ЗАЧЕМ УКРАИНЕ КОСМОС

26 февраля, 1999, 00:00 Распечатать Выпуск №8, 26 февраля-5 марта

Ныне вокруг Земли обращается свыше 500 спутников. А на протяжении следующего десятилетия ожидается...

Ныне вокруг Земли обращается свыше 500 спутников. А на протяжении следующего десятилетия ожидается запуск по крайней мере еще тысячи, и подавляющее их большинство будет использоваться для навигации, связи и передачи телепрограмм. По данным зарубежной печати, стоимость одних только снимков со спутников в начале следующего тысяче- и столетия достигнет 2 млрд. долларов.

Имеет свою национальную космическую программу и Украина. Разворачивая ее, мы, естественно, не можем не учитывать нынешние и будущие тенденции развития космических исследований и использования космического пространства в мировом сообществе. Какова же, велика ли, в этом наша роль? Об этом - беседа с академиком НАН Украины, директором Института космических исследований НАНУ и Национального космического агентства Украины В.КУНЦЕВИЧЕМ.

- Всеволод Михайлович, попробую высказать точку зрения, которую разделяют, видимо, почти все «обыватели», то есть среднеосведомленные граждане Украины. Раньше космическая наука развивалась благодаря гонке вооружений. Теперь приоритеты сместились - нам не до космоса. Американцы могут себе позволить запускать спутник за спутником, шаттл за шаттлом, тем более, что у них есть сугубо прагматические цели: системы глобальной навигации и связи. А нам, дай Бог, хотя бы благополучно телефонизироваться и компьютеризоваться на местном уровне... В таком случае возникает вопрос: что такое наше сотрудничество со США в освоении космоса - рекламное мероприятие (вроде того, как в СССР сажали в космические корабли по очереди то монгола, то немца)? Или все же тут возможен реальный паритет?

- Говорить о паритете не приходится. Быть на равных с Америкой Украина в обозримом будущем, конечно, не сможет: слишком уж несопоставимы исходные экономические позиции. Бюджет Национального космического агентства США исчисляется миллиардами долларов. В распоряжении нашей космической науки - меньше 70 миллионов гривен... Но поскольку у нас в стране есть еще достаточно много образованных людей, специалистов, было бы преступным не дать развиваться дальше фундаментальным исследованиям в целом ряде наук. В том числе - космической. Сразу скажу: вопреки распространенному скептицизму позиции Украины здесь - вполне на уровне мировых стандартов.

Приведу пример: наши харьковские коллеги построили радиоинтерферометр со сверхбольшой базой (одно ее плечо - в Евпатории, а другое - в Харькове). Это - уникальное сооружение.

Слава Богу, на передовых позициях остались наши ботаники и биологи - это отчасти благодаря тому, что им не требовались большие капвложения: все делалось в простых колбочках... плюс затраты «серого вещества».

- А каковы перспективы нашего сотрудничества с Россией? Тут паритет реален?

- Россия нынче в очень трудном положении: в космической отрасли там - полная катастрофа. Недавно я был в Москве, в ИКИ, и выяснил, что россияне отодвинули на много лет проекты, на которые делалась большая ставка. К сожалению, и те, в которых Украина должна была сыграть активную роль. Например, программа «Спектр УФ». В ходе ее выполнения Крымская астрономическая обсерватория должна была изготовить совершенно уникальное зеркало орбитального телескопа. Но... только запуск самой мощной российской ракеты «Протон» стоит 50-60 миллионов долларов. У России сейчас такой «монеты» нет. Закинуть в космос орбитальную станцию весом около пяти тонн «Союз» не в состоянии. Россияне ждут лучших времен, и мы вынуждены ждать вместе с ними.

- Для Украины космическая наука в некотором смысле - сугубо фундаментальная, и практическое применение ее достижений не особенно впечатляет. Вроде изучения Институтом ботаники и Ботсадом приживаемости в космосе орхидей. Проводятся еще, кажется, металловедческие исследования, - какова реальная польза от них?

- Вся история цивилизации доказывает: любое крупное фундаментальное открытие становится всеобщим достоянием, раньше или позже используется человечеством. Когда Герц открыл электромагнитные волны, его вначале считали чудаком, заставляющим на расстоянии трезвонить звонок. Никому и в голову не пришло бы, что это «чудачество» может привести, скажем, к управляемым торпедам и тысячам новых - более полезных - изобретений, мощно толкнувшим вперед развитие цивилизации.

Так и в космической науке. То, что сегодня кажется, как вы говорите, обывателю пустяком, удовлетворением за счет государства собственного научного любопытства, завтра непременно весьма пригодится и окупится во сто крат.

Взять, к примеру, металловедческие и химико-биологические исследования в космосе. Благодаря им мы уже знаем, что условия микрогравитации позволяют получать сверхчистые материалы. Или очень «хитрые» специальные биоматериалы, которых в иных условиях не получить ни за что. Эти пробы, конечно, не сразу превратятся в индустрию, но ведь сначала нужно что-то сделать «в колбе», не так ли? Даже обычные полеты космонавтов, то есть, изучение последствий длительного пребывания живых организмов в условиях микрогравитации, если призадуматься, - прямой и широкий путь в космическое будущее человечества.

- У нас есть сегодня своя собственная космическая программа. Если честно, сколько в ней заложено выполнимого, а сколько - платонически желаемого?

- Принятая в прошлом году программа рассчитана на пять лет. Первоначально разрабатывалась концепция на десять лет, но пятилетка проработана лишь «пунктиром»...

- Простите, перебью. А почему именно «пятилетка»? Это что, по традиции, оставшейся от «сталинских пятилеток»?

- Да, действительно, как-то мы уже привыкли к такому делению планов по времени. Но подобным «календарем» пользуются во многих странах. Видимо, цифра 5 несет в себе какую-то «магическую» - психологическую нагрузку... Так вот, возвращаясь к программе и говоря о реализации первого года «пятилетки», нужно признать, что планы наши в полной мере выполнены не были, по понятным «общим» причинам. Хотя кое-что реализовать удалось, но трубить об этом во всеуслышание пока рано.

- Расскажите, пожалуйста, о программе «Предупреждение». Сам ее замысел производит убеждающее впечатление даже на людей, далеких от научных интересов. Как явилась сама идея?

- Проект этот возник давно, семь-восемь лет назад. Во время обработки данных экспериментов, проводимых на одном из спутников серии «Космос», было высказано осторожное предположение, что процессы, происходящие в литосфере - то есть земной коре - и ионосфере, взаимосвязаны. Изменения, наблюдаемые в ионосфере, становятся предвестниками землетрясений. Период между первыми и вторыми может быть достаточно велик, от нескольких часов до суток. Идея поставить этот эффект «на службу» подготовки к экстремальным ситуациям возникла в недрах бывшего Союза. Поскольку же в Украине существовала сильная научная школа по изучению ионосферы, ее лидером был профессор Киевского университета Н.Коцаренко, недавно умерший, увы, уже в Мексике, то после распада Союза само собой получилось так, что идеология этой программы досталась нам в наследство. Безусловно, мы ее не «приватизировали» - программа разрабатывается при самой широкой кооперации с российскими коллегами, Московским университетом и РАН. Предполагается, что в 2000-2001 годах она будет реализована.

- В чем же ее суть?

- Запускается спутник, а с ним еще два субспутника, которые на отдалении в тысячу километров один от другого совершают орбитальный полет. Это позволит измерять состояние ионосферы из разных точек. Важно сопоставить полученные данные с данными сейсмических наблюдений. Связь со станциями сейсмологического наблюдения будет осуществляться через Интернет. Уже достигнута договоренность о сотрудничестве с Россией и США, со шведами, итальянцами, чехами, французами и грузинами. Центральную роль все же будет играть Украина, поскольку она конструирует сам спутник и выводит его на орбиту своей ракетой. Поэтому можно с полным правом говорить, что программа «Предупреждение» - национальная.

- Работа кипит?

- М-да, трудности имеются. В марте прошлого года было проведено широкое международное совещание, в котором приняло участие несколько десятков ученых из уже перечисленных мною стран. Составили календарные планы... но кооперация начинает потихоньку расползаться по швам. Иностранные коллеги теряют веру в то, что мы способны довести дело до конца.

- Вернадский считал, что мы находимся под постоянным влиянием космоса. (Имеется, конечно, в виду не влияние созвездий на судьбы.) Насколько много мы об этом знаем сегодня?

- Увы, надо честно признать, что в изучении механизмов воздействия космоса на нашу жизнь за последние 100 лет человечество продвинулось очень мало. Хотя серьезные работы в этом направлении ведутся.

- Но космос ведь источник потенциальной опасности. Пол-Украины живет по сути в кратере упавшего когда-то астероида: края его захватывают Киев с одной стороны и Николаев с другой, а эпицентр - близ Александровки на Кировоградщине... В последнее время по ТВ показывают много фильмов- «ужастиков» о столкновении Земли с астероидами. Я слыхал, что на Западе существуют организации, которые занимаются подготовкой к подобным космическим «сюрпризам». Но оборона на «шарике» должна быть круговой. Не станет ли Украина в случае такого катаклизма своего рода «линией Мажино»?

- Ну, ракетная техника - это автомат с кривым стволом, из которого можно стрелять «из-за угла». Так что вовсе не нужно, чтобы службы противоастероидной защиты находились и в Антарктиде или Центральной Африке. Суть в том, что дальше обсуждений проблемы дело пока не сдвинулось. Постоянной астероидной службы в мире нет.

Да и вообще: угроза падения астероида - действительно, лишь потенциальная угроза. Такая же, как и падения кирпича с крыши. Мы же не надеваем на голову тазик или каску, выходя на улицу?

Есть опасность куда более реальная, чем падение астероида на Землю: столкновение космических частиц с космическим аппаратом.

Масса частиц ничтожна, но скорость их фантастически высока. Поэтому они весьма опасны для космических станций и аппаратов. Сейчас интенсивно разрабатываются средства их обнаружения, защиты от них и даже их утилизации. Космические станции должны защищаться экранами, частицы - распыляться с помощью лазерных пучков. Вот это уже не из области фантастики, а жизненная, рабочая необходимость и задача.

- Американцы подняли сейчас на щит собственную программу исследования Марса. Считаете ли вы эти проекты актуальными для науки?

- Выскажу субъективное мнение. Здравый смысл подсказывает: перед тем, как планировать изучение Марса, нужно поднабраться опыта сперва на ближайшей к нам «лабораторной площадке». Изучение Луны представляет самостоятельную ценность, поскольку она - ответственная транспортная база для космических экспедиций. Правда, если оценить достижения программы «Аполлон», то высадка американских космонавтов на Луну была скорее пропагандистским мероприятием, чем научным - «в пику» Советскому Союзу. С точки зрения научного результата прилунение «Аполлона» мало что дало. Зато психологический и политический эффект был колоссален: это то, чем американцы вправе гордиться.

Главное, что у нас тоже есть свои, пусть скромные, достижения, которыми можем гордиться и мы. Будем стараться, чтобы их стало намного больше.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно