Юрий Алексеев: «Космическая отрасль – это не только то, что высоко летает» - Наука - zn.ua

Юрий Алексеев: «Космическая отрасль – это не только то, что высоко летает»

12 сентября, 2008, 13:52 Распечатать

— Завоевывать сегодня космос не так просто, — рассказывает глава Национального космического агентства Украины Юрий АЛЕКСЕЕВ...

Космическую отрасль страны можно считать едва ли не самой молодой. Она стартовала в 1999 году, когда в подчинение Национального космического агентства Украины были переданы свыше 20 предприятий и организаций, среди которых ГКБ «Южное» и ПО «Южный машиностроительный завод им. Макарова». Пуск с Байконура модернизированного варианта ракетоносителя «Зенит» по программе «Наземный старт», реализация ряда международных проектов, наконец, планы новой космической программы на ближайшие пять лет — все это свидетельствует о том, что космическая отрасль в Украине не только сохранила свой потенциал, но и осваивает новые орбиты.

— Завоевывать сегодня космос не так просто, — рассказывает глава Национального космического агентства Украины Юрий АЛЕКСЕЕВ. — Интегрированная в советскую экономику, Украина, по сути, никогда не имела своей выделенной космической отрасли, хотя и обладала для этого значительным научным и производственным потенциалом. Во времена СССР украинская наука работала едва ли не на весь социалистический лагерь с Варшавским договором включительно. «Южмаш» на первых порах вообще был серийным заводом Сергея Королева.

Да, у нас была и — благодаря президенту Национальной академии наук Украины академику Борису Патону — сохранилась очень хорошая научная школа с академическими принципами. Была (конечно же, есть и сейчас) современная производственная база. Но вопросами маркетинга, довольно сложными организационными моментами пришлось овладевать самостоятельно. Это было нелегко, поскольку наши предприятия привыкли работать в системе госзаказов и госснабжения. А теперь должны были выходить на уже разделенный рынок космической продукции и услуг с его жесткой и даже жестокой конкуренцией, где нас, мягко говоря, не ждали.

— Наверное, первым конкурентом была Россия?

— Россия нам не конкурент, как и мы ей. У нас много общих проектов, которые поодиночке реализовать не удалось бы. Та же программа «Морской старт», где ракета-носитель «Зенит» стартует с американской платформы в Тихом океане. Так что работаем на паритетных началах, как и со многими другими странами.

Наш главнейший, я бы сказал, конкурент — Европейское космическое агентство, которое объединяет мощности нескольких высокоразвитых государств и, ясное дело, не собирается отдавать кому-то другому пуски аппаратов и спутников. Семимильными шагами на рынок пусковых услуг продвигается Китай. Как серьезный игрок на космическом рынке заявляет о себе Индия.

С индийскими, китайскими ракетами и носителями по цене вообще соревноваться невозможно. Они неслыханно дешевые. За счет колоссальной государственной поддержки, госзаказов эти страны могут позволить себе их серийный выпуск. К тому же Китай, без малейших угрызений совести, откровенно демпингует, лишь бы только прорваться на рынок.

— А государство вам помогает?

— Да. В вопросах ускоренного оформления документов, транспортировки. В финансовых — нет. Поэтому у нас сугубо коммерческие проекты. Сразу отмечу, что отрасль работает, платит налоги. В прошлом году мы перечислили в бюджет 105 млн. грн.

Важна не только финансовая помощь. Отрасли нужен здоровый государственный протекционизм. Мир должен знать и понимать, что Украина — высокотехнологичное государство, с которым нужно не только сотрудничать, но и считаться.

Космос — это научный, экономический, политический, даже геополитический престиж. Космическая отрасль, я убежден, должна быть среди приоритетов государства. У нас же в Государственном бюджете заложено 700 тыс. грн. на все, подчеркиваю — на все мероприятия по формированию положительного имиджа страны. Что это за деньги? Только участие в ІХ Международной авиационно-космической выставке ILA-2008, проходившей в конце мая в Берлине, нам обошлось в 400 тыс. долл.

— Чем Украина может удивить мир и доказать, что является серьезным партнером?

— Совсем недавно, например, проводили международную конференцию по дистанционному зондированию Земли. К нам приехали уважаемые специалисты из десяти стран. Так вот, почти все они были уверены, что Украина производит только ракеты. С удивлением узнали, что еще и спутники, и самые современные приборы. А главное — мы умеем очень хорошо обрабатывать информацию, поступающую с космических аппаратов. Многие профессионалы в восторге от наших методик дешифровки.

Подписали с американцами соглашение о контроле за океанической поверхностью. Они были удивлены, что у нас на Черном море есть такие серьезные научные институты наблюдения за состоянием морской поверхности.

Создали аппарат для Египта, выиграв тендер, в котором участвовали Великобритания, Россия, Корея, Италия. Многие научные и практические проблемы были решены нашими предприятиями в Киеве, Харькове. В частности, оптические системы, которые мы раньше покупали на Западе. Выведенный на орбиту конверсионной ракетой-носителем «Дніпро-1» аппарат работает уже больше года, поставляет хорошую информацию. В Египте довольны. Кроме того, наши специалисты обучают египетский персонал и готовят местных специалистов для разработки спутников подобного класса.

Мы доказали миру, что являемся серьезными партнерами. Мир поверил в надежность «Зенита». Сегодня есть заказы, контракты. В этом году осуществили три успешных запуска, на очереди еще два. Точность и масса вывода («Зенит» берет аппараты весом даже в пять тонн) свидетельствуют, что заказчики нами довольны. В целом за десять лет мы осуществили 27 пусков по международной программе «Си лонч». А когда начинали — мало кто верил, что Украине по силам такой проект. Наши «Зениты» выводят на геокосмическую орбиту многоцелевые израильские космические аппараты серии AMOS, предназначенные для трансляции цифрового телевещания.

— Украинские пусковые технологии уже закрепились на международном рынке. Что еще мы можем предложить в состязании за присутствие Украины в космосе?

— Космическая отрасль — это не только то, что высоко летает. Украина владеет достаточно мощной наземной инфраструктурой, работающей на космос. На базе Евпаторийского национального космического центра и других специальных центров создан единый наземный автоматизированный комплекс для управления космическими аппаратами, а также для сбора и обработки поступающей от них информации.

С Евпаторийским центром ознакомились руководители, специалисты американского и европейского космических агентств. Они отметили, что центр находится в довольно хорошем техническом состоянии. Проводим активную работу с Россией с тем, чтобы наш центр в Евпатории принимал и обрабатывал информацию с объектов дальнего космоса, высокоорбитальных спутников. Там будет дублирующая станция для управления космическими аппаратами. Существует договоренность с Казахстаном относительно обучения там их специалистов.

— Юрий Сергеевич, космическая отрасль, которую вы возглавляете, всегда была и будет оставаться на острие научно-технического прогресса. В конце концов, она двигает этот прогресс, развивая высокие технологии, инновационную модель экономического роста. Насколько успешно она развивается в нашей стране?

— В систему Национального космического агентства сегодня входят около 30 промышленных предприятий, конструкторских бюро, институтов. КБ «Южное» вместе с научно-производственным объединением «Южмаш» стало мощным аэрокосмическим концерном. Все наши заводы наращивают объемы производства. Приборостроительные предприятия поднимаются за счет увеличения объемов кооперативных поставок. Львовский филиал Института космических исследований производит сегодня отличные приборы для спутников. Его датчики покупают Европа и Япония.

Планируем запустить спутники дистанционного наблюдения, создать национальную систему спутниковой связи. Новый класс спутников, над которыми работаем, — это сгусток инженерно-конструкторской мысли.

Что касается науки, то в нашей новой космической программе запланировано свыше 30 научных исследований на международных станциях. Наши специалисты под эгидой Академии наук готовят приборы, методики проведения в так называемом чистом космосе экспериментов по материаловедению, биохимии, астрофизике. Но чего мы пока не можем себе позволить, так это полетов космонавтов — их подготовка обходится очень дорого. Поэтому необходимые нам исследования будет проводить член экипажа из другой страны.

У нас очень сильная научная школа по изучению ионосферы, электромагнитных колебаний. На нашем космическом аппарате «Січ-1» установлен ряд приборов для получения информации по этим вопросам. Результаты экспериментов оказались столь весомыми, что группу, которая в них участвовала, выдвинули на соискание Государственной премии. Есть серьезные научные наработки по созданию системы предупреждения природных катаклизмов. Землетрясение в Китае активизировало внимание к этой проблеме. А в Украине едва ли не 20% территории считается сейсмически неустойчивой.

Вместе с россиянами мы участвуем в запуске спутника серии «Фотон» для изучения активности Солнца. Харьковский университет создает в рамках этой программы свой прибор. Естественно, Украина еще не может предложить отдельную программу полета на Луну или Марс, но у нас есть все научные и технические возможности создать, скажем, свой аппарат для облета Луны и ее фотографирования.

— Реально ли, чтобы Украина стала космическим государством с, скажем так, замкнутым циклом — от проектирования и создания ракет до их запуска с космическими экипажами на борту?

— В любом случае у нас негде строить космодром. Первая ступень ракеты падает от места старта в радиусе 700 км, а это всегда густонаселенный район. Есть разработки воздушного старта на базе «Руслана». Но пока в мире существует единственная система — американский «Пегас», когда ракету выводят с внешней подвески.

— Наши специалисты на «Южмаше» работают над многоразовой аэрокосмической системой самолет—ракета на технологиях горизонтального ракетного взлета. Даже запатентовали эту разработку. Для этого у нас есть научный потенциал, есть КБ Антонова, но финансовую составляющую мы вряд ли осилим. Иметь свой стартовый комплекс пока нереально.

Другое дело — космонавты. С усилением экономического могущества государства мы всегда можем договориться с Россией, с НАСА об участии в полетах наших космонавтов. Сегодня это уже не просто космонавты, а ученые-исследователи.

— А что вы можете сказать о военных проектах? В советские времена днепропетровский «Южмаш» был главной кузницей ракетно-ядерного щита.

— Действительно, тогда мы работали исключительно по заказу Минобороны, поставляя продукцию ракетным войскам стратегического назначения. На «Южмаше» создавали знаменитую «Сатану» — так на Западе называли советские межконтинентальные баллистические ракеты РС-20, которые и сейчас считаются самыми мощными ракетами подобного класса.

Сегодня мы работаем на мирный космос. Но ни у кого не должно быть сомнений в наших возможностях.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №14, 14 апреля-20 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно