ и выявление семей, нуждающихся в поддержке государства, еще не разработан. Именно этот вопрос вызывает наибольшие опасения у противников внедрения ювенальной юстиции. Вызывает сомнения и качество подготовки социальных работников. А ведь они, по словам детского омбудсмена, призваны стать не инспекторами и контролерами, а друзьями и помощниками семьи, находящейся под угрозой кризиса. Работа социальных работников должна быть максимально корректной, без грубого вмешательства, а тем более нарушения конституционных прав семьи. Но психология людей, привыкших контролировать и наказывать, а не помогать, меняется очень трудно… 

Реализация самой прекрасной идеи, помимо финансового и организационного обеспечения,  зависит от человеческого фактора, то есть от нас с вами. От желания каждого добросовестно выполнять свою работу, даже если она не слишком высоко оплачивается; от внимания к другому, готовности сопереживать и помогать. Не государство виновато в краснодонской трагедии. Или, вернее, не только оно. Законодательными и нормативными актами прописаны как порядок усыновления, так и контроль за усыновленными детьми. Но человек-судья, принимая решение об усыновлении, не стал «зацикливаться» на психической неуравновешенности Светланы Оклей (впоследствии убившей двух удочеренных девочек), а человек — социальный работник поленился подняться в квартиру и побеседовать с детьми. 

В роддоме молодой мужчина препирался со старушкой-вахтершей. Не знаю, в чем была суть спора, но, судя по всему, служительница дома, призванного помогать новой жизни появиться на свет, радость новоиспеченного папаши никак не разделяла и была с ним не особо вежлива. Я услышала лишь последнюю фразу мужчины: «У меня родился сын. Сегодня самый счастливый день в моей жизни. Зачем делать его таким?» Этот риторический вопрос молодой отец задавал не государственной машине, не президенту, не министру социальной политики и не детскому омбудсмену…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 21 сентября-27 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно