За кого голосовать умным, или Некоторые размышления о единении науки и политики - Наука - zn.ua

За кого голосовать умным, или Некоторые размышления о единении науки и политики

19 сентября, 2014, 19:20 Распечатать

Может ли один человек охватить такие разные сферы человеческой деятельности, как наука и политика? То есть, быть одновременно выдающимся ученым и влиятельным политиком?

Опубликованные списки кандидатов в парламент основных политических сил произвели на меня, как, впрочем, и на многих моих коллег-ученых, двойственное впечатление. С одной стороны, хорошим знаком является обновление нашего политикума, появление новых имен, активной патриотической молодежи, защитников Отчизны. Но как могло случиться, что в списках кандидатов нет известных ученых, то есть наиболее образованных представителей общества? Сможет ли будущий парламент на высокопрофессиональном уровне прогнозировать экономическое, оборонное, общественное и культурное развитие нашей страны на ближайшую и отдаленную перспективу, направлять это развитие в оптимальном направлении, разрабатывая необходимые законы? Не достаточно ли нам ошибок прошлого? Имею в виду ошибки, возникающие от хороших намерений, а не от деструктивных враждебных действий. Ведь их тоже было немало.

Конечно, политика и наука — это две разных формы профессиональной деятельности. Какие между ними наибольшие отличия? Политик должен всегда занимать и отстаивать по мере своих сил определенную позицию, то есть он не может быть объективным. Его работа — защищать определенные интересы — государства, своей политической силы, свои собственные. Иначе он не политик. Вместе с тем ученый должен быть непредвзятым и объективным, оперируя достоверными фактами. Иначе он не ученый. Читатель может заметить, что встречаются ученые на службе у политиков, объективность которых сомнительна. Но и они должны изучать и анализировать реальные факты, позволяя себе только предубежденность в их интерпретации. Иначе их никто не признает учеными. Но, обратившись к недалекому историческому прошлому, подметим интересные реалии. Даже такие "ученые по заказу" нашим политикам порой бывали не нужны. Хотя и не так явно, как в соседней стране, политики научились сами выдумывать факты и сами их интерпретировать. И здесь отличие между честным и нечестным политиком заключается в его способности оперировать научными фактами — или упорно игнорировать их.

В отличие от профессии политика или журналиста, профессия ученого не публичная. Наука творится в тишине лабораторий, кабинетов, библиотек. Ученый не рвется к микрофонам на митингах и площадях. Он нечасто появляется и на телеэкранах. Обычно ученый ограничивается профессиональным общением с коллегами во время семинаров, конференций, публикаций в специализированных журналах. И очень обидно, когда к нему обращаются в поиске сенсаций, а не профессионального компетентного мнения по актуальным проблемам. Но, учитывая критические для государства обстоятельства, я все же не могу простить своим коллегам тех моментов, когда надо было предлагать обществу обсуждение очень важных вопросов. Обращая на них внимание общества, предлагая актуальные решения, надо не говорить, а кричать! Сегодня необходимо создать не только патриотичный, но и высокопрофессиональный парламент.

Может ли один человек охватить такие разные сферы человеческой деятельности, как наука и политика? То есть, быть одновременно выдающимся ученым и влиятельным политиком? В современной украинской истории есть такой человек. Это Игорь Рафаилович Юхновский. Помню, как поразила меня, тогда еще студента физического факультета, лекция молодого доктора наук Юхновского о статистической теории жидкого состояния вещества. Это было нечто фантастическое! С помощью математических формул он смог описать коллективные движения молекул и частиц в процессе их взаимодействия, пресказывать развитие таких систем, обретение ими новых качеств. И вот прошло много лет. Я, уже сам молодой доктор наук, присутствовал на лекции в то время уважаемого академика Юхновского. Эта лекция была уже и не на научную, а на общественно-политическую тему, и вновь поразительная. Как научную теорему, с использованием четко определенных аргументов, он доказывал, что скорый распад СССР является абсолютно неизбежной перспективой. А затем теория перешла в практику. Шли годы независимости, в украинском парламенте возникла историческая Народная Рада, действовавшая под мудрым влиянием Игоря Рафаиловича. В парламенте он наработал и предложил блок системных изменений в управлении государством. Он был и вице-премьером, но только несколько месяцев в 1992—1993 гг. К величайшему сожалению, патриотически ориентированные политические единомышленники не поднимались до его понимания развития государства, не воспринимали в полной мере его идеи. Украина заплатила за это развалом экономики, скатыванием до уровня олигархического капитализма. Игорь Рафаилович четыре раза становился депутатом Верховной Рады, и очень жаль, что его интеллектуальный потенциал не был использован сполна.

Среди других известных ученых-парламентариев хотелось бы отметить Сергея Рябченко и Павла Кислого. Усилиями профессора Рябченко была начата новая для нашей науки грантовая система финансирования. Ее концептуальная несовместимость с планово-бюрократической системой управления и финансирования науки сразу же дала о себе знать, последствия чего мы ощущаем до сих пор. С именем Кислого связано создание и развитие общественных организаций в науке, в частности Украинской научной ассоциации. Последняя, к сожалению, просуществовала лишь несколько лет. Так или иначе, но наука в свое время была активно представлена в законодательном органе государства теми ее представителями, которые хотели и могли активно и плодотворно трудиться. 

Не стоит тут упоминать академика Владимира Литвина и членкора Николая Азарова. Их появление среди членов НАНУ не было попыткой усилить учеными государственную власть или попыткой усилить науку блестящими администраторами. Украинская наука нуждалась и нуждается в системных изменениях, и замедлить их могли только такие политики. Надеюсь, негативный опыт такого единения науки и политики не будет забыт.

Хотелось бы проанализировать причины того, что наиболее образованные интеллектуальные силы общества сейчас оказались вне политического процесса государственного строительства. Действительно, наука нуждается в тишине. И поскольку ученые финансируются государством, то и должны отчитываться перед государством, перед обществом. Не видя такой практики, каждый гражданин, каждый налогоплательщик может сказать: "Если от вас не видно пользы, то зачем вас держать?" К сожалению, многие наши ученые, несмотря на наличие творческих контактов в странах ЕС, еще не осознали и не позаимствовали простую вещь. Ученый должен использовать каждую возможность представить широкой общественности направление собственных исследований, их результаты и перспективу. В этом он должен ощущать большую потребность и видеть пользу для своего коллектива и для научного сообщества в целом. Для этого годятся все средства: научно-популярная литература, публичные выступления, интервью, визиты в его учреждение студентов и учеников. Эти возможности доступны и нам, но немногие из ученых считают необходимым ими воспользоваться.

Но тут есть и хорошие исключения. Так, в одном из последних номеров ZN.UA Максим Стриха в статье "Наука военного времени: особые запросы, особые требования" изложил очень важную информацию о разработках украинских ученых, которые должны быть немедленно внедрены в условиях военного времени. К сожалению, из этой статьи выпала очень важная деталь. Не было акцентировано внимание на том, что эти разработки возникли совсем не в ответ на военную угрозу и начало военных действий. Они создавались годами и не находили применения в широкой практике. Очень обидно, что наша система организации науки и внедрения ее результатов абсолютно бестолкова и не способна на быстрый ответ даже на такой мощный вызов.

Эту ситуацию не исправить одним или двумя даже очень весомыми решениями. Нужен новый закон, на основе которого происходило бы реформирование всей научной сферы. Поняли, будущие парламентарии? А проблема в том, что за годы независимости планово-бюрократическая система управления исчезла из разных сфер общественной жизни, но она сохранилась и закрепилась в науке. Реально все выглядит следующим образом. Ученый, руководитель темы планирует свою тему в рамках финансовых и кадровых возможностей на день планирования (актуальность, запрос общества — дело второстепенное) на 3—5 лет. Читатели старшего поколения, помните пятилетние планы эпохи развитого социализма? В дальнейшем ученый становится рабом им же запланированного — только то, что есть в плане, разрешается и финансируется. В случае возникновения новой актуальной научной или практической задачи можно запланировать ее решение на следующую пятилетку. Выглядит абсурдно, но таковы наши реалии. Как много сказано и написано о реформировании науки! Но те проекты закона о науке, с которыми мне пришлось ознакомиться, по сути, фиксируют нынешнее положение вещей. 

Простите, но бывает государственный заказ, существуют конкурсные проекты, предусматривающие дополнительное финансирование. В наших условиях они сведены к бюрократическому абсурду, поскольку не предусматривают привлечения к работе новых сотрудников. То есть, для выполнения новых исследований надо отвлекаться от чего-то другого, за что ты отвечаешь согласно плану. А как же все-таки реализуется творческий процесс в науке, как делаются открытия, как создаются новые технологии? Это звучит бессмысленно, но посредством обмана системы. То есть, без всякой огласки ученый частично переключается на что-то новое и актуальное. Сейчас для ученых, работающих в экспериментальной науке, это почти исключено, поскольку все средства на проведение исследований обрезаны, даже те, которые были выделены на выполнение традиционных плановых тем. Поэтому думайте, будущие законодатели, как из этой ситуации выйти, поскольку ученые мужи бессильны.

Сегодня в большой беде наши коллеги — ученые России. Мы должны понять, что именно происходит в соседней стране, и, несмотря на враждебные действия ее руководства, предоставить российским ученым всю возможную моральную поддержку. Самое важное — предотвратить повторение этой беды в нашем государстве. Вместо развития демократических основ, в науке там сделали противоположное: фактически ликвидирована автономия Академии наук, а ее имущество и финансы переведены в прямое государственное управление. То есть, засилье чиновников и бухгалтеров уже распространяется на всю научную сферу. А что при этом придумал чиновник? До упадка доведены институты Академии, знаменитые на весь мир научные центры Дубно, Черноголовка, Пущино. Эмиграция ученых стала массовой. А государственные деньги закапываются в призрачный научный городок будущего — Щелково. Влияние научного сообщества на принятие таких решений нулевое. Так давайте не доводить нашу страну до такого состояния.

И вот возникает еще одно отличие между ученым и политиком. Политик отвечает перед обществом сегодня, может — завтра, а еще больше — перед очередными выборами. Ученый — еще и перед последующими поколениями. И эта моральная ответственность совершенно другая. В ее основе — профессиональный анализ процессов, которые возникают и будут возникать в природе и обществе, в том числе в результате действий наших и зарубежных политиков. Так что потребность в наличии ученых в политике и, в частности, в парламенте — очень острая. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 23
  • zzz555 zzz555 24 вересня, 13:14 Не судите автора строго! Ведь проблема поднята правильная: "За кого голосовать умным?". Многие умные вообще не ходят на выборы, ибо не хотят принимать участия в этом мракобесии. И это страшно... согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться zzz555 zzz555 24 вересня, 13:42 А давайте создадим Партию "Ученые Украины"! Думаю, 5% возьмем! Только никто ж из толстосумов не даст денег! Ученые ведь сразу скажут: давайте развивать инновации, давайте вкладывать в высокие технологии, а сырьевая экономика - это ловушка и утопия. И тут толстосумы ответят: нет, давайте нам льготы на сырьевую экономику, мы другого источника роста не знаем! И дадут денег не ученым, а "ударам...", "радикалам...", "развитию..." и прочим фантикам... согласен 0 не согласен 0 Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №15, 21 апреля-27 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно