АМЕРИКА — СТРАНА КОЛЛЕКЦИОНЕРОВ

5 мая, 1995, 00:00 Распечатать Выпуск №18, 5 мая-12 мая

Коллекционеры, по определению психологов, — люди с наличием развитого инстинкта собственности, потребности в активной деятельности, стремлением к превосходству и жаждой социального самоутверждения...

Коллекционеры, по определению психологов, — люди с наличием развитого инстинкта собственности, потребности в активной деятельности, стремлением к превосходству и жаждой социального самоутверждения. Американцы — нация эмигрантов, пионеров и первопроходцев — обладают этими качествами в полной мере, чем, хотя бы отчасти, можно объяснить коллекционерский «бум», начавшийся в этой стране в конце прошлого века и продолжающий до сих пор.

Первые признаки этого явления появились незадолго до Гражданской войны 1860-х годов, когда несколько финансовых и индустриальных магнатов начали собирать внушительные коллекции произведения искусства. «Вкус вошел в моду, — писал в 1864 году критик Дж. Джарвс, — собственные галереи в Нью-Йорке становятся таким же обычным явлением, как собственные конюшни». Преобладающим в этих коллекциях было французское академическое искусство, позднее заклейменное, как «салонное».

К концу века вкусы откристаллизовались и наследниками громадных состояний, накопленных в течение XIX века бывшими чистильщиками сапог и продавцами газет, был сформирован ряд ценнейших собраний. Уильям Херст, Эндрю Меллон, Пьерпонт Морган, Джон Д. Рокфеллер-старший, Уильям Уитни, Генри Фрик, Эндрю Карнеги и многие другие с помощью высокообразованных экспертов приобретали все наиболее ценное, что продавалось на Западе и на Востоке, начиная от античности и древнего Египта и кончая импрессионистами. Большинство этих первоклассных коллекций со временем превратилось в музеи и общественные фонды. И теперь мы можем почти бесплатно наслаждаться произведениями искусства, за которые были в свое время заплачены целые состояния. Частные коллекции составляют основу таких музеев, как Метрополитен, Коллекция Фрика, Библиотека Моргана, музей Купер-Хьюит — если говорить только о Нью-Йорке.

Следует подчеркнуть, что все великолепные музеи, сделавшие Америку страной образцовой и богатейшей музейной культуры, не уступающей европейским столицам, организованы и содержатся за счет отнюдь не государства, а частных лиц. После возникновения музея Метрополитен в Нью-Йорке в 1870 году (исключительно по частной инициативе) коллекционеры боролись за честь принести свои собрания в дар новому музею. Позднее, уже в
1930-х годах, была создана уникальная по числу шедевров Национальная галерея в Вашингтоне, основу которой заложило 35-миллионное собрание Эндрю Меллона (передавшего в числе прочего, ряд выдающихся произведений, купленных им у сталинского правительства, которое распродавало Эрмитаж), а также коллекции супругов Кресс (от Джотто до Тициана), Дж. Уиденера (Рафаэль, Беллини, Эль Греко, Тициан, Вермеер) и ряд других.

Уже упоминавшиеся Фрик, Уитни, Морган, а также Пол Гетти, Соломон Гуггенхейм, Альфред Барнс основали собственные музеи, доступные для публики и по своему уровню не уступающие многим фамильным собраниям европейских владетельных герцогов и римских прелатов. «Богатейшие граждане Америки рассматривают себя скорее хранителями собственного богатства, чем как его владельцами, — писал в этой связи француз Пьер Кабанн в книге «Великие освободители», изданной в 1960-х годах, — и они с потрясающим интеллектуальным альтруизмом считают своей обязанностью делиться с другими теми радостями, которые эти богатства могут доставить». Добавим, что одним из важных стимулов альтруизма являлась мудрая фискальная политика Соединенных Штатов. Индивидуум освобождался от налогов на сумму до одной трети его доходов, если деньги были предназначены на приобретение произведений искусства — при условии, что последние будут завещаны музею или публичному фонду.

Совершенно особую роль американские коллекционеры сыграли в поддержке французского искусства конца XIX — начала ХХ веков. Первым произведением живописи импрессионизма, приобретенным для американской коллекции, была «Репетиция балета» Дега, купленная в 1875 году супругами Хейвмейер и теперь находящаяся в музее Метрополитен. А первая выставка произведений импрессионистов, устроенная в Нью-Йорке уже в 1886 году, позволила установить прочные контакты французских дилеров с американскими покупателями — Рокфеллером, Уиденером, Хиллом и другими, которые платили весьма крупные суммы за произведения, с трудом находившие себе сбыт в Европе.

Середина ХХ века и особенно послевоенный период характеризуются мощнейшим художественным «бумом», захватившим весь мир. В эпоху повальной инфляции, когда едва ли не единственным неподвластным ей товаром стали произведения искусства, Америка превратилась в крупнейший художественный рынок, со всеми недостатками и достоинствами такого рода предприятий: ажиотажем аукционов, искусственным взвинчиванием цен, недобросовестностью дилеров... Этот же период создал новый тип коллекционера, объединившего громадные знания, почти безграничные финансовые возможности, умение успешно вести художественный бизнес и безупречный вкус. Таков был Джордж Вилденштейн, владелец одной из лучших галерей Нью-Йорка — знаток, бизнесмен, коллекционер и просветитель, которого мы встречаем на страницах книги нашего соотечественника Владимира Виссона «Честное предупреждение». В. Виссон был помощником Джорджа Вилденштейна, начиная с 1940-х годов вплоть до смерти последнего в 1963 году. С глубоким уважением он описывает этого выдающегося представителя художественной элиты, который разыскивал по всему свету произведения искусства разных эпох и продавал их затем в первоклассные музеи и частные коллекции. Через его руки прошли произведения Эль Греко, Веласкеса, Гойи, Фрагонара, Давида, большинства импрессионистов. Его личная коллекция состояла из лучших образцов средневековых иллюстрированных рукописей.

Во многом благодаря деятельности дилеров типа Вилденштейна Америка продолжала в послевоенную эпоху сохранять одно из первых мест в мире не только по количеству, но и по качеству коллекций классического и современного искусства. В 1963 году вышла книга Дугласа Купера, посвященная крупнейшим частным собраниям мира. Из 26 отмеченных в ней коллекций (принадлежащих, среди прочих таким владельцам, как король Швеции, бароны Тиссен-Борнемиса и Ротшильд), десять находились в Соединенных Штатах. Среди них: собрание Роберта Лемана — европейская живопись и прикладное искусство; Ирвина Унтермайера — мебель, фарфор и прикладное искусство; Пола Гетти — античная скульптура, французское искусство XVIII века, Рубенс, Рембрандт, постимпрессионисты; Лансделла Кристи — произведения русско-шведского ювелира Фаберже; Нельсона Рокфеллера — примитивное искусство и ХХ век и другие. За минувшие со дня публикации книги годы, многие из упомянутых в ней шедевров уже перекочевали в открытые публике музеи.

Однако в последние десятилетия, в связи с головокружительным ростом цен и инвестиционным характером приобретений шедевров искусства, состав коллекций и их владельцев несколько изменился. Теперь от 20 до 30, а иногда и до 50 процентов художественного рынка в Америке занимают финансовые и индустриальные корпорации, которые покупают, главным образом, современное американское искусство.

Все же коллекционирование остается наиболее распространенным хобби «богатых и знаменитых». Список 100 крупнейших личных коллекций Америки за последние годы, опубликованный недавно журналом «Art and Antiques», также показывает явное смещение центра тяжести в сторону коллекционирования современного искусства. Лишь немногие — как, например, нью-йоркский миллионер Стюарт Пайвар, наследники Малькольма Форбса-старшего, или киноактер Джек Николсон — могут позволить себе покупать классическое изобразительное и прикладное искусство. Характерной также стала практика составления коллекций ограниченной тематики, а затем — продажа всего собрания и обращение к совсем иной области искусства.

«Коллекционирование, — пишет Владимир Виссон в своей книге, — это восхитительная мания. Люди страдающие ею, редко излечиваются, и если пытаются избавиться от нее, то страдают еще больше». В этом, да и во многом другом, страсть к собирательству, несомненно, сродни подлинному творчеству — разумеется, когда она рождена не стремлением «аккумулировать» прекрасные произведения в сейфах, недоступных для посторонних, да зачастую, и для самих владельцев, а истинной любовью к искусству.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно