Бывают ли родители бывшими

27 июля, 2012, 13:24 Распечатать Выпуск №25, 27 июля-3 августа

Отрицательное отношение к бывшему брачному партнеру распространяется на его окружение. А это прежде всего, к сожалению, дети.

© dorih.ru

Мы привычно называем бывшими своих жен и мужей. Но бывает ли бывшим родительство? Согласно существующему, но часто бездействующему законодательству — нет. Родительство приносит огромную радость, но и налагает на нас обязанности, которые не для каждого человека оказываются посильными. Денежное обеспечение — лишь малая толика того, что ответственные родители дают своим детям, но даже эту урезанную до минимума часть заботы многие считают чрезмерной, особенно если она перестает быть эмоционально связанной с супружескими отношениями. Поэтому финансовая история любого развода кипит страстями, которые скрываются за сухим языком судебных решений и мировых соглашений.

Развод опасен синдромом эмоционального отчуждения, которое возникает как у взрослых, так и у детей. Негативное восприятие — ненависть, ревность, психологическая зависимость от бывшего партнера по браку, обесценивание, отвержение, гнев, абсолютная убежденность в правильности своих слов и действий, полное отсутствие чувства вины за жестокость и сопереживания. Отрицательное отношение к бывшему брачному партнеру распространяется на его окружение. А это прежде всего, к сожалению, дети. 

Признаки эмоционального отчуждения от ребенка, выражающееся в отсутствии необходимости проводить с ним время, заботиться, в том числе материально, говорят об отыгрывании в отношениях с ребенком негативного отношения к бывшему супругу. «Как он может? Ведь был прекрасным отцом!» — удивляются знакомые. Многим кажется, что человек «не в себе». Но это работа синдрома эмоционального отчуждения. Происходит полная переоценка отношений и личности когда-то близких людей в сторону полного их обесценивания. Бывшие теплые чувства между супругами превращаются в открытую вражду, и начинается война. 

Иррациональные войны против собственных детей — истории не для слабонервных. На многочисленных телевизионных ток-шоу подробный анализ каждой ситуации выявляет огромное количество психологических нюансов, индивидуальных для каждой семьи. Как психологу мне в последнее время все чаще приходится сталкиваться с ситуацией, когда у женщины просто отбирают ребенка, используя связи, деньги и власть. И речь не обязательно о «богатых и знаменитых». Зачастую суд руководствуется вроде бы простыми материальными соображениями — доход отца выражается в круглой сумме, а мать... Вышла замуж молоденькой девушкой, ушла в отпуск по уходу за ребенком, вырастила его лет до пяти, а дальше — родственники отца или профессиональные няни справятся, все будет оплачено. А ты, мать, кто такая? Профессии нет, дохода нет... Давай, до свидания!

Важный фактор — наличие человека, «накручивающего» такого бывшего родителя на подвиги против собственных детей. Поэтому уважаемые и влиятельные мужчины, если будут в состоянии посмотреть на ситуацию со стороны, с удивлением и страхом могут обнаружить, что стали всего лишь игрушкой, инструментом или технологией в руках некоей «утешающей», «поддерживающей», «ободряющей» и, конечно же, очень заинтересованной стороны. 

Подобная война так истощает силы воюющей стороны, что рано или поздно она (конечно, чего там греха таить, это чаще всего женщина) смиряется и отступает. Стратегия изматывания любого Наполеона сломает. В случае, если бывший супруг достаточно влиятелен или просто не тратит весь психический, материальный и физический ресурс на тех же детей, юридический аспект в нашей неправовой державе скорее всего будет решен приблизительно как в известной басне о волке и ягненке. И уходят «бесплатные инкубаторы» из брака с ранами в душе, потерями на материальном фронте и навсегда потерянными детьми. Ведь «промыть мозги» ребенку, сформировать негативное отношение к любому близкому человеку, запрограммировать на враждебность или ненависть — задача одна из самых легко и быстро решаемых. 

Манипуляция — это искусное использование психологического воздействия, которое ведет к скрытому возбуждению у другого человека намерений, не совпадающих с его существующими желаниями. Конечно, в интересы ребенка не может входить неприятие, негативный образ собственного отца или матери. Это психологически травмирует и оставляет след недоверия в близких отношениях на всю жизнь. Но нереализованные, неотыгранные сильные чувства к бывшему брачному партнеру сильнее разума, они делают поведение родителя нелогичным и наносящим вред ребенку. 

На войне как на войне. В ход идут, между прочим, и психиатрические диагнозы. Хотя из них, уверяю вас, совершенно ничего не следует автоматически в семейно-родительских разборках. Если у родителя психиатрический диагноз — ему следует лечиться, как при любой другой болезни. Разочаровавшимся супругам совершенно искренно может казаться, что партнер сошел с ума, если решил расстаться, но это, скорее всего, говорит уязвленное самолюбие. И чем страшнее удар по самолюбию, тем шире арсенал «мер воздействия». Юридические инструменты в случае болезненного для самолюбия развода становятся орудиями пыток палача и средством залечить раны, нанесенные нашему эго. 

Когда у матери на руках документы о миллионных сделках бывшего мужа, сам он ведет доступный для ежедневного наблюдения образ жизни прекрасно обеспеченного человека, а в суде оплачивает услуги дорогих адвокатов и подделывает документы, чтобы ограничить размер алиментов на двоих сыновей суммой в 300 гривен, — это уже даже не отчуждение. Это месть, наказание за непокорность. Гласность кажется достаточно подходящим средством в таких случаях. Ратующие за сохранение семейных тайн и секретов умиротворяют и поощряют агрессора, что ни в истории, ни в отношениях никогда хорошо не заканчивается. 

В сложнейшей ситуации психологического напряжения, которой является конфликт при разводе, однозначность закона остается единственным шансом на спасение душевного равновесия всех участников. Хорошо известно, что сложившаяся в Украине ситуация с алиментными выплатами критическая. Оставляя лазейки и возможности разночтения, применения и реализации закона, государство поневоле способствует ведению родительских войн, создавая питательную среду для конфликтов. 

Как показывают исследования психологов, после развода родителей дети демонстрируют более тревожное, агрессивное и непослушное поведение: начинают грубить, отказываются выполнять установленные в семье правила. Но всплеск негативного поведения все же лучше, чем чувство вины и обвинение самих себя в разводе родителей. Так чаще всего бывает у маленьких детей. Ребенок постарше обычно становится на сторону одного из родителей, чаще того, с кем остался после развода, и обвиняет другого в предательстве. Это тоже проявление феномена психологического отчуждения. Ребенок может стать замкнутым, хуже учиться, примкнуть к «плохой компании», таким образом демонстрируя протест против сложившейся ситуации. Вместе с тем понимает — он не в силах ее изменить, поэтому пытается компенсировать, как может, накапливающиеся у него негативные эмоции.

Конфликты с родителями после развода — это нормально. Нужно постараться понять состояние ребенка, посоветоваться с психологом. Выйти из кризиса расставания, сохранив свою целостность, свободу, минимально травмируя детей, пережить боль, обиду, разочарование и злость, не повторить старые ошибки в новых отношениях — такие задачи должны стоять перед всеми участниками нелегкого процесса прощания с мечтой о счастливой семье. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18, 18 мая-24 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно