Украинская наука спасает украинский язык. Ученые «наложили вето» на закон Ефремова—Симоненко—Гриневецкого

5 ноября, 2010, 17:26 Распечатать

Как только законопроект о языках авторства Ефремова—Симоненко—Гриневецкого появился в Верховной Раде в виде законопроекта о языках, спикер парламента Владимир Литвин перебросил «горячую картофелину» ученым...

Как только законопроект о языках авторства Ефремова—Симоненко—Гриневецкого появился в Верховной Раде в виде законопроекта о языках, спикер парламента Владимир Литвин перебросил «горячую картофелину» ученым. «Пусть посмотрят с точки зрения законов... истории... социологии и, собственно, с точки зрения науки», — предложил Литвин президенту Национальной академии наук Борису Патону.

Ученые явно обрадовались работе, подброшенной им председателем Верховной Рады, тем более что государство вообще редко интересуется их мнением. Оперативнее всего и вполне прогнозированно откликнулась Киево-Могилянская академия. Ученый совет «Могилянки» предложил снять закон Ефремова и Ко с повестки дня, учитывая его несоответствие Конституции: «...содержание проекта дает основания утверждать, что в случае его принятия русскому языку будет предоставлен статус второго государственного». Кроме того, «неминуемо произойдет маргинализация украинского языка, вытеснение его из важнейших сфер общественной жизни, что, в конце концов, приведет к исчезновению украинской нации как системообразующего фактора... украинской государственности».

Позже директор Института украинского языка Национальной академии наук Украины Павел Гриценко сообщил, что возглавляемое им учреждение совместно с Институтом языковедения имени А.Потебни «по поручению НАНУ и по просьбе председателя Верховной Рады Владимира Литвина проанализировали семь языковых законопроектов и посоветовали ни один из них не принимать в парламенте». «Мы рекомендовали их не рассматривать, потому что они недоработаны, содержат много разногласий и усиливают регионализацию и раскол Украины», — подчеркнул ученый. По его словам, ученые детально рассмотрели прежде всего законопроект Ефремова и Ко, поскольку он вызвал наибольший резонанс в обществе: «Такой закон принимать нельзя. Его дух — подчеркивание всего регионального в противовес целостности страны».

Впрочем, регионалы уже дали понять, что мнение НаУКМА и украинских языковедов их интересует мало: известно, дескать, что во всех этих учреждениях давно свиты бандеровские гнезда.

Тем более ценно экспертное заключение Института политических и этнонациональных исследований имени И.Кураса НАН Украины, попавшее в распоряжение «Зеркала недели» и полностью обнародованное на сайте издания. Во-первых, это учреждение никогда не имело репутации политически или идеологически заангажированного, и искать там «схрони» или «криївки» — бессмысленно. Во-вторых, руководство Института имени Кураса едва ли не каждый день наведывается на Банковую.

Ученые произведение Ефремова—Симоненко—Гриневецкого разнесли в пух и прах, попутно разбив и Яворивского с Мовчаном. Однако внимания последним уделили не много: «Проекты Минкульттуризма и депутатов Мовчана и Яворивского следует признать неадекватными. Они направлены на утверждение и распространение государственного украинского языка, но по сути игнорируют все другие языковые проблемы. Более того, учитывая нынешний баланс политических сил, такие проекты не имеют никаких шансов стать законом».

А вот проект Ефремова и Ко, который может стать реальностью хоть завтра, ученые разложили по полочкам и пришли к неутешительному для авторов выводу: «...принятие этого проекта является нецелесообразным, поскольку вместо общественного компромисса и стабильности оно привело бы к ухудшению ситуации в языковой сфере...».

Главный недостаток законопроекта, по мнению экспертов из Института имени Кураса, — «противоречие между декларируемой направленностью на защиту прав граждан и реальным содержанием законопроекта, утверждающего права одной языковой группы за счет другой».

Ошибочным оказался стержень проекта: понимание авторами Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств «противоречит если не букве, то духу этого документа». Проект «применяет к решаемой украинской проблеме международный инструмент, предназначенный для совсем иных целей, то есть для защиты языков, которые по степени распространения нельзя сравнивать с русским языком в Украине... Не вызывает сомнения направленность хартии на сохранение языкового многообразия Европы путем защиты языков от маргинализации на территориях их традиционного использования за пределами государств, где они имеют официальный статус».

Вследствие такой произвольной трактовки Хартии «русский язык получает возможность официального употребления почти на всей территории страны, становясь в сущности вторым государственным языком...». Представленные проекты (анализируется еще и проект Нестора Шуфрича. — Ред.) предлагают, с одной стороны, слишком большую общую территорию официального признания региональных языков, а с другой — небольшие шансы для реального функционирования всех языков, кроме русского. Кроме официального использования русского языка на определенных территориях, проект Ефремова и Ко предоставляет широкие возможности его использования в масштабах всей страны, еще больше ставя его таким образом в особое положение, сравнимое с положением государственного языка».

Но главным механизмом предоставления русскому языку преимущества над украинским, по мнению научных сотрудников (которое ранее уже высказывалось и другими экспертами, в том числе и на страницах «Зеркала недели»), является «отказ от регулирования употребления языка в негосударственной сфере, что означает согласие государства на свободную конкуренцию языков, в которой, учитывая лучшие стартовые условия, неминуемо будет побеждать русский... Государство должно применять определенные механизмы, которые обеспечивали бы такое употребление украинского, которое соответствовало бы численности говорящих... Такие механизмы «позитивной дискриминации» применяли и применяют многие демократические страны, в частности и относительно своих официальных языков (ярким примером является поддержка французского языка в Квебеке, где она касается не только государственной сферы, но и частной). Такие механизмы особенно уместны по отношению к телевидению и радиовещанию, которые используют ограниченный частотный ресурс, являющийся общенародной собственностью».

В порядке компромисса эксперты предлагают уменьшить долю вещания на украинском с нынешних 75 до 65%, но применить ее не только к круглосуточному вещанию, но и отдельно к прайм-тайму, где «сейчас украинского языка намного меньше» — мягко говоря.

Общий же компромисс научные сотрудники Института политических и этнонациональных исследований предлагают искать в предоставлении русскому языку статуса «выше нынешнего, но ниже государственного». Предоставление русскому языку какого-то «адекватного его месту статуса» стало бы важным для многих его носителей и в психологическом плане — как гарантия сохранения возможностей его употребления в будущем, и в символическом — как признание легитимности самого языка и его носителей... Похоже, впрочем, что научные работники стучат в открытые двери, потому что, кажется, именно такой подход и заложен в статье 10 Конституции.

«Украинскому языку должны быть обеспечены надлежащие условия как родному языку большинства граждан, особенно учитывая ограничение сферы его употребления вследствие длительной политики русификации. Поэтому какие-либо символические и функциональные ограничения роли украинского языка усилили бы конфликтогенный потенциал языковых проблем в украинском обществе... Русский язык надо позволить употреблять тем, кто этого хочет, но ни в коем случае нельзя принуждать к этому тех, кто хотел бы использовать только украинский», — предлагают ученые.

Однако их подходы слишком уж отличаются от планов Ефремова, Симоненко и Гриневецкого, стремящихся «не только обеспечить право части граждан использовать русский язык, но и сохранить унаследованную с советских времен практику активного или по крайней мере пассивного употребления этого языка почти всеми гражданами... Законопроект не содержит никаких механизмов преодоления характерной для украинского общества асимметрии двуязычия, то есть увеличения количества русскоязычных граждан с активным знанием государственного языка. Иначе говоря, вместо защиты языковых прав граждан здесь есть намерение увековечить последствия советской политики русификации».

Итак, украинская наука сказала свое слово в защиту украинского, как когда-то, в начале прошлого века, его судьбой занималась Российская академия наук, которая разбиралась, существует ли такой язык вообще. В недрах НАНУ едва ли найдется какое-либо иное учреждение, которое даст положительную оценку творению Ефремова и Ко. За одобрительными словами авторы проекта могут обратиться разве что к киевскому филиалу Института стран СНГ...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №23, 16 июня-22 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно